13:19Где в Москве Госинспекция по недвижимости обнаружила нелегальный хостел

12:02Запланировано строительство двух дополнительных станций на маршруте МЦД-2 в районе Митино

11:11На Общественном совете при Росреестре обсудили совершенствование электронных сделок с недвижимостью

10:31Омская РЭК не может разобраться с «мусорным тарифом»

10:09К пожарному депо в поселении Филимонковское построят подъездную дорогу

09:34Что послужило отключению трех энергоблоков Калининской АЭС

08:54Сколько добавят денег из бюджета якутским сёлам на благоустройство

18:07Чем примечательна будет новая строящаяся школа в Подольске

17:26Зачем в Москве будут перерабатывать более 2 млн кубометров грунта

16:40В Соловецком монастыре переделают проект музея, строительство которого приостановило ЮНЕСКО

15:57Что за волшебный детский сад появится в поселении Московском

15:04В рамках развития маршрутов МЦД-1 и МЦД-2 построят 12 пешеходных переходов

14:16За восемь лет Собянин и его замы потратили 700 млн рублей на полеты на частных самолетах

13:42Минтранс выступил за строительство платной дороги Москва-Казань вместо новой м7

12:51Когда построят путепровод в районе улицы Пруд Ключики

Какой национальности ваш ландшафт?

logo russianconstruction.com
Какой национальности ваш ландшафт?
Поисковые теги: Источник фото:

В Москве прошел XXI Международный фестиваль «Зодчество-2013»


Для дальнейшего чтения материалов, пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.

В Москве в выставочном комплексе «Гостиный двор» 23 и 24 декабря прошел XXI Международный фестиваль «Зодчество-2013». Организаторы обозначили его тему как «национальный ландшафт». Но чаще в устах организаторов звучало «русский национальный ландшафт».

На пресс-конференции перед открытием фестиваля смысл этой темы обозначили как стремление решить проблему утраты российской национальной идентичности в городской среде. Собственно, на это были нацелены и представленные на фестивале проекты участников. Этому же был посвящен «кураторский манифест», который был обозначен в так называемой «кураторской зоне».

Встречают по… кураторской зоне

Первое, что видел «всяк входящий» в выставочный зал Гостиного двора, где разместился нынешний фестиваль — длинный и весьма широкий серый мрачный коридор, ведущий через весь «двор» от одного входа до другого. На серые стены местами проецировались полупрозрачные изображения разных зданий и городских ландшафтов. Посередине красовался огромные матерчатый шар (не вполне понятно, что означающий), а поодаль — черные прямоугольные колонны, в небольшие ниши которых были вмонтированы миниатюры храмовых зданий белого цвета. Все это навевало ощущение чего-то траурного.

 Как пояснила на пресс-конференции куратор фестиваля Ирина Коробьина, это должно было символизировать стены бетонных зданий в современных городах и отражать неоднозначное состояние нынешней отечественной архитектуры. И правда, где-то посередине разместился «куб», собранный из псевдо «железобетонных» панелей (на самом деле из пластиковых), в котором воссоздали интерьер малогабаритной квартиры с читающей книгу бабулей внутри. И, собственно, все. Не считая газона из искусственной травы, да сколоченных из фанеры скамеек (на которых в тонких платьях садиться не следовало, дабы платье не попортить).

Идея «кураторского манифеста» проста и незамысловата: мол, погрязли в бетонной серости, а от природы остались только скамейки, на которые извели последние березки, да местами зеленая травка.

Только вот надо ли было на выражение столь несложной мысли тратить примерно третью часть экспозиционной площади, причем такой недешевой, которая находится в самом центре Москвы? При этом все остальные экспоненты были скрыты за этими громадными серыми стенами, и чтобы их увидеть, нужно было заходить сквозь извилистые коридоры-лабиринты. А может, просто экспонентов было мало, вот и решили превратить самую главную часть экспозиции в серый коридор? А может, их как раз потому и было мало, что не захотели располагаться по скрытой от глаз посетителей периферии? Но то, что их было меньше, чем на предыдущих фестивалях, было понятно без подсчетов. Равно как и в зоне детской экспозиции было представлено гораздо меньше детских школ и студий, чем даже на не очень удачном прошлогоднем «Зодчестве».

Собственно, я столь подробно «распространяюсь» на эту тему именно потому, что президент САР Андрей Боков обратился к журналистам на пресс-конференции с предложением высказать свое мнение об экспозиции нынешнего фестиваля. И, честно сказать, на фоне сладко-хвалебных откликов коллег из архитектурно-градостроительных изданий, не хотелось быть тем мальчиком «во всем коричневом», который портил бы всем настроение на школьном утреннике. Но теперь утренник позади и можно испортить. Что называется, во благо будущего. Нынешнее оформление фестиваля просто ужасное. Причем от фестиваля к фестивалю оно становится все хуже. Что будет на следующем — посмотрим.

Как «подстричь» архитектуру?

Одно логично вытекает из другого. И очень похоже, что столь неудачное (с моей точки зрения, с которой, кстати, были согласны некоторые маститые архитекторы, с которыми удалось поговорить «в кулуарах», и которые, вероятно по тем же причинам, что и я, не озвучили свое мнение публично) оформление связано с той самой темой, которой это оформление подчинили.

Потому что сама тема — «национальный ландшафт» — выглядит как-то надуманно. Пытаясь прояснить для журналистов, что кроется за этой фразой, Ирина Коробьина, директор Музея Архитектуры им. Щусева и куратор фестиваля, сказала примерно следующее: национальный ландшафт страны формируется ее архитектурой. Родные березы и осины мы можем увидеть и в Канаде и в Финляндии, но когда мы видим церковь Покрова на Нерли, видим Собор Василия Блаженного, когда мы видим Адмиралтейство в Питере, мы понимаем, что вот она перед нами, Россия.

Про церковь и адмиралтейство — понятно. Ну а дальше? Ведь не из храмов и адмиралтейств состоит наша страна. Что же это все-таки такое — «национальный ландшафт»?

Признаться внятного ответа, в том числе о том, каковы критерии этого понятия, автор этих строк так и не получил. Несмотря на то, что напрямую задал вопрос президенту САР Андрею Бокову. Оно и понятно: какие критерии могут быть у столь неконкретного и весьма образного понятия? Однако о чем тогда говорить, если нет критериев?! В общем, г-н Боков в конце концов сформулировал свой ответ примерно так: в архитектуре наших городов не должно быть откровенно уродливых, портящих вид, вызывающих, аляповато и непрофессионально сделанных объектов.

Да кто ж с этим спорит?! Но только тут уже речь переходит в сугубо профессиональную плоскость, и причем тут «национальный ландшафт»? И ведь вопрос этот не праздный и так долго говорю о нем не из-за занудства. Вопрос чисто практический: как же проектировать (и, стало быть, строить), чтобы оставаться в рамках «национального ландшафта»? Да и вообще, можно ли «подстричь» современную архитектуру под некую «национальную гребенку»? И нужно ли? Увы, нет ответа!

И когда немного позже в тот же день я разговорился с бизнесменом-строителем, который у себя в одном из городков одной из центральных областей собирается построить несколько довольно высоких для таких небольших «таунов» жилых домов, он очень удивился в ответ на мой вопрос, впишутся ли эти его дома в «русский национальный ландшафт». Он сказал: я бизнесмен и буду строить дома максимально экономически выгодные (речь шла об этажности, конфигурации и конструкции здания, типе и дизайне фасада и т.д.).

Тогда чего же посвящать некоей теме целый фестиваль, если тема эта весьма зыбка и не понятна?! Быть может, нужно было бы сформулировать конкретные, всем понятные и доступные критерии проектирования и строительства, которые позволили бы не только сохранить историческую архитектуру, но и создавать новую, причем не в ущерб сложившимся силуэтам разных городов? Возвести эти критерии в ранг закона и — вперед, господа архитекторы, строители и инвесторы! Строим новую Россию в духе русского национального ландшафта?!

Лучше меньше, да лучше?

А вообще, зачем нужно придумывать фестивалю тему? Разве нельзя просто отразить на нем то, что сегодня происходит нового и показать проблемы, которые волнуют российскую архитектуру и градостроительство? Не зацикливаясь на чем-то одном. Ведь архитектурный фестиваль — не научная конференция для «узких» профессионалов.

Да и проводить такие фестивали ежегодно вряд ли есть смысл. Что бы ни говорили энтузиасты, при столь частом проведении насыщенность фестиваля выхолащивается, яркость восприятия приглушается, финансовых и организационных проблем не уменьшается. Быть может, взять пример с других, например, с производителей лифтов, которые проводят свою большую международную выставку «ЛифтЭкспо» в Москве раз в два года? Да, кстати, не только они одни идут таким путем.

Думается, в таком — двухгодичном — цикле «Зодчество» стало бы долгожданнее, ярче, интереснее.

Михаил ЗИБОРОВ

Фото Строительство.RU



Похожие публикации



Партнеры