15:58Выяснилось, как в Новосибирской области депутаты стерли с лица Земли две деревни

15:18Дорогу около станции метро «Ольховая» проверили с помощью георадара

14:21Из-за чего в Курске жители выступают против строительства свинокомплексов

13:46Каким будет обновленный НИИ детской онкологии в Москве

12:32Кто будет стоить дорогу от Ярославского до Дмитровского шоссе

11:38Доплачивать за квартиры по реновации согласились 0.1% жителей столицы

11:05Нападение на прораба в Петербурге закончилось уголовщиной

10:20В Ясенево снесли «сказочный» самострой

09:46В Свердловской области обнаружилась нехватка мусорных контейнеров

09:09Как чиновники насмехаются над малым бизнесом

18:20Как китайцы роют тоннели под Москвой

17:29Пассажиры увидят необычный дизайн станции «Печатники» на БКЛ

16:47Резиновое метро или как в столице появится еще шесть станций

15:00В Казани хотят выселить людей из 60 «аварийных» квартир

14:06Власти Москвы готовы выделить на здравоохранение 90 миллиардов рублей

Уроки Хакасии: готов ли наш стройкомплекс оперативно реагировать на такие ЧС

logo russianconstruction.com
Уроки Хакасии: готов ли наш стройкомплекс оперативно реагировать на такие ЧС
Поисковые теги: Источник фото:

После пожаров в Хакасии нужно было быстро построить качественное жилья. Но под рукой не оказалось ни нужных стройматериалов, ни готовых проектов. Почему?


Для дальнейшего чтения материалов, пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.

Апрельские пожары в Хакасии оставили без крова сотни семей. Пострадало около 40 населенных пунктов. По данным Минстроя Республики Хакасия, в регионе полностью сгорели 1414 жилых строений. Восстановление пострадавших от пожара поселков началось сразу после того, как были разобраны завалы. Перед строителями встала колоссально сложная задача: в короткие сроки построить в сибирском регионе качественное жилье для сотен семей.

В качестве генподрядчиков были определены шесть организаций: «НБС—Сибирь», «Авик», «Промстрой», «Черногорскотделстрой», «Абаканская строительная компания» (все из Хакасии) плюс «Монолитстрой», чьи подразделения работают в разных регионах страны.

Затем добавились еще три генподрядчика — местные Мехколонна №8, «Катэкстройкомплекс» и по рекомендации Минстроя РФ — межрегиональная компания «Комплексные инженерные системы». Помимо этого на субподряде работало около 50 организаций практически из всех регионов страны.

Однако строительные организации, напрямую задействованные в восстановительных работах, столкнулись с целым рядом проблем.

 

Газобетон возили за 1200 км

Как известно, после всех треволнений в п. Шира, где домов сгорело больше всего, собрали сельский сход. Народ постановил: новое жилье строить из газобетона.

— Газобетон — материал, который как нельзя лучше подходит для этого региона. Он не горит, не дымит, не впитывает влагу, не дает усадки, — рассказал в интервью нашему журналу президент Ассоциации строителей России, строитель с огромным стажем Николай Кошман. — У этого материала прекрасная несущая способность: отечественная нормативная база позволяет возводить здания высотой до 5 этажей. А значит, можно строить школы, больницы, детские сады…

Вдобавок скорость возведения зданий из газобетонных блоков в 6 раз выше, чем, например, из кирпича. Бригада из 5 человек за неделю может сложить дом порядка 100 кв. м. А в Хакасии сроки играли решающую роль.

Решить-то решили. Но оказалось, что на сотни верст окрест нет ни одного производства с подходящей технологией. То есть в Хакасии практически отсутствует индустрия стройматериалов. В итоге возить газобетон пришлось аж за 1200 км — из Новосибирской области.

— Решение далось сложно, — признается Николай Кошман, который курировал строительство от лица строительной общественности. — Вначале казалось, что транспортировка «скушает» всю экономию, которую с таким трудом выгадывал заказчик. Но потом оказалось, что это была чуть ли не единственная альтернатива.

Имея удобный конструктив, дома в Хакасии собирали буквально за два дня, а отделывали за месяц. Самой тяжелой была заливка фундамента — 15-сантиметровой армированной бетонной плиты.

— Мы подключились к восстановлению на самом начальном этапе, — рассказывает Олег Малахов, генеральный директор компании «Бетолекс» (г. Искитим Новосибирской области). — Всего в Хакасию было поставлено около 80 тыс. куб. м ячеистого газобетона, 12 тыс. из них поставило наше предприятие.

Вместе с новосибирцами восстанавливали Ширу, где выгорело 365 домов, Саяно-Шушенский завод автоклавного бетона, Ангарский завод ячеистого автоклавного бетона и еще несколько предприятий строительного комплекса из соседних регионов.

— Если вначале были некоторые задержки с выплатами поставщикам стройматериалов, то на сегодня заказчик практически рассчитался с нами по поставкам, остались незначительные платежи, — сообщил нам Олег Малахов.

Но после ЧП в Хакасии в полный рост встал другой вопрос: а почему, собственно, в таком достаточно крупном регионе стройиндустрия полностью отсутствует?

— Это, конечно, непростительный просчет, — считает Николай Кошман. — Думаю, что в свое время была допущена организационная ошибка, когда Минстрой отдал часть своих функций в этой сфере Минпромторгу. Результат — раскоординированность действий и «неукомплектованность» ряда регионов предприятиями строительного профиля.

 

Не уложились в стоимость 1 кв. м

Согласно федеральному законодательству, принятому в связи с пожарами в Хакасии и Забайкалье, верхняя планка стоимости жилья установлена в 40 тыс. руб. за 1 кв. м. За основу был взят типовой дом площадью 33 и 42 кв. м, где предусмотрены горячее и холодное водоснабжение, теплый санузел (ванная и унитаз) и водоотведение (септик). При этом учитывались затраты по доставке мобильных бетонных заводов, спецтехники и строителей из других регионов.

При расчете жилищных потребностей погорельцев руководствовались законодательно установленными типоразмерами домов. Дом для одиноко проживающего гражданина должен был иметь площадь 33 кв. м. Для семьи из двух человек — 42 кв. м, из трех — 54 кв. м, для семьи из четырех и более человек, не являющейся многодетной, — 72 кв. м. Для многодетных и больших семей — 90, 108, 126, 144 и 160 кв. м в зависимости от величины семьи и площади ее прежнего дома.

— Правда, проблемы с квартирографией (объемно-планировочные решения, которые объединяют в себе конструктивные, архитектурные, эксплуатационные и экономические составляющие строящегося зданияРед.) в процессе строительства все равно возникали, — признается Сергей Баклыков, гендиректор НБС «Сибирь», компании-генподрядчика, восстанавливающей жилой фонд в Хакасии.

— Мы строили 294 дома в двух районах и трех муниципальных образованиях, кроме того, прокладывали два водопровода: в Краснополье Алтайского района и Черногорске, — продолжает Сергей Геннадьевич. — На сегодня основная часть порученного нам жилого фонда построена, остались поздние судебные решения — как раз те, где жители оспаривают ту «квадратуру», которую им «положило» государство.

Иногда случалось так, что дом уже построили, а человек приносил судебное решение с иной «квадратурой». И это создавало сложности.

Вообще, по словам Сергея Баклыкова, жители очень часто вмешивались в процесс строительства: «…А здесь у меня линолеум загнулся», «А вот тут обои неровно поклеены…» и т.д.

— Понятно, что людям хотелось сказки, до этого-то многие жили в деревянных домах с удобствами на улице, — говорит строитель. — И понятно, что пострадавшие семьи воспользовались предоставившимся случаем и, что называется, «сели на заказчика», в роли которого выступало государство. Но мы старались отнестись к этому с пониманием. По возможности откликались на все просьбы.

В итоге многие компании, принимавшие участие в восстановительных работах, не уложились в те самые 40 тыс. руб. за 1 кв. м, которые были заложены в проекты в качестве плановых.

— Мы отстраивали пострадавшее село Усть-Бюр Усть-Абаканского района, это 66 домов, — рассказывает исполнительный директор другого генподрядчика, «Абаканской строительной компании», Анатолий Кайнаков. — У нас собственный завод ЖБИ, мы занимаемся панельным домостроением. Поэтому использовали для строительства не газобетон, а железобетон. Кроме того, дополнительно прокладывали водопровод — в этом районе не было централизованного водопровода.

В итоге, по словам директора, сработать с прибылью не удалось. Дело в том, что квадратный метр в домах с большей площадью стоит дешевле. В малометражных же домах стоимость 1 кв. м увеличивается. Вот и получилось, что в доме площадью 33 кв. м себестоимость «квадрата» достигла 70 тыс. руб., тем более что железобетон — материал не из дешевых.

— А наша компания решила усложнить себе задачу, — дополняет картину Сергей Баклыков. — Сделали дома на тяжелых фундаментах, чтобы был полноценный этаж под котельную. По средствам получился перерасход: в 40 тыс. за 1 кв. м не уложились. По некоторым домам доходило до 53 тыс.

— Конечно, моральное удовлетворение мы получили, хотя и сработали без прибыли, — признается Сергей Геннадьевич. — Но если честно, то нам эта стройка далась очень нелегко: колоссальная ответственность, постоянный прессинг со стороны различных властных структур, административных органов. Но карму «почистили», это, конечно, радует…

 

Проекты делались буквально на коленке

Не секрет, что восстановление в Хакасии началось с проектов, сделанных очень оперативно, практически «на коленке». Каждая из организаций вкладывала в общую копилку те проектные решения, которые можно было запустить с ходу, на скорую руку.

В результате позже потребовалось готовить исполнительную документацию буквально по каждому дому, чтобы обосновать стоимость построенного жилья.

Сейчас многие говорят о том, что для таких случаев необходимо создавать банк или реестр готовых решений. Это позволит сэкономить бюджетные деньги, не допустив перерасхода.

У ряда компаний уже сейчас есть типовые решения по малоэтажному строительству, которые те готовы предложить в такой реестр.

— Ведь в чем сегодня ошибка Минстроя? — размышляет наш уважаемый эксперт Николай Кошман. — Помнится, в 2003—2004 годах было сильное наводнение, которое затронуло весь Дагестан, Чечню, Ингушетию, Краснодарский край, Кабардино-Балкарию. В результате пострадало около 65 строений. За 3,5 месяца мы построили все здания и все восстановили. А почему? Да потому что тогда у нас работали проектировщики, была организована экспертиза, мы сами занимались ценообразованием. За решением любого вопроса не надо было ехать в Москву — все оперативно согласовывалось на месте.

А в Хакасии, по словам Николая Павловича, получился разрыв проектно-сметной и собственно строительной части. В итоге строили во многом по несогласованным проектам.

— …а нет согласованных проектов — нет и исполнительной документации, нет исполнительной документации — нет и актов на оплату, — добавляет «красок в картину» Олег Малахов. — Вот и вышло, что у строителей возникли достаточно ощутимые проблемы с оплатой выполненной работы.

— Сильно затянулся процесс приемки домов по таким проектам, — подтверждает Сергей Баклыков. — Ведь каждый дом нужно освидетельствовать, проверить объемы. На сегодня у нас не принято около 100 домов. Мощностей УКСа Минстроя Хакасии не хватает для того, чтобы ускорить эту процедуру. На сегодня заказчик нам должен около 100 млн руб.

С тем, что нужен банк готовых проектов для подобных ЧС, согласен и Анатолий Кайнаков. Но, по его мнению, первое, что должно здесь учитываться, это регион: где-то сейсмичность большая, где-то ветровые нагрузки значительные, где-то мерзлота, где-то затапливает и пр. Для каждого потенциально опасного района должно быть свое решение. И второе: нужно соотноситься с имеющейся в регионе строительной базой.

Что греха таить, восстановление сгоревших домов в Хакасии шло нужными темпами во многом еще и потому, что туда несколько раз лично приезжал Владимир Путин. Но неужели у нас все вопросы по-прежнему будут решаться в режиме ручного управления? Никак без Президента не можем…

Как рассказал нам Николай Кошман, Ассоциация строителей России разослала письма в МЧС, Минобороны и другие профильные ведомства с предложением заложить запас из нескольких сотен домов в наиболее рискованных регионах: Хабаровский край, Амурская область, Забайкалье, Хакасия и др. Не дай Бог, опять случись что — у пострадавшего региона уже будет необходимый жилой резерв. Да и у тех, кто этот регион станет восстанавливать, проблем будет поменьше.

 

Три месяца — это много или мало?

— Напомню, что пожары уничтожили дома в апреле. И три месяца, за которые появились фактически новые поселки, я считаю очень коротким сроком, — говорит первый замминистра строительства и ЖКХ РФ Леонид Ставицкий. — Впервые мы смогли создать оптимальную систему помощи пострадавшим.

Ставицкий напомнил, что для решения этой проблемы в Минстрое РФ был создан координационный штаб. Соответствующие штабы в Хакасии и Забайкалье плотно работали с людьми, определяя, кому и что нужно.

— Если раньше в домах не было света и централизованного водоснабжения, то теперь они у них есть, — с удовлетворением констатировал Леонид Оскарович. — Там, где не было возможности провести центральное водоснабжение, бурили скважины и создавали системы очистки воды для каждого дома. Это огромная работа: создать с нуля линейное сооружение, колодцы, водозаборы, водоочистку...

Как недавно сообщил министр строительства Хакасии Сергей Новиков, по состоянию на сентябрь планировалось к строительству 1246 домов. В контрактах между правительством Республики Хакасия и Минстроем РФ значатся 1173 дома, в которые въедут 3403 человека. Еще почти по восьми десяткам домов остались нерешенные вопросы: идут повторные суды и выносятся решения.

 

Нужны ли преференции для тех, кто строит быстровозводимое жилье

ЧС в Хакасии высветило и еще одну проблему. Как известно, государство очень заинтересовано в строительстве дешевого и быстровозводимого жилья. А газобетон — материал, который как нельзя лучше подходит для решения таких задач. Есть ли какие-то преференции для предприятий, выпускающих такие экономичные стройматериалы?

— К сожалению, система торгов за подряд сегодня поражена коррупционными схемами, — говорит Олег Малахов. — Компании, где трудятся 2—3 человека, которые работают «в черную», резко роняя цены на рынке, зачастую выигрывают тендер. Итог? Некачественно построенные объекты.

По мнению Олега Малахова, не цена должна быть определяющей на этих торгах. Сейчас крупные производители перестали участвовать в торгах, даже для выполнения государственных программ.

— В последнее время мы «задружились» с муниципалитетами и строительными организациями, которые при них существуют, — продолжает Олег Малахов. — Это организации, которые давно существуют и неплохо строят. Обычно они заключают договор на проектирование по техзаданию, которое заложил муниципалитет. А мы уже подписываем свой договор по поставкам газобетона на этот проект.

Между тем необходимость господдержки таких предприятий очевидна. Это очень помогло бы двинуть вперед программу строительства жилья для малообеспеченных слоев населения. В том числе и для людей, пострадавших в результате стихийных бедствий и других ЧС.

Елена МАЦЕЙКО



Похожие публикации



Партнеры