15:19Строительство дома по программе реновации в Царицыно завершат в 2020 году

13:40Преподаватели ТГАСУ создали Томское региональное отделение Союза реставраторов России

12:30На Можайском гидроузле модернизировали насосную станцию «Колочь»

12:03Светильники в виде самолета украсят станцию БКЛ метро «Авиамоторная»

11:07В Бутырском районе построили поликлинику для детей и взрослых

10:30Станцию «Кунцево» МЦД-1 соединят теплым переходом со станцией «Можайская» БКЛ

09:50Семь объектов в центре столицы исключили из перечня долгостроев

09:14Что случилось на утром на красной ветке метро

17:00За пять лет количество станций в метро увеличится до 310

15:53Что за 800 автобусов будут ездить по столице, за 12 миллиардов

14:55Пока Путин подписывает резолюцию по AI в деревне Жувам состоялось торжественное открытие отремонтированной дороги (фото)

14:09Работу над Стандартом комплексного развития территорий завершат в 2020 году

13:01Где в районе Ивановское построят очередной жилой дом по программе реновации

12:04На платформах метро «Авиамоторная» и «Лефортово» БКЛ завершаются отделочные работы

11:03Зачем понадобился капитальный ремонт Электрозаводского моста

Ефим Басин: «Строителям нужна новая культура взаимоотношений»

logo russianconstruction.com
Ефим Басин: «Строителям нужна новая культура взаимоотношений»
Поисковые теги: Источник фото:

Строительная отрасль пережила непростые времена кризиса и постепенно возвращает утраченные позиции. Это видно даже невооруженным глазом — большинство долгостроев 2008-2009 годов сейчас ожили, достраиваются, а многие уже и сданы. В регионах опять появились десятки подъемных кранов. Каковы же ближайшие, как теперь модно говорить, вызовы для строительной отрасли? Об этом мы беседуем с президентом Национального объединения строителей, членом президиума Торгово-Промышленной палаты России Ефимом БАСИНЫМ.



Для дальнейшего чтения материалов, пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.

Ефим Басин: «Строителям нужна новая культура взаимоотношений»

По объемам освоения средств мы перешагнули за 5 триллионов рублей в год

Строительная отрасль пережила непростые времена кризиса и постепенно возвращает утраченные позиции. Это видно даже невооруженным глазом — большинство долгостроев 2008-2009 годов сейчас ожили, достраиваются, а многие уже и сданы. В регионах опять появились десятки подъемных кранов. Каковы же ближайшие, как теперь модно говорить, вызовы для строительной отрасли? Об этом мы беседуем с президентом Национального объединения строителей, членом президиума Торгово-Промышленной палаты России Ефимом БАСИНЫМ:

— Ефим Владимирович, как Вы можете охарактеризовать нынешнее состояние строительной отрасли? Что в ней происходит?

— В ней происходит то же, что и во всей стране:идет напряженная работа. Безусловно, нельзя сказать, что достигнуты огромные успехи - мы зависим от внешнего мира, от мировой экономики, и те остатки первого финансового кризиса и испуги, связанные с новым, конечно, негативно влияют на инвесторов, а косвенно — и на строителей. Но отрасль постепенно развивается, и об этом говорят, прежде всего, факты. Конечно, было некоторое падение объемов строительства в 2008 году, когда резко сократились инвестиции, многие инвесторы, в том числе, и правительство, отказались от ряда начатых объектов.

Сейчас все это восстановлено, мы вышли на докризисный период. По объемам освоения средств мы перешагнули за 5 триллионов рублей в год — таких цифр мы в своей истории еще не достигали. Выпуск основных строительных материалов и конструкций растет от 8 до 26% в год по таким основополагающим материалам как стеновые материалы, цемент, отделочные материалы, стекло, утеплители и т.д. У нас все больше и больше производится строительных материалов, отвечающих мировым стандартам, то есть, конкурентоспособных на рынках. Многие из них делаются на импортном оборудовании, но это наши рабочие места, наша продукция и налоги. По крайней мере дефицита стройматериалов больше нет. Увеличив выпуск цемента на 14%, мы практически полностью обеспечиваем нужды строительной отрасли.

Многие пугают нас вступлением в ВТО, говорят, что мы погибнем. Конечно, некоторые отрасли будут испытывать тяжелые нагрузки, такие как сельское хозяйство, производство сельскохозяйственных машин, потому что там есть гораздо более дешевые и производительные импортные машины. Но я думаю, что те меры, которые принимает правительство, те условия, которые оговорены в процессе 17-летних переговоров, какие-то преференции этим отраслям принесут.

Что касается строительной отрасли, я не вижу здесь больших сложностей, скорее, наоборот: я считаю, что повысится конкуренция, это заставит наших подрядчиков и проектировщиков работать лучше, эффективнее, дешевле, строить быстрее и качественней. Да они уже довольно давно работают бок о бок со своими иностранными коллегами — на нашем рынке присутствует очень много иностранных строительных компаний. Они работают на таких же условиях, как и наши организации, вступают в саморегулируемые организации, получают допуски на производство работ — безо всяких преференций. У нас работают канадцы, немцы,австрийцы,турки, которые еще в 90-е годы особенно полюбили Газпром, а сейчас тем более. Хорошо работают сербы, голландцы специализируются на гидротехнических объектах. Так что здесь все будет нормально.

Есть небольшой вопрос в части стройматериалов и конструкций, которые могут завозиться из-за рубежа. Но здесь самое главное — установить нормативные барьеры, чтобы некачественная продукция не попадала на наш рынок. То есть, не запрещать ввозить, а запрещать ввоз некачественной продукции. На это тоже есть механизмы, есть технический регламент, который надо утвердить и в рамках Таможенного союза, ив рамках ЕврАзЭС.

Так что, кроме развития конкуренции, улучшения инвестиционного климата, связанного с повышением доверия инвесторов к России, я думаю, ВТО больше ничего страшного не принесет. И инвестиции будут увеличиваться.

Другое дело, что когда заказчик подписывает договоры с иностранной компанией, все это происходит более четко и прозрачно. С нашими компаниями, особенно с небольшими, заказчики особо не церемонятся — могут заключить договор, допускающий разночтения, а вот с иностранцами такой номер не пройдет. Там все очень четко, часто на основе международных договоров ФИДИК: график и объемы финансирования, начало и окончание строительства и т.д. Нашим заказчикам придется учиться работать в международном поле, а от этого должна повыситься культура договорных отношений в целом.

— Заказчики и строители с давних пор взаимно недовольны друг другом: строители говорят, что техзадания меняются на ходу, заказчики жалуются, что сметы берутся с потолка, а потом срываются сроки строительства и т.д. Можно ли примирить эти стороны? Или их помирит только ВТО?

— Если уповать в этом вопросе только на ВТО и ничего не делать - ничего и не получится. Нужно повышать культуру производства, ответственность, договорную дисциплину, да и штрафовать тоже — причем обе стороны.

А у нас часто заказчик диктует подрядчику свои условия, прописывает санкции за срыв срока, за невыполнение плана, и в то же время к заказчику санкций нет ни за срыв стабильности финансирования, срыв сроков предоставления площадки и разрешения на строительство, ни за несвоевременную поставку оборудования, если это лежит на заказчике. Получается игра в одни ворота, а это неправильно. Иностранцы такого не допустят.

— Иностранцы не только не понимают наши договоры, для них и наши цены на строительство — загадка. Почему, например, наши дороги такие дорогие? В 2-3 раза дороже, чем в Европе?

— Действительно, нас критикуют, что мы дорого строим, дороже, чем в Америке и в Германии. Но, прежде, чем такое говорить, надо проанализировать составляющие этой цены. За рубежом, например, под строительство дороги площадка освобождается сразу — то есть, снос, перенос различных сооружений, отвод и выкуп земли, снос деревьев или леса — все это делается вне сметы на строительство дороги. У нас все это сваливается в стоимость строительства. Более того, сегодня у заказчиков стало модно назначать строителям только цену строительства, а все остальное он должен укладывать в эту цену — проект, изыскания, освоение площадки, получение разрешения на строительство, согласования с экологами, Минприродой, рыбаками, археологами и т.д. С одной стороны, это может быть и справедливо — инвестор дал деньги, а другим пусть занимаются специалисты. Но надо, чтобы работы были оценены правильно.

Вот и получается, что дорога стоит столько, сколько нужно затратить на выкуп земельных участков и сооружений на этих землях, которые сейчас находятся в частной собственности. Могу привести пример: мы сейчас строим дорогу Москва-Минск (М1). Там попадает под снос частный дом. Так вот этот частник запросил 115 миллионов рублей за свой домик, которому красная цена 6-8 миллионов! А снести его можно только через суд, которые работают крайне медленно. В результате — простой, а это тоже накладывается на стоимость и сроки проекта. Стройка затягивается — затраты увеличиваются.

Еще одна неразрешимая проблема, если новая дорога прокладывается через лес. Я еще понимаю, если мы идем по частным землям, но когда мы строим федеральную трассу на деньги федерального бюджета, заказчик — Росавтодор, а в полосу отвода этой дороги попадает федеральный лес — мы годами решаем вопрос вырубки леса. Ходим по кругу по всем этим структурам, теряем годы! Такого на Западе вообще не может быть. Там либо сразу не разрешат вырубать лес и будут искать другое место для дороги или же, если запроектировали и согласовали проект, лес будет убран очень быстро. Поэтому там и строят дешевле.

Так что работы у нас впереди очень много, и прежде всего, по разработке четных и понятных правил игры, хороших нормативных документов, по формированию принципиально новых взаимоотношений между всеми участниками строительного рынка.



Похожие публикации



Партнеры