15:33В Шагонаре построят новые очистные сооружения

14:45Как проходит строительство вестибюля станции метро «Славянский мир»

14:11Новый торговый центр построили в Зеленограде

13:23Среди россиян растет интерес к побережью Испании как к месту для удаленной работы

12:47742 проекта из 59 стран поборются за статуэтку первого архитектора Петербурга

12:03Когда в Балашихе завершается строительство детского сада на 110 мест

11:33Восстановлены права 279 «обманутых» дольщиков ЖК "Спасский мост"

11:00Реконструкция Крутицкой набережной завершится в 2022 году

10:30Экспертами утвержден проект строительства многоуровневых транспортных развязок на пересечении дороги «Солнцево-Бутово-Видное» с Боровским и Киевским шоссе

09:43Как в Чеченской Республике 757 человек благодаря нацпроекту улучшили свои жилищные условия

09:11Семь пешеходных переходов построят через ж/д пути МЦД-2

08:44Стартовая» площадка в районе Южнопортовый позволит начать переселение жителей в начале 2021 года

18:00В Подмосковье завершили благоустройство в 450-ти дворах

17:16На участке Джанкой – Крым проведут техническое перевооружение железной дороги

16:30Росреестр начнет работу по созданию централизованной системы информационной безопасности с учетом новых технологий

Дачники и деревня: как их сделать союзниками

logo russianconstruction.com
Дачники и деревня: как их сделать союзниками
Поисковые теги: Дачники и деревня Источник фото: фото автора

Массовое выделение участков горожанам для ведения садово-огородного хозяйства в конце 80-х годов уже прошлого столетия имело несколько вполне понятных целей. Прежде всего, конечно, это делалось для насыщения столов городских жителей плодоовощной продукцией, выращенной ими же самими. Как тут не вспомнить чеховский «Крыжовник». К тому же многие «городские» дальними и не очень своими корнями происходили из деревни и копаться в земле не чурались. Практика выделения земли под огороды существовала и раньше, в большей степени – работникам промышленных  предприятий в малых городах страны. Огородников при этом ограничивали в праве на строительство сколь-нибудь приличного домика, запреты были разные, но, имея надел в нескольких километрах от городской квартиры, люди не сильно тужили, тем более, что на участках в отсутствие хозяев частенько озоровала разная шпана.




Другой причиной увлечь народ садово-огородным промыслом стали принятые партией и правительством антиалкогольные меры – людей требовалось занять чем-то серьезным и полезным. Ну, и возросшая с объявлением гласности активность масс начинала настораживать – пусть лучше свободное время проводят в огороде, а не на митингах.

 

Город – деревне, деревня – городу

  Дачи на окраинах деревни Арсаки Владимирской области

 

За три десятилетия вокруг иных сел и деревень, особенно расположенных вблизи железнодорожных станций, выросли целые дачные города. Люди приезжают не только на выходные или в отпуск – на дачах проводят все лето пенсионеры с внуками. Такое, пусть сезонное, но весьма значительное увеличение населения, внесло оживление в спокойное течение сельской жизни. Возникли вопросы к качеству подъездных дорог, и в ряде случаев дачники взяли часть этих забот на себя. Стала активно развиваться торговая сеть, появились магазины стройматериалов, а по садовым товариществам начали разъезжать «автолавки», привозя дачникам продовольствие, в том числе продукцию фермерских хозяйств. На участках, где уже разрешено строительство, потребовались не только материалы, но и рабочие руки, благодаря чему многие деревенские умельцы оказались востребованы и поправили свои дела. Растет число малых предприятий по строительству загородных домов.

  Вот моя деревня…

 

Массовый дачный отдых в летнее время – явление уже сложившееся и требующее внимания со стороны местных властей, которые, отягощенные привычными заботами, проблемы дачников первое время игнорировали. Зря. Год за годом проводя лучшие дни на участке, на ближайшей речке, в лесу, горожане начинают воспринимать «фазенду» и все, что ее окружает, как вторую родину, о которой готовы – посильно – заботиться. Свои дома и внутреннюю инфраструктуру они ремонтируют сами. Им важно, чтобы не отключали надолго свет. Чтобы по дороге, ведущей к станции или в город можно было пройти и проехать в любое время. И еще важно, чтобы вблизи они могли получить необходимую медицинскую помощь, тем более, что речь в первую очередь идет о пенсионерах и детях.

  На дачах все время стройки

 

Несколько лет назад автор этих строк сломал в лесу руку – в районном центре, не без ворчания, но при этом вполне заботливо и профессионально, ему была оказана первая помощь. В московской больнице в разгар лета часть коек пустовала – но по соседству лежали еще два дачника. Один из них свалился с лестницы, другой – проехал по пальцам ноги газонокосилкой. Нагрузка на периферийную медицину летом возрастает – и с учетом этого следовало бы направлять в эти лечебные учреждения медперсонал из столиц. Как – об этом стоит подумать тем, кто об этом думать обязан и соответствующими полномочиями на самом высоком уровне облечен. Можно понять ропот местного травматолога, вынужденного в день вместо тридцати человек принимать по 70-80 и более.  

Чем может быть полезно соседство с горожанами жителям села? Те, кто выстроил за околицей летние домики – вовсе не бездельники. Среди них может быть множество интересных и полезных людей. Которые могут и в сельском клубе выступить, и многое интересное рассказать и показать, и концерт помочь организовать, и патриотический праздник. Многие принимают активное участие в восстановлении порушенных храмов, занимаются благотворительностью, готовы пополнить книжный фонд местных библиотек, проконсультировать по важным вопросам, в том числе и медицинским, и юридическим. Пришло время администрациям сельских поселений повернуться лицом к городским жителям и начать налаживать с ними взаимодействие. Результатом может стать вовлечение сезонно проживающих в сельской местности горожан в совместное решение существующих проблем.

О чистоте лесов, полей и рек 

Столь тесное соседство города и деревни видеть исключительно в розовом свете не получится. Возросшее давление антропогенного пресса на малонаселенные еще недавно земли в первую очередь вылилось в увеличение числа стихийных свалок, появившихся вдоль дорог, ведущих к садовым товариществам. Первое время дачники, располагавшие личным автотранспортом, увозили свой бытовой мусор в город – или до ближайшего мусорного бака. Другие, не особо стесняясь, вываливали его в лес или на обочину проселочной дороги. Еще недавно за околицей каждой деревни существовала общая помойка – и бредущие к электричке или автобусу горожане отправляли туда же свои отходы.

 "Правильная" контейнерная площадка

Однако вскоре в селах организовали вывоз мусора, забугорные свалки запретили, региональные трассы почистили, а в СНТ появились контейнеры, оборотом которых занимаются местные организации. Состояние территорий за границами дачных поселков контролируют соответствующие природоохранные службы.

 Берегут, как могут

 

Однако до идеального состояния здесь еще далеко. Зачастую строительный мусор, оставшийся по завершению работ на участке, недобросовестные подрядчики вывозили не дальше живописной поляны в соседнем лесу. Горы пластика, прочих упаковок, битого стекла и ржавого железа лежат в канавах дорог и разносятся по полям в дни весеннего половодья. Про организацию сбора отслуживших ртутных лампочек и пальчиковых батареек в сельской местности говорить просто смешно. Как и про раздельный сбор мусора. Такую культуру не привить и президентским указом. Но поправить ситуацию можно, если людей заинтересовать материально. Платить за каждую сданную лампочку, батарейку, пластиковую бутылку, алюминиевую банку в пунктах, расположенных в пешей доступности. Даже за рваный полиэтилен, пусть небольшие, копеечные, но деньги, исходя из реалий: за 10-20 километров никто мусор не повезет, бензин дороже. А в ближайшей деревне можно притормозить и сдать, почему нет. И новые рабочие места появятся.

  Мусор в канавах…

 

…И на лесных полянах

 

И еще одно обстоятельство, о котором почему-то не говорят. Лес вдоль железных дорог давно стал местом свалки мусора, который убирают за границу полосы отчуждения путейцы. Допускаю, не все, не всегда и не везде. Но не писал бы об этом, если бы не видел своими глазами кучи того же самого бытового пластика среди деревьев, за которыми мчатся поезда. Наложить штраф при выявлении такого безобразия на соответствующую дистанцию пути совсем несложно, а сигналы с мест подадут деревенские жители и те же дачники, которым по такому лесу ходить и противно, и стыдно, и больно.

  Свалка в лесополосе у железной дороги

 

По мнению ряда специалистов, существующий Лесной кодекс в большей степени нацелен на освоение лесных ресурсов, чем на их сбережение и приумножение. Мы чаще слышим о запретах на сбор грибов и ягод и, конечно, на разведение костров (последнее не оспаривается!), чем о противодействии варварскому отношению к лесу,  выявлению виновных в его порче и загрязнении.

Как бы здесь отдыхалось…

 

Свалки вдоль дорог, железных и грунтовых – это только начальный этап логистической цепочки, в результате прохождения которой тысячи тонн мусора должны скапливаться в определенном месте – на полигонах бытовых отходов, существование и размножение которых сегодня ставит под вопрос благополучную жизнь регионов. Борьба жителей Архангельской области и Коми у всех на слуху. Меньше говорили о другом полигоне, близ деревни Машково, что под Александровом. С запретом нелегальных свалок в Подмосковье сюда потянулась череда мусоровозов. За год мусорная гора выросла чуть ли не втрое, до высоты 15-этажного дома. Народ возмутился. Возникло движение «Народный патруль», активисты которого сумели остановить поток «московского мусора» и взяли сам полигон под круглосуточный контроль. А чтобы не допустить впредь заключения договоров, нарушающих право земляков жить на не отравленной земле и дышать чистым воздухом, пошли на выборы и заняли семь мест в районном законодательном собрании.

 Полигон под г. Александровом

 

Однако до полной победы далеко. «Народный патруль» беспокоит опасность расширения городской свалки близ Машково, а еще более – планы по созданию комплекса переработки отходов на площади в 200 Га у д. Толмачево, что в реальности может обернуться новым, еще более громадным полигоном. «Патрульные» доказывают: на самом деле на таких КПО отбирают не более 10% отходов для вторичного использования, а остальное будет снова сваливаться в зловонные кучи. Тем же чревато и строительство мусоросжигательных заводов – без глубокой сортировки мусора их ядовитый дым может быть и смогут задержать дорогостоящие современные фильтры, но где гарантия, что их не «забудут» установить?

 Дорога на полигон

 

Поэтому правильным, а возможно, единственно верным решением является создание во всех регионах комплексов глубокой переработки отходов, способных превращать мусор в доходы без отравления земли, воды и воздуха, как и без тщетного упования на сортировку его населением перед отправкой в контейнеры. Это возможно, и это уже делается отечественными специалистами на предприятии в Орле. Здесь принимают несортированный мусор, на автоматизированных линиях делят его по габаритам, затем – на фракции, отделяют металл и дальше сортируют уже вручную. Для дальнейшего использования перерабатываются свыше 90% привезенных отходов. Металл, пластик, бумагу, стекло находят своих покупателей. Пищевые отходы также измельчают и, смешав с подсолнечным жмыхом, перерабатывают в корма. Ветошь сжигают в герметичных пиролизных печах, и полученное тепло используют для отопления самого предприятия. ПДК вредных веществ при этом тревоги не вызывают. И мусорной горы на территории комплекса нет. 

Разработанные в России технологии позволят с затратами, на порядок меньшими, обеспечить если не полное решение мусорной проблемы, то резкое снижение ее остроты, как вместе с тем и социальной напряженности, способствующей перетекание ситуации с загрязнением окружающей среды из экологической области в политическую.

 

Наши речки-невелички

  

Россия – страна великих, больших, малых и маленьких рек. Далеко не все проводили счастливые дни своего детства на берегах Волги или Енисея. Но почти каждый помнит маленькую речку, в которой он с отцом или дедом ловил рыбу и учился плавать.  Что с ними сейчас?

 Река зарастает…

Увы, и здесь есть о чем печалиться. Речки (о судоходных водных артериях страны сегодня не говорим), оставшись без хозяйского присмотра мелеют, зарастают и пересыхают. Водные горизонты их опускаются по мере вырубания лесов. И радетелей, препятствующих сбросу в их воды  всякой дряни, явно не хватает.

  Проросшая Рассоловка

 

Речка со смешным названием Рассоловка начинает свой путь на северо-восток от подмосковного Краснозаводска и впадает в реку Дубну на территории Александровского района Владимирской области. А Дубна впадает в Волгу, которую, получается, питают, в том числе и воды малоизвестной Рассоловки.

Река Дубна пересекает Ярославское шоссе. Здесь ее ширина не более 3 метров, а глубина - сантиметров 30, не больше

 

Речка тянется к Дубне на протяжении 16 километров; на ее берегу расположен большой поселок Муханово. Интересно, что это село прежде именовалось Новинками и, как ни парадоксально, стало носить имя своего хозяина, служившего денщиком Петра Первого Ипата Муханова, – но уже после революции. Муханово было знаменито стекольным заводом, выпускавшим флаконы, пузырьки и стекла для керосиновых ламп и за самоотверженный труд в годы войны его работники удостоились благодарности Сталина.

  Один из подъездов к реке завален строительным мусором

 

Завода этого больше нет, и судьба Рассоловки тоже может быть печальной. В нескольких километрах от Краснозаводска она широко разливалась, и пользовалась успехом у любителей отдыха на реке. Но то было лет десять-пятнадцать назад. А сейчас подъезды к ней завалены строительным мусором, а русло стремительно зарастает тростником и кустарником. Видимо, эта речка людям больше не нужна.

 Живописная Сабля неподалеку от плотины

 

Если проехать по Ярославскому шоссе немного дальше, можно увидеть другую речку, с гордым названием Сабля – не ту, что течет по Угличскому району и впадает в Нерль Волжскую, а другую, поменьше, приток Кубри. У населенного пункта Лисавы, перед  плотиной река тоже сильно заросла.

  Но зарастает и Сабля

 

Значение малых рек с названиями, идущими из седых времен и от угро-финских племен, ассимилированных славянами – Куйменка, Сулать, Воржехоть, Пажа, Воря, Молокча, Каменка – она же Кидекша, Рассоловка, она же Куньеме – непосвященные недооценивают. Однако из двух с половиной миллионов рек России таковых, длиной до 25 км, подавляющее большинство, и они дают почти половину речного стока страны, а по их берегам проживает почти 90% сельского и свыше 40% городского нашего населения. Эти данные приводились на парламентских слушаниях «Экология малых рек России: проблемы и пути их решения».  Поддерживая природное равновесие, речки наполняют русла средних и больших рек, но при этом очень чувствительны к слишком активному использованию их собственных ресурсов и хозяйствованию на территории водосбора. Вода из них используется на орошение и бытовые нужды, а возвращается, загрязненная различными химическими и органическими соединениями и, к тому же, не вся, а лишь две трети того, что забрали. На малых реках строили малые ГЭС. Со временем их выводили из эксплуатации, принимая электроэнергию от более мощных электростанций, но о самих речках не сильно беспокоились и расчисткой русел не занимались.

  Речка Горел (Горелый) Крест

 

На реки совсем малые внимания не обращают совсем. Подумаешь, ручей пересохнет. Этой весной из-за проливных дождей разлилась крошечная речка Горел Крест у села Волохово, что во Владимирской области. Вода бурлила, сбивала пену и качала на своих волнах… горы пластиковых бутылок, целлофана и разного тряпья. Мусор в речку годами летел с грунтовой дороги, ведущей к нескольким, расположенным один за другим, дачным поселкам. А речка между тем со своей седой историей: когда-то на берегу ее стоял монастырь, сожженный в XVII  в. польскими интервентами, и пылающий крест был сброшен в воду.

  В г. Струнино реки Черная и Горел Крест встречаются

 

Сотнями в год исчезают с лица нашей земли малые реки, а за ними мелеют большие, и вот уже нарушено сквозное судоходство по Волге, хотя основной причиной уменьшения судоходных глубин здесь называют техногенный фактор. В комплексе мер по спасению системы малых рек названы высадка лесов и кустарников по их берегам, охрана ключей и родников, прекращение осушения болот в их истоках, контроль хозяйственной деятельности, запрет распашки на склонах, сокращение необоснованного водопотребления и ряд других водоохранных мероприятий. Публикуются научные статьи, защищаются диссертации. Но время идет, и его может не хватить. А мы по-прежнему устраиваем свалки по берегам еще живых речек и равнодушно смотрим, как прутьями  кустарника прорастают их русла и зеленеет когда-то прозрачная вода, а неподалеку разрастаются плантации борщевика.

  Борщевики в два человеческих роста

 

«Смычка города с деревней» – лозунг столетней давности. Конечно, нелепо призывать к возвращению разнарядок «на картошку», памятных старшему поколению. Однако включение дачников в провинциальный социум – с должным уважением и вниманием к их заботам более чем целеобразно. Им же тоже неинтересно приобретать участки и строиться на них, чтобы затем вдыхать отравленный воздух, прогуливаться среди разбросанного мусора, тратить драгоценное время на поиски мест для купания и лечить ожоги от рукотворного зонтичного монстра. Возможно, они могут помочь, вот только об этом их пока никто не спрашивал.

 У плаката «Звери против мусора» в Томилино

 

Евгений ШАПОЧКИН

 

 

 

 

 

 



Похожие публикации

Все по теме: Дачники и деревня



Партнеры