16:08Выяснилось, где в районе Щукино будет построен жилой дом по программе реновации

15:34Что происходит с ЖК «Царицыно» сегодня

14:01Мэрия одобрила застройку на территории Бадаевского завода

13:04Кому стал доступен дом по реновации в Черемушках

11:45Как можно будет попасть в строящийся детский сад, в Южном Чертанове

11:06В рамках нацпроекта стартует строительство четырех ФАПов в Подмосковье

10:47Московские стройки ждут молодых профессионалов

10:16Одобрена трассировка газопроводов в районах Ростокино и Щукино

09:43В первом полугодии на дорожных стройках Москвы проведено более 300 проверок

09:08«Россети ФСК ЕЭС» приступила к финальному этапу реконструкции подстанции 500 кВ «Ногинск»

18:31В Московском построят дорогу от Киевского шоссе до Радужной улицы

17:37Необычный детский сад появится в Щелково в 2022 году

16:41Министр строительного комплекса МО доложил о ходе строительства социальных объектов в 2020 году

15:51Что за новую школу строят в Мытищах

14:36В Краснодаре приступают к строительству второй очереди дублера Яблоновского моста

Ждать ли в Москве венецианского льва

logo russianconstruction.com
Ждать ли в Москве венецианского льва
Поисковые теги: Венецианская биеннале биеннале архитектуры русский павильон в Венеции Венеция Источник фото: archi.ru, yandex.ru

Не так много времени осталось до следующей, 17-й Венецианской биеннале архитектуры. Она пройдет с 23 мая по 29 октября 2020 года. Событие для мирового архитектурного процесса знаковое. В этом году комиссаром российского павильона на выставке неожиданно назначена итальянка - президент некоммерческого Фонда современного искусства V-A-C (Виктория - искусство быть современным") Тереза Мавика, а его куратором - архитектор Ипполито Лапарелли. Свою концепцию павильона кураторы попытались обрисовать на открытой встрече с российскими архитекторами и студентами архитектурных вузов в Музее современного искусства ММОМА, что в Ермолаевском переулке. Только вот...суть этой концепции так и осталась для многих загадкой. Почему? Об этом рассказывает наш обозреватель.




Мы разные, но можем быть вместе

…Надо сказать, что зал Музея ММОМА на встрече с итальянскими гостями был забит до отказа. Пришли студенты чуть ли не всех московских архитектурных вузов. Ведь предварительно был объявлен конкурс на лучшее архитектурное решение пространства самого здания, в котором развернется российская экспозиция, и будущие архитекторы хотели поподробнее узнать о его условиях.

Как известно, темой 17-й Венецианской архитектурной биеннале, заявленной ее «генеральным» куратором Хашимом Саркисом, стал актуальный вопрос, занимающий профессиональное сообщество: «Как мы будем жить вместе?». Именно на него предстоит «ответить» и национальному павильону России.

Архитектор из Ливана Хашим Саркис - новый куратор Венецианской биеннале

Хашим Саркис – ливанский и американский архитектор и педагог. У него свое архитектурное бюро в Бейруте. А учебные программы и академические публикации профессора Саркиса посвящены архитектуре развивающихся регионов мира и проблемам «зеленого» строительства. 

Новый куратор считает, что нам нужно новое отношение к пространству. В условиях растущих политических разногласий и усугубляющегося экономического неравенства он призвал архитекторов вообразить пространства, в которых мы могли бы быть вместе. Архитекторам, приглашенным в этом году для участия в биеннале, предложено привлекать к своему проекту представителей других профессий: художников, строителей и ремесленников, а также политиков, журналистов, социологов и обычных граждан.

Архитектор – творец, а заказчик – барин

- Моя задача – задавать вопросы, - честно призналась на встрече в ММОМА Тереза Мавика. – У меня создалось такое впечатление, что все предыдущие выставки, которые делались в павильоне, грешили некой «отчетностью». Что такое павильон? Обычно это место, куда приходят и делают в нем выставку. Для меня павильон – несколько иное: здесь можно и нужно задавать вопросы. Простая «отчетная» экспозиция мне, как куратору, неинтересна.

 Тереза Мавика - комиссар российского национального павильона на 17-й биеннале архитектуры в Венеции. Фото: archi.ru

Тереза Мавика призналась, что ей не столь важно получить высшую награду биеннале – «Золотого льва», сколь – авторитетно и заметно высказаться. И сделать это, естественно, средствами архитектуры и искусства.

Присутствующий на встрече главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов поддержал Терезу в этом стремлении.

- Лично я с воодушевлением жду эту работу, - не скрыл он. – Хотя бы потому, что нынешняя команда, надеюсь, не будет скована в свободе своих высказываний. Когда  у тебя есть официальное финансирование, и ты от него зависишь, ты, к сожалению, не всегда можешь прийти в павильон и сделать то, что тебе хотелось бы.

Сергей Кузнецов - главный архитектор Москвы, участник дискуссии 

Сергей Кузнецов не скрыл, что с большим удовольствием делал экспозицию для биеннале 2016-го года, когда Россия привезла в Венецию тему реставрации легендарной выставки страны – ВДНХ. Но если речь идет о высказывании, которое бы «возбуждало умы», то, заказчик, если он есть, всегда, в определенном смысле, сдерживает творца, творец не вполне свободен в своем волеизъявлении.

А что до венецианских львов, то, да, у нас, россиян, как-то принято «притаскивать» с выставок призы, добытые в честном соревновании «шкуры» в виде премий и званий, - продолжил свою мысль Сергей Кузнецов. А без них вроде бы и участие – не участие. По мнению главы архитектурного ведомства, призы – это, конечно, важно. Но интересное высказывание все же важнее.

Куда поедет «машина для перфомансов»

Итак, от нынешней биеннале ждут высказывания, которое бы «…возбуждало умы». Но вот тут-то на встрече и начались разночтения в понимании.

 Участники дискуссии в ММОМА: Тереза Мавика, Иполито Лапарелли, Сергей Кузнецов. Фото: archi.ru

Ипполито Лапарелли заговорил о том, «…как интересно приглашать людей разных поколений», о том, что «…архитектура – это не вакуум, а одна из важнейших дисциплин», и что «биеннале – это момент времени, где есть свои требования и нужно показывать новое каждый раз», и дальше по поводу того, что «…молодое поколение архитекторов демонстрирует состояние российской архитектуры», и «…мы решили в дискуссиях отразить время», «мы в ожидании того, что придет».

Но аудитории хотелось больше конкретики. 

- «Объясните, пожалуйста, коллегам, в чем идея биеннале!», «Чем привлекателен тот open-call, который вы хотите бросить? «Будут ли сформулированы проблемы, которые нужно будет решить с помощью архитектуры и дизайна?» – сыпались со всех сторон вопросительные реплики в адрес кураторов.

- …Вы будете представлять архитектуру огромной страны. Сегодня у нас нет консенсуса ни по одному проекту: что-то незаконно сносится, что-то, без согласования с горожанами, возводится. В российской архитектуре все бурлит, Найдет ли это бурление отображение в идеологии национального павильона? – прозвучал особо радикальный вопрос из зала.

А профессор архитектуры, преподаватель школы «МАРШ» Евгений Асс высказался и вовсе откровенно:

- …Не очень ясна задача предлагаемого соревнования (конкурса на организацию пространства в павильоне – прим. авт.). Не очень понятно бытование этой биеннале. Вы хотите запрограммировать способы использования национального павильона России на 10 лет вперед – это очень ответственно. И тут встает вопрос: а что надо-то? чего от нас хотят организаторы? на основании какой идеологии мы должны предложить свое решение?

 Профессор школы МАРШ Евгений Асс

Ответом на бурную реакцию присутствующих стало признание Ипполито Лапарелли: у нас есть несколько историй, которые преобразят павильон в машину для перфомансов. Речь идет о новой концепции использования здания.

Ну, наконец-то. Хотя бы чуть-чуть приоткрылась завеса тайны. Правда, какие именно истории и какая концепция имелись в виду, так и осталось «непроговоренным». Возможно, намеренно. Некоторые предположили, что кураторы хотят сохранить интригу, специально размывая цели и задачи павильона и его нового образа.

«Неконфетное» состояние не мешало интересной экспозиции

Как выяснилось на встрече, эксплуатировать павильон предполагается практически постоянно, а не раз в два года, в периоды открытия выставок. Причем, предлагается распланировать его работу на десятилетие вперед - тут у кураторов есть ясность.

Здание павильона будут ремонтировать, сейчас оно находится в плачевном состоянии. Как рассказал Ипполито Лапарелли, возможно, будет изменена схема потоков посетителей: откроют террасы, ныне закрытые.

- В этом случае, павильон получит вход не только из садов Джардини, которые сегодня являются платными, но и со стороны лагуны, - уточняет Тереза Мавика.

 Российский национальный павильон в Венеции

Общеизвестно, что павильон достаточно неудобен по планировке. Правда, кураторы сразу предупредили: нет, переделки конструктива не будет, ведь постройка - это памятник архитектуры, спроектированный выдающимся зодчим Алексеем Щусевым. Допустимы лишь небольшие внутренние изменения. Так, предыдущие кураторы, затевали, например, «игру» с лестницей, ведущей на второй уровень: одни ее закладывали, другие, наоборот, пробивали.

Сергей Кузнецов, не раз участвовавший в биеннале, считает, что сложность  внутреннего пространства – это не минус, а плюс, интереснее его преодолевать, изобретать какие-то нестандартные решения. От этого и экспозиция становится интереснее. А в скучной прямоугольной коробке – коей, например, является скандинавский павильон – что же изобретешь!

Как сообщил Ипполито Лапарелли, существует ряд параметров, по которым российская постройка не соответствует нормам итальянского строительного законодательства. Все это будет приводиться в соответствие.

А поскольку павильон – историческое, «намоленное», место, нужно не потерять его дух. Он должен сохранить идентичность, приобрести большую доступность, не только в физическом, но и в идейном плане.

Как будет использоваться павильон в течение десятилетнего периода. у кураторов пока четкого понимания нет. Но вряд ли, по их мнению, это будет постоянное выставочное пространство. Скорее, что-то экспериментальное.

 Выставки из России всегда встречали с большим интересом

И все же, считает профессор Евгений Асс, как павильон будет выглядеть, и как люди в нем будут двигаться – это все второстепенно, Если уж на то пошло, ненадлежащее состояние павильона никогда не мешало экспозиции быть интересной. Думать нужно о другом – о смыслах. Пока никакой архитектурной тематики, которая перестроит жизнь павильона на 10 лет вперед, не просматривается.

Вопрос о том, какой же месседж должна посылать миру экспозиция, которая расположится в российском национальном павильоне в ходе биеннале и на последующие долгие десять лет – пока остается без ответа.

Что в итоге

Возможно концепция павильона – отсутствие концепции? Почему бы, собственно, и нет? Ведь не зря куратор российской части биеннале Ипполито Лапарелли назвал свой проект «Open!» - открыто! Во всяком случае, как оказалось, заявленная на нынешней, 17-й, биеннале тема – «Как нам жить вместе» - оказалась, на удивление, актуальной. Нам еще друг друга понимать и понимать. И учиться правильно расшифровывать месседжи, посылаемые друг другу.

Елена МАЦЕЙКО



Похожие публикации




Партнеры