08:51На месте старого Южного порта появится квартал с пассажирским причалом

17:41Москва досрочно выполнила годовой план по строительству жилья

17:04Зданию библиотеки ИНИОН РАН в Черёмушках вернут прежний облик

16:13НПО «Микроген» планирует построить в Перми новую площадку для производства вакцин

15:18Трамвайное депо на Шаболовке в Москве реконструируют

13:53На северо-западе столицы появится новый жилой микрорайон с сопутствующей социальной инфраструктурой

12:55Эпидемическая ситуация на стройках Москвы под постоянным контролем

12:04Программу льготной ипотеки на частные дома для молодежи запустят в России

10:39Кислородная станция появится в Подольской детской городской больнице

10:09Новый автоцентр ввели в эксплуатацию в Подольске

09:38Завершено строительство почти 13 километров дорог на территории бывшего завода ЗИЛ с начала реализации программы

09:19Получено разрешение на строительство жилого дома по реновации в районе Фили-Давыдково

09:03В Кузбассе появится межрегиональный центр подготовки профессионалов строительной сферы

18:01Опыт по возведению COVID-центра в ТиНАО используют на других стройках

17:24В поселке Октябрьский построят многоэтажный дом

Её называли Северной Оптиной

logo russianconstruction.com
Её называли Северной Оптиной
Поисковые теги: Северная Оптина архитектура Зосимова пустынь Источник фото: фото автора

На холме, прозванным Святым, неподалеку от железнодорожной станции Арсаки, высятся нарядные и строгие, словно сошедшие со страниц русской сказки, строения Свято-Смоленской Зосимовой пустыни, одного из четырех монастырей Александровского района Владимирской области. Храмовый комплекс, признанный объектом культурного наследия — место легендарное, намоленное и, в то же время людям невоцерковленным мало знакомое. Тем не менее, эти храмы, стены с башнями и братские корпуса обители — не только святыни православной России, но и подлинный образец архитектуры второй половины XIX века, стоявшей, как васнецовский витязь, на распутье. Архитектуры выбора, называемой эклектикой, и таких направлений в ней, как «русский стиль» и «кирпичный стиль».




На берегу Молокчи

Молокча вблизи монастырских стен

 

Густые, труднопроходимые леса по краю Владимирского Ополья, через которые тянулись пути к Москве, Переславлю и другим древним русским городам, не всегда были надежной защитой от захватчиков. Предполагают, что некогда стоял здесь над маленькой речкой Молокчей (Молохчей) разрушенный в Смутное время интервентами монастырь, но к концу XVII века от него уже ничего не оставалось, и здешние земли, принадлежавшие теперь  дворянам Тимоновым, называли Ульяниной пустошью, по имени одной из прежних владелиц, Ульяны Зворыкиной.

Сюда из Троице-Сергиевой Лавры удалился искавший уединения схимонах Зосима. С собой он принес икону Смоленской Божией Матери – вероятно, поэтому предполагается, что родом Зосима происходил именно из Смоленской губернии. На заросшем лесом холме пустынник поселился вместе со своим келейником Ионой, срубил небольшую часовню, выкопал колодец, потом развел огород и устроил пасеку. Вскоре к старцу присоединились другие монахи, и в новую обитель потянулись за советом и наставлениями паломники. Среди них были не только простые люди — часто посещала Зосимову пустынь любимая сестра Петра I царевна Наталья Алексеевна. После кончины праведника, завещавшего похоронить его как можно проще и скромнее, царевна направила на погребение большую сумму денег и попросила владимирского архиерея произвести отпевание отшельника, а затем поручила поставить еще одну часовню – над могилой.

Св. Зосима Владимирский

 

Многие монахи осиротевшей пустыни разошлись по другим монастырям. В 1722 г. обитель упразднили, но через несколько лет восстановили, правда, не надолго. В эти годы к часовне и святому колодцу вновь пошли богомольцы, и в их числе сосланная Анной Иоанновной в Александров дочь Петра, будущая императрица Елизавета. В 1763-м часовню передали в ведение приходского храма близлежащего села Никульского. Тогда и родилась традиция совершать на праздник Преображения крестный ход из Никульского в Зосимову пустынь, завершая праздник ярмаркой. Недовольный этим столпотворением помещик Иван Тимонов в 1798 г. добился переноса икон из часовни в другую церковь, а саму часовню превратил в хлев. Но, по местным преданиям, птицы и свиньи на другое же утро издохли, а вскоре не стало и самого владельца, после чего имение переходило из рук в руки.

Смоленская икона Божией Матери

 

Обитель угасала и возрождалась вновь. К разрушенной часовне над могилой Зосимы по-прежнему приходили со своими тревогами люди. Спустя полвека очередная владелица продала здешний лес под вырубку известным александровским купцам И. Ф. Баранову и П. С. Зубову. Среди деревьев возвышался простой липовый крест с врезанным в него небольшим медным крестом — и вдруг лесорубы увидели  рядом с ним фигуру монаха с кадилом в руках. Необъяснимые явления продолжались; была открыта выложенная камнем могила и сохранившийся гроб — но тут, по свидетельству сторожа Симеона Ермолаева, грянул гром, разразилась гроза, запылали деревья… Пожар  прекратился после того, как по пустыни сторож и рубщики двинулись процессией с крестом в руках.

Тогда над могилой старца вдовой уже скончавшегося И. Ф. Баранова вновь была поставлена часовня.

Пустынь еще не раз меняла владельцев, пока в 1874 г. эти земли не были подарены Троице-Сергиевой Лавре. Братия во главе с иеромонахом Прокопием возобновила службы в часовне. Следуя примеру старца Зосимы, завели пасеку и огород. Часовню перестроили в камне. Прокопий, позже принявший постриг и именем Порфирия, сумел найти понимание у московского купца Д. М. Шапошникова. Тот переселился со всей семьей в обитель, и в 1889 г. его стараниями к часовне пристроили алтарь, трапезную, объединив всё под одной крышей. Рядом вырос братский корпус. Тогда же, при устройстве полов в храме, были обретены мощи старца Зосимы.

Пора недолгого расцвета

Северная стена монастыря. Святые ворота и братские корпуса

 

Вид, который можно было бы назвать современным, если бы не последующие разрушения, монастырь приобрел благодаря трудам наместника Троице-Сергиевой Лавры архимандрита Павла (Глебова) и назначенного им строителем (1896), а затем — игуменом обители иеромонаха, впоследствии — схиигумена Германа (Гомзина). В 1900 г. освятили собор Смоленской иконы Божией матери, поднявшийся над могилой Зосимы, в верхней точке холма. Обитель, с тех пор именуемую Свято-Смоленской Зосимовой пустынью, окружили крепостные стены с четырьмя угловыми башнями и одной, разбивающей южную сторону ограды на два прясла. Над западной стеной поставили рубленые настоятельские покои.  Святые ворота монастыря выходили на север, на почти прямую дорогу к станции Арсаки. К западной воротной башне примкнул келейный корпус, выстроенный на средства великой княгини Елизаветы Фёдоровны. В нем поселился пришедший из Москвы протопресвитер Федор (Соловьев), принявший постриг с именем Алексия.

Келейный корпус

 

«Тогда здесь была такая глушь, такая тишина, кругом лес, и деревья близко подходили к кельям, так, что ветки их качались у моего окна, а по ним часто прыгали белки», — писал о. Алексий.

Обитель быстро наполнилась монахами, трудниками и паломниками и стала одним из главных центров духовной жизни страны и старчества. Под последним понимается особый вид духовного наставничества прежде всего над братией, но также и над мирянами. Овдовевшая великая княгиня Елизавета Фёдоровна, которой судьба уготовила праведную жизнь и мученическую кончину, здесь, в Зосимовой пустыни, также приняла схиму и вместе с сестрами основанной ей Марфо-Мариинской обители, получала наставления и утешение от старца Алексия. В монастыре побывали Павел Флоренский, Николай Бердяев, Сергей Булгаков, послушником, а затем и монахом обители стал видный чиновник министерства юстиции С. Е. Кожухов.

Св. Алексий

 

Именно старцу Алексию на Всероссийском Поместном Соборе в ноябре 1917-го было поручено вынуть жребий, определивший имя первого после двухсотлетнего перерыва Патриарха Всея Руси; им стал московский митрополит Тихон (Беллавин).

Так случилось, что в те же годы, что строилась и укреплялась Смоленско-Зосимова пустынь, завершали земной путь прославленные старцы Оптиной пустыни, и, может быть, еще и поэтому монастырь над тихой Молокчей стали называть Северной Оптиной.

Архитектура выбора

Свято-Смоленская Зосимова пустынь. Западная стена и угловая башня

 

Конец XIX века в русском зодчестве — эпоха эклектики и модерна. К тому времени архитекторы, делегировав инженерам выбор материалов и конструкций вместе с расчетами, сосредоточились на творческой переработке и последующем воплощении в камне и дереве накопленного за века наследия. Эклектика, отвергая эталоны и шаблоны, разрешала автору применять формы, соответствующие его предпочтениям, видению, восприятию заказа. Строгость классического ордера уступает первенство прагматичности и комфорту. Отныне форму стремятся связать с назначением здания. Под влиянием растущего интереса к истории своей земли и окружающих ее европейских и азиатских стран складываются новые каноны: храмовому зодчеству в большей степени приличествуют древнерусские и византийские черты, для зданий финансовых учреждений следует обратиться к образцам флорентийского Ренессанса, где, собственно, банковское дело и зарождалось, театры строить в стиле архитектуры эпохи Людовика XV и т.п. - так описывает сложившиеся тенденции выдающийся ученый, историк и теоретик архитектуры А. В. Иконников.

Богатеющее купечество видит в насыщенности декором отражение своей успешности. Путешественники привозят на родину красочные изображения иноземных архитектурных шедевров. Российские предприниматели заказывают для себя роскошные особняки, жертвуют крупные суммы на возведение и благоустройство храмов и монастырей и — вкладывают средства в строительство доходных домов, многоэтажных, многоквартирных, в облике которых доминирует монотонная сетка окон. Архитектурная выразительность фасада (игра объемами отодвинута в прошлое, внешний вид прочих стен также значения не имеет) зависит от решения входных групп, оконных обрамлений и простенков, иногда — крыш, где применимы декоративные стенки-аттики, мансарды с чердачными окошками и люкарнами, украшенные лепниной или литьем граненые купола.

Кирпичные узоры Смоленского собора

 

Повсеместно используется кирпич, дающий возможность воспроизвести практически любой декор — древнерусский, готический, барочный. Спор западников и славянофилов, коему, если пристально вглядеться в историю, нет ни начала, ни конца, приводит к разделению направлений поиска на готическое и русское, причем они вовсе не враждебны друг другу и порой неожиданно сливаются на стенах заметных построек эпохи, искусно друг друга уравновешивая.

 Готика и узорочье в архитектурном решении фасада

 

Присмотримся к архитектурным решениям собора Зосимовой пустыни. Монохромная поверхность кирпичных стен одноглавого трехапсидного храма щедро украшена каменным декором, свойственным эпохе русского узорочья. Окна обрамляют наборные полуколонки. Пояса городков и сухариков в разных сочетаниях охватывают карнизы. Лопатки по углам здания отделаны квадратными углублениями-ширинками, а над ними устроены нишки в форме килевидных кокошников, и эта тема продолжается ввысь, до самого барабана, где диктует геометрию кровли. В центрах прямоугольных нишек выступают бусинами обточенные кирпичи. Южный портал и соседствующие с ним окна украшают белоснежные гирьки (для большей выразительности отдельные элементы декора белили или раскрашивали в разные цвета). Но завершаются порталы готическими вимпергами, над которыми возвышаются главки притвора и двух приделов, освященных, один — в память Зосимы и Савватия Соловецких, другой — Архангела Рафаила.

 

Декор монастырских стен

 

Еще один прием зодчего отразился как в декоре монастырских стен, где вполне объясним, так и в оформлении барабана храма. Здесь в основании устроен пояс кокошников, над ним — изящный аркатурно-колончатый пояс, выше — отбитые валиками сухарики, а над ними — поддерживаемый городками карниз. Но этот узор принимает форму бойниц навесного, варницкого боя, напоминая об устройстве крепостных стен русских твердынь. Бойницы на стенах также декоративные — врага в сердце Руси больше допускать не собирались, да и фортификационное значение кирпичных монастырских стен к этому времени ослабло. Поэтому западная стена являет собой декоративное разнообразие — тут и поребрик, и пояс язычков — ступенчатых кронштейнов, поддерживающих профилированный карниз, и геометрический орнамент, и выразительные лучковые оконные перемычки.

Святые ворота и надвратная Всехсвятская церковь

 

Другой примечательный архитектурный объект, с которого и начинается знакомство паломников и туристов с обителью – Святые ворота монастыря с устроенной над ними Всехсвятской церковью. Над белоснежным цоколем поднимаются четыре круглые башни, немного расширяющиеся к основанию и связанные переходом с высокой четырехскатной кровлей. По центру скатов эффектно выступают строенные окошечки-люкарны с килевидным завершением. Здесь декор скромнее, но ритмичный рисунок городков и сухариков в оформлении проемов и карнизов также присутствует, а главным украшением становится сама усеченная пирамида покрытия и шатры башен, форму кровли которых задают помещенные в основания кокошники. Барабан центральной главы Святых ворот также опирается на четверик из спаренных кокошников, соединенных в верхних частях щипцами, при этом барабан с аркатурой и основание выкрашены в контрастирующий белый цвет. Декор дополняют аттики с просечными подзорами, поднимающиеся над карнизами с северной и южной стороны, столь часто встречаемые в барочной и классической архитектуре.

Колокольня – то, что от нее осталось

 

Над восточной стеной поднималась надвратная колокольня с проездом в нижнем четверике и двумя башенками, завершенными изящными шатрами. Поверхность сооружения щедро украшена поясными декором, а шатры опираются на килевидные кокошники. В годы войны верхние ярусы колокольни разрушили, чтобы они не служили ориентиром для немецких бомбардировщиков. На барабаны сохранившихся завершений шатров нанизаны, как кирпичные браслеты, пояса с декоративными окошками, повторяющими рисунок люкарн, прорезающих грани кровли. Не менее изящны образованные восходящими ломаными линиями («с переломами») шатровые покрытия башен ограды, напоминающие шатры-дудки суздальских колоколен. Они опираются на кирпичные полукруглые зубцы.

Здесь была трапезная с храмом Сергия Радонежского

 

На втором этаже трапезного корпуса был устроен храм пр. Сергия Радонежского — сейчас в здании располагается детский сад, и оно выделяется лишь изящным барочным аттиком над северным фасадом. В целом, говоря об архитектуре Смоленско-Зосимовой пустыни, можно приводить ее как образец храмового зодчества конца XIX столетия.  Но этому удивительному архитектурному ансамблю вскоре предстояли еще более суровые испытания.

Когда наступило время безверия

Уцелевшая северо-восточная башня

 

По роковому стечению обстоятельств, а может быть, Божьим промыслом обитель начинала возрождаться в непростые времена судьбоносных перемен для страны, когда люди острее нуждались в мудром слове, укрепляющем веру и чистоту помыслов. Старец Зосима пришел на берег Молокчи накануне крутых петровских преобразований. Второй расцвет Смоленско-Зосимовой пустыни состоялся в преддверии русских революций, снесших многовековую монархию и пошатнувших православные устои. В третий раз монашеское служение здесь возобновилось после распада Советского государства, спустя 70 лет, как последний монах покинул свою келью.

Всего к 1917 году здесь насчитывалось до 100 монахов, которым помогали добровольные трудники. В обители не только молились, принимали паломников и писали иконы: монахи переплетали книги, столярничали, пекли хлеб и просфоры, занимались токарным ремеслом, малярной работой, трудились в кузнице, работали на скотном дворе, лудили посуду и шили одежды.

Св. Герман

 

После установления Советской власти Смоленскую Зосимову пустынь превратили в сельскохозяйственную артель. Монахи трудились и демонстрировали при этом неплохие показатели. Но дни обители были сочтены. Схиигумен Герман предсказывал: пока он жив, монастырь не закроют. Так и случилось: настоятель преставился в январе 1923 года, а уже осенью, в сентябре, монахов с насельниками из обители выгнали. Ценности изъяли. Отец Алексий вместе со своим келейником переехал в Сергиев Посад, где спустя пять лет скончался. Другим святым отцам, перебравшимся в Москву, в Высокопетровский монастырь, повезло меньше: аресты, ссылки, казни. Одна из икон в Смоленском храме — «Собор Зосимовских святых» — изображает семерых канонизированных монахов пустыни, и рядом со св. Зосимой, Германом и Алексием написаны еще четверо праведников, принявших страдания за веру. Семерых святых дала русскому православию Смоленско-Зосимова пустынь.

Крест на месте надкладезной часовни

 

После изгнания монахов здесь разместили детский дом, а потом всю территорию с постройками передали воинской части. К колодцу, расположенному за монастырской оградой, между тем продолжали пробираться паломники, на праздники приходили  верующие. Тогда часовню над ним разрушили до фундамента, а в источник стали сливать отработанные горюче-смазочные материалы. И источник иссяк. Остатки бетонной будки с надписью «Огнеопасно» можно видеть и сегодня. Вода вновь появилась, когда в пустынь вернулись монахи и расчистили колодец — теперь над ним установлен памятный крест.

Напоминание о воинской части

 

В братских корпусах поселились семьи офицеров. Обезглавленную колокольню превратили в водонапорную башню. Переливаясь через край бака, вода лилась на цоколь и проникала к фундаменту. Здание гостиницы для паломников, находившееся за оградой, неподалеку от колокольни, разрушено, как и большая часть стены, ряд строений и фонтан. В Трапезном корпусе с храмом Сергия Радонежского устроили детский сад, в соборе — клуб, и с этим связана одна интересная история.

Затянувшееся возрождение

Настоятельский корпус

 

В 1992 г. половину здания собора и часть жилых помещений вернули монахам. Началось возрождение обители. А во второй половине большого храмового помещения по-прежнему веселились и устраивали дискотеки военнослужащие. И однажды часы веселья одних совпали со временем строжайшего послушания и моления других. Попытка договориться миром не привела к успеху, дошло до рукопашной. Причем поле боя осталось за святыми отцами, среди которых были военные, побывавшие до пострига в горячих точках. Солдатам — гауптвахта, монахам — епитимия, но с этого момента между теми и другими установились товарищеские отношения. Чему руководство части не препятствовало. В свободное время солдаты приходили в храм, общались, учились православному пению, при этом не забывали воинские и народные песни. Солдатский хор выступал по стране и даже за рубежом. Сейчас на его основе организован Православный хор и ансамбль Инженерных войск Вооруженных Сил России «За Веру и Отечество».

Часть стали называть православной, хотя служили в ней и атеисты, и представители других конфессий. Но бывало так, что приезжали на лето в обитель потрудиться матери с сыновьями-допризывниками, а потом по ходатайству монастыря и с согласия командования молодых людей призывали служить именно сюда. Послаблений им не делали, а содружество с монастырем берегли, видя, что это благотворное воздействие ведет к значительному снижению противоправных действий и укреплению дисциплины.

На скотном дворе

 

Монахи расчистили территорию, занялись сельскохозяйственными работами. Стены собора расписали, над раками с мощами святых Зосимы, Германа и Алексия (останки последнего перевезли из Сергиева Посада) установили резные сени. Ежедневно, в 6 и в 17 часов проводятся богослужения, по субботам они совершаются в надвратном Всехсвятском храме. Издан патерик — описание жизни и подвигов старцев Зосимовой пустыни, создан музей. Краткую информацию об истории и сегодняшнем дне обители можно узнать на действующем сайте. Приезжают экскурсионные автобусы, приходят и помогают местные жители, селятся трудники из других краев.

Братский корпус

 

Не так давно начался вывод воинской части с территории бывшей Ульяниной пустоши. Под сводами собора больше не звучат солдатские голоса. Дорога к монастырю, идущая от КПП, разбита, но пока охраняется. Давно не приводились в порядок стоящие вдоль нее стенды наглядной агитации с изображениями героев — солдат и офицеров из этого славного рода войск. Некого агитировать. Конечно, верующим стало много проще приходить и приезжать в обитель: новая охрана не выписывает пропусков, не досматривает машины. Но при военных Смоленско-Зосимова пустынь фактически находилась под охраной, и помощи в случае чего было у кого попросить.

За монастырской стеной тоже были постройки

 

За два с лишним десятилетия для возрождения пустыни сделано много, но далеко не все, что необходимо совершить во имя сохранения этого светильника веры и шедевра русского зодчества. Правила изменились: для ремонта и реставрации объектов культурного наследия существует установленный порядок, и своими силами восстановить разрушающуюся кирпичную кладку монахи и приезжающие трудники не в праве. Братии — девять человек, среди них есть и те, чьи физические возможности ограничены. А кровля собора вновь протекает, и все храмы, не говоря уже о других зданиях, нуждаются в реставрации.  Не мешало бы расчистить склон, ведущий к колодцу, от уродливых нагромождений почерневших дощатых сараев. Увидим ли когда-нибудь во всей красе величественную монастырскую колокольню?..

Монастырский сад у подножия колокольни

 

Евгений ШАПОЧКИН



Похожие публикации




Партнеры