15:27В промзоне «Руднёво» создадут сеть автодорог

14:05Где в Иркутской области построят новую школу

13:06Нямдинскую площадь изучат за 309 млн рублей

12:00В Алексеевском районе Самарской области пройдут дорожные работы

10:55Как планировать бюджет строительного объекта

10:21На склонах уральской горы Известная построят два кресельных подъемника

09:37Кабины для самого высокого колеса обозрения доставлены из Венгрии в столицу

09:20В центре Почты России и группы ВТБ в Хабаровске прошли первые тестовые запуски

08:51У метро «Белорусская» появится парк с зонами для работы на «удаленке»

17:59Выяснилось, где в Хорошёвском районе построят макаронную фабрику

17:23Благоустройство Центральной площади в Красноармейске выполнено на 27%

16:30«Ленстройтрест» выводит в продажу полностью меблированные квартиры

15:53Металл Профиль расширяет ассортимент фирменной металлочерепицы

14:30Ирек Файзуллин доложил о создании Фонда развития территорий

13:50Два дома в районах Ивановское и Перово начнут заселять по реновации

Парки – банкроты или драйверы развития территорий?

logo russianconstruction.com
Парки – банкроты или драйверы развития территорий?
Поисковые теги: Парки – банкроты Источник фото: yandex.ru

Поиск идентичности и развитие общественных пространств малых городов – тема дискуссии, развернувшейся на борту АРХ Парохода 2021, которая завязана не только на подходах и механизмах развития городских территорий, работе с культурными ландшафтами, формирующими новый бренд места, но и на финансовой модели устойчивого развития территорий. 




Московский опыт развития общественных городских пространств продолжает активно масштабироваться на регионы. Региональные правительства выделяют гранты, объявляют конкурсы на благоустройство общественных пространств, обеспечивают финансирование, считая при этом парки убыточным предприятием.

Концепция развития общественных пространств выходит сегодня далеко за рамки озеленения и расстановки МАФов: эти проекты работают с памятью места, решают проблемы экономики, формируют городские сообщества. Однако, в недавнем исследовании результатов конкурса на малые города и исторические поселения Счетная палата РФ сообщила, что хотя на 1 января было реализовано 166 из 240 проектов-победителей (69,2%),  заявленный социально-экономический эффект от их реализации, на которую было потрачено 15 млрд бюджетных рублей, «не достигнут в полном объеме».

«В России нет ни одного самоокупаемого парка и не появится еще в ближайшие лет двадцать, - констатировал архитектор Никита Маликов. – Для того, чтобы парковая территория начала окупаться, на ней должна располагаться коммерческая недвижимость, соизмеримая с площадью  этого парка. То есть, по сути – торговый центр. В Европе 50% парков, реализованных за последние 5 лет, уже объявили себя банкротами. Благоустройство – дело не окупаемое, но, безусловно, нужное. И нам еще только предстоит понять, как создать общественное пространство, которое работает и мы, как и весь мир, только в самом начале этого пути».

По мнению Дмитрия Ойнаса, создателя креативного кластера в Коломне и бренда «Коломенская пастила», говоря об экономике парков и общественных пространств, важно сразу определиться, кто считает и как считает. Сады и парки, их экономика - это синергетическая экономика города. Если город заинтересован в создании таких пространств, он должен рассматривать их как составную часть экономики города.

Участники АРХ Парохода-2021 поделились с чиновниками и девелоперами опытом выстраивания отношений с городом в контексте развития территорий и совместного проектирования с горожанами.

Так, Александр Порошкин (MAP architects) рассказал о своем опыте поиска смыслов, которыми наделены территории и способах реализации новых проектов общественных пространств на примере обустройства парка в Красноярске, заказчиком которого выступила компания «Русал». Компания переводит часть своих сотрудников в Красноярск  и им важно сформировать в городе комфортные и привлекательные условия для жизни в городе. Для нового общественного пространства в городе нашлась территория центрального парка, по границе которого проходит железная дорога. «Она фактически пересекает центральный парк. Поезда ездят по часовой стрелке. И нам пришло в голову сделать проект под названием «назад в будущее». Мы сохраняем здание центрального вокзала, делаем парк скульптур, и дальше продвигаемся по ходу движения поезда, расставляя МАФы с отсылом в дизайн-коде к тайге. Так, в дизайн детских площадок мы интегрировали столбы, есть у нас и платформа «будущее», где инвестор проекта будет демонстрировать свои разработки. Обыграли мы и связь с водой, взяв паттерн Енисея и наложив его силуэт на дорожку в парке. Словом, использовали все элементы, которые были на обширной территории в 15 га и просто грамотно организовали пространство, внедрив в него новые коммерческие зоны: рестораны, СПА, прокаты». Бюджет на реализацию создатели этого проекта оценили в 500 млн руб. на первый год. Общий объем инвестиций в проект составит примерно 1 млрд 200 тыс. руб.

В коллаборации с бюро «Новая земля» Михаил Бейлин (Citizenstudio) предложил на конкурс Минстроя проект под названием «Бетонные сады Острогожска» на месте бывшего завода в 100 км от Воронежа. «Когда в начале 90-х собирались строить вторую очередь завода, завезли сюда огромные бетонные фермы. После банкротства завода они так и остались лежать на земле. Вся территория, а это 10 га, усеяна этими фермами, через которые проросли деревья. И мы предложили сделать на месте бывшего завода ландшафтный парк, где оставшиеся бетонные конструкции и фермы будут интегрированы в ландшафт. Мы добавили деревянные подиумы, дорожки и МАФы, использовав те материалы, которые уже были на территории. Это очень простое, экономичное решение с минимальной архитектурой. Главное, что за всем этим практически не надо ухаживать», - делится архитектор.

Помимо грантовых историй и девелоперских инвестиций, сегодня более 160 проектов развития общественных территорий реализуется на деньги, выделенные Минстроем. Но сейчас конкурсы федерального масштаба теряют свою актуальность, - уверен Олег Распопов (YO architects). «За последнее время мы реализовали несколько таких проектов в малых городах России. Все они так или иначе финансировались не только из госбюджета, но и за счет частных инвестиций девелоперов, занимающихся комплексным освоением территорий», - уточняет эксперт, приводя в пример благоустройство для города Сосенки, и заявку, поданную на рассмотрение администрации города Кимры. «На развитие общественных территорий в малых городах сейчас выделены деньги. Но такая возможность случается раз в 10, а то и в 30 лет. Поэтому  крайне важно правильно выбрать место, которое будет благоустроено. При этом мало кто понимает, что конкретно хотелось бы сделать на той или иной территории, что именно нужно городу – парк или набережная. Зачастую парки, которые все так хотят, не выполняют свой функционал, потому что оказываются вынесены за пределы существующих городских маршрутов: зимой они пустуют, а летом все уезжают на дачу, и все наше программирование попросту не работает. Поэтому мы всегда стремимся рассматривать имеющиеся ресурсы территории – исторический контекст, есть ли пешеходный трафик и коммерческая ресурсоемкость пространства - недвижимость, которую можно использовать для местного бизнеса».

Иногда в малых городах нужно просто оставить все как есть, считает Михаил Шатров («МАРШ лаб»). «Мы стараемся обнаружить, что именно нужно показать, мы усиливаем идентичность. Бывает, что люди стесняются своей идентичности, как это случилось с городом Мышкин, в котором люди устали от этого бренда, хотя поколение назад они его с успехом продавали.

В  Тюмени, где мы исследовали по заказу Норникеля территорию Речного порта, мы сделали реестр городских сервисов, креативных индустрий, нашли пассионарных людей, которые формируют культуру в городе. Затем собрали их на  воркшоп и начали договариваться. И в результате мы точно знаем, в каком месте какой будет бизнес. Т.о. наша экономика территории будет даже если не прибыльной, то точной – мы точно знаем, где и что будет работать».

Конкурс Минстроя, считает Михаил, это самый дорогой образовательный проект в России. Учатся и девелоперы, и чиновники, и горожане. Архитекторы же благодаря участию в нем осознали, что архитектурная составляющая – это только 25 процентов проекта.

«Эта программа действительно задумывалась как образовательная – подтвердила Наринэ Тютчева (АБ «Рождественка»). – С самого начала мы знали, что будут ошибки, не все будет получаться. Но с каждым годом понимание становится все глубже, вопросы – серьезнее. Архитектор из специалиста, выполняющего чью-то волю, должен стать полноценным актором градостроительного процесса, найти точный язык высказываний, сформировать новую эпоху в развитии нашей архитектуры».



Похожие публикации

Все по теме: Парки – банкроты




Партнеры