15:51Что за новую школу строят в Мытищах

14:36В Краснодаре приступают к строительству второй очереди дублера Яблоновского моста

13:29В подмосковном Серпухове создано 150 новых рабочих мест

12:59Спрос на офисную недвижимость Москвы упал до минимальных значений за 6 лет

11:59Проблемный ЖК «Царицыно» строят более тысячи человек

11:25Путин: работа по сокращению админбарьеров в строительстве должна быть продолжена

10:22После реконструкции открылась станция Новодачная

09:52Как проходит строительство нового торгового комплекса в Зеленограде

09:22Где в центре Москвы построят 5-этажную гостиницу с подземным паркингом

09:00Через ж/д пути МЦД-1 на западе столицы построят путепровод

15:28Движение по Большому Каменному мосту будет сохранено во время ремонта

13:36В «Парке Ч» Черногорска заработает колесо обозрения и другие аттракционы

11:11Почти пять тысяч человек прошли онлайн-обучение по торгам и закупкам

10:30Около 200 тонн мусора собрали военные экологи ЦВО на полуострове Ямал

17:52Дольщики ЖК "Лесной квартал" в Дмитрове получают ключи от квартир

Обман зрения или другая реальность: архитекторы Сергей Чобан, Сергей Эстрин, Иван Петрунин и Рубен Аракелян о том, зачем рисовать на фасадах

logo russianconstruction.com
Обман зрения или другая реальность: архитекторы Сергей Чобан, Сергей Эстрин, Иван Петрунин и Рубен Аракелян о том, зачем рисовать на фасадах
Поисковые теги: архитектурный рисунок архиграфика Арх Москва Сергей Чобан Сергей Эстрин Рубен Аракелян Иван Петрунин Источник фото: teorema.info; restate.ru; karpovka.com; redeveloper.ru; mskguru.ru; chemodanus.ru; actual-art.ru; archplatforma.ru; adrezaspb.ru; archi.ru; drugoymip.blogsport.com

Традиция рисунка на фасаде – очень давняя. Первые  из найденных  изображений датируются первым тысячелетием нашей эры. Обнаружены они в законсервированных вулканическим пеплом Помпеях.

Картины-иллюзии, картины-обманки были очень популярны в эпоху Возрождения, не пренебрегал ими и стиль барокко, а затем и классицизм.




Даже птицы ошибались…

Мастера той поры достигали такого совершенства в изображении природы и архитектурных деталей, что птицы пытались влететь в нарисованные окна, а гости таких вилл  и домов – войти в несуществующие арки и подняться по иллюзорным лестницам. Как например, на фресках Палаццо Ланчелотти в Риме, авторства  художником 17 века Агостино Тасси.

 Агостино Тасси. Палаццо Ланчелотти. Рим. XVII в.

Или росписях Павловского дворца, выполненных Пьетро Гонзагой.

 

 Пьетро Гонзага. Галерея Павловского дворца. Пригород Санкт-Петербурга

Обожали украшать дома рисованным декором и в бюргерской Германии 18-19 века.

К 20 веку традиция поугасла. В моду вошли выразительные пластические формы, эффектные объемы, от которых ничто – в том числе и рисунок – не должно было отвлекать.

И вот наступил 21 век, и интерес к архитектурному рисунку, архитектурной графике вдруг проснулся. Как сейчас архитекторы интерпретируют этот прием? И почему  о нем вспомнили?

Об этом на недавней онлайн-конференции «Архитектурная графика. Особо крупный формат», организованной выставкой Арх Москва и компанией Laminam Rus на платформе ARTPLAY TODAY, поговорили архитекторы Сергей Чобан, Сергей Эстрин, Иван Петрунин и Рубен Аракелян.

 

Измельчим фасад и привяжем к месту

Так для чего же рисовали на фасадах? В прежние времена, возможно, это делалось для того, чтобы сэкономить. Действительно, роспись стен обходилась значительно дешевле, нежели воспроизведение богатого декора в натуре.

- Сегодня вопрос цены вряд ли является решающим, - говорит Сергей Чобан, архитектор, руководитель руководитель архитектурных бюро SPEECH (Россия) и Tchoban Voss Architekten (Германия), основатель Фонда  "Музей архитектурного рисунка в Берлине".

У архитектора – давняя ностальгия по красочному фасаду. Он не раз говорил о том, что лишая фасад каких-то выразительных деталей, современная архитектура очень обедняет себя. Пластика пластикой, крупные формы – крупными формами, но человеческому глазу нужна детализация. Нужно что-то рассматривать, за что-то «цепляться».

А поскольку Сергей – прекрасный художник, сам много рисует, решение пришло само. Первым опытом в области «большой» графики стало здание бизнес-центра Лангензипен в Санкт-Петербурге, где на фасаде появился рисованный классический декор. Идея очень соответствовала месту – ведь здание располагается в старом районе Петербурга, рядом с корпусами бывшего завода Лангензипена.

 Бизнес-центр Лангензипен. Санкт-Петербург. Архитектор Сергей Чобан

Проекту предшествовала работа фотографа, который сделал серию фотографий, посвященных Риму, а затем снимки были собраны в масштабный орнамент уже на фасаде здания. «Измельченные» таким образом плоскости здания хочется бесконечно рассматривать.

Вообще, место – это еще одна причина, почему архитектор использует прием архитектурного рисунка.

По словам Сергея Чобана, с помощью выразительной графики на фасаде, можно легко «привязать» объект к месту. Дать ему контекст. Рисунок на фасаде – это всегда отсыл к истории той территории, на которой находится здание.

 Бизнес-центр "Времена года". Санкт-Петербург. Архитектор Сергей Чобан

Контекст бизнес-центра «Времена  года» в том же Санкт-Петербурге – это район, где раньше были сады и дворянские усадьбы.  Именно поэтому на фасадах здания появился садовый орнамент. А напечатанная на стекле аркада на одном из корпусов – отсылка к местной «малой» архитектуре, так характерной когда-то для этих мест.

Понятно, что в новых условиях рисованные идеи получили воплощение в новых материалах. Архитектор, художник  теперь, по большей части, не непосредственный исполнитель, а идейный вдохновитель. Он не стоит с кистью где-нибудь на десятиметровых лесах (как Микеланджело во время росписи Сикстинской капеллы). Он творит, используя новейшие цифровые технологии – широкоформатную печать на стеклохолсте и так далее.

 Бизнес-центр "Времена года". Корпус "осень", деталь. Архитектор Сергей Чобан

Как рассказал Сергей Чобан, при оформлении одного из теперь уже знаковых зданий Петербурга – Дома Бенуа, были сделаны цифровые «оттиски» рисунков знаменитого театрального художника Александра Бенуа, славившегося своими завораживающими театральными костюмами. А затем их перенесли на здание.

И опять же Бенуа здесь был выбран не случайно. Когда-то неподалеку, на Кушелевке, находилась мастерская художника.

 Дом Бенуа в Санкт-Петербурге. Архитектор Сергей Чобан

 

Второе приближение: масштаб меняет восприятие

Особенный эффект получается, когда изображение масштабируется. Этим приемом воспользовался архитектор Сергей Эстрин при оформлении интерьера компании «Балтстрой».

 Интерьер строительной и реставрационной компании. Автор проекта - архитектор Сергей Эстрин

Увеличенные до гигантских размеров чертежи на наливном полу, планы городов в нестандартном масштабе, укрупненные изображения архитектурных деталей – производят сильное впечатление.

Как рассказывает автор, при создании интерьера использовалась печать на керамограните и стекле, графика по наливному полу. Идея оформления была следующей: люди должны себя ощущать внутри интерьера, как внутри истории компании.

Интересный эффект получился и в холлах компании «Метриум групп», где были использованы рисунки главного архитектора Москвы Сергея Кузнецова.

- Как видим, можно просто повесить рисунок, оправив его в рамку или паспарту. А можно расположить вот так, во всю стену. Эмоциональный эффект совершенно другой, - говорит искусствовед, куратор конкурса «Архиграфика» на Арх Москве Екатерина Шалина.

 Комплекс "Токио" в составе "Эталон Сити". Москва. Архитектор Сергей Чобан

В архитектуре масштабирование тоже дает свой эффект. Так, маленькая гравюра Кацусики Хокусая «Большая волна в Конагава», перенесенная на фронтоны четырех зданий комплекса «Токио» в составе «Эталон Сити», превратилась в знак и символ.

Автор проекта Сергей Чобан признается, что своим проектом хотел предостеречь от «…той большой плотности застройки, которая, как волна, идет на Москву», и может поглотить комфортную среду и своеобразие города.

 

«Чистая» графика: рисуем мрамором и керамогранитом

Рубен Аракелян (архитектурное бюро WALL) экспериментирует в области «чистой» архитектурной графики,  имитируя природные структуры – скалы и нагромождения камней своей исторической родины, Армении.

Он приверженец монохрома. Черный и белый – его любимые цвета. Поэтому он придумывает винодельни с 50-ю оттенками серого, где каждый кирпич повернут под своим углом.

 Винодельня в Армении. Архитектурное бюро Wall

…Или вот такие дома-«штриховки» (ниже). Это проект жилого комплекса для Сочи.

- Для того, чтобы имитировать карандашный штрих, мы подобрали 9 градаций камня (травертина) и получили заштрихованные в пространстве объемы, - рассказывает автор.

Виллы в Сочи. Архитектурное бюро WALL

Технические приемы графики попробовал перенести на керамические плиты и архитектор Иван Петрунин.

В основе инновационной технологии – прессование без формы. Это позволяет избежать ограничений по формату и фактически делать фасадные плиты любых размеров. Основное природное сырьё для их производства – экологичные глина, полевой шпат и кварцевый песок. 

Техника новой коллекции DOTS, созданной Иваном Петруниным для бренда Laminam Rus – точечное нанесение изображения. Популярный метод нанесения участков тени при рисовании карандашом или рапидографом – перенесен на керамические плиты. Коллекция предполагает возможность создания индивидуальных рисунков на фасаде, с использованием «точечной» техники.

 

Архитектурная иллюзия: современное прочтение

Архитекторы в последнее время очень активно используют архитектурный рисунок крупного формата. За рубежом это тоже модный прием. Так, художник Джон Пью активно пользуется изображениями-обманками для создания необычных эффектов. За глухими бетонными стенами современных зданий, оказывается, могут «скрываться» и древнегреческий храм...

 Джон Пью. Тэйлор-холл. Университет штата Калифорния

и Фрески древнего Египта...

 Джон Пью. Мэйн стрит. Лос Гатос. Калифорния

и начатая картина безвестного художника...

 Джон Пью. Отдыхающий художник

 и комнатка уютного кафе, где девушка, сидящая за столом, никогда не уйдет...

 Джон Пью. Комната в кафе

 

Гиперреалистические картины Джона Пью (и других современных художников) на фасадах зданий – это не просто обман зрения. Это другой мир. Возможно, и правда существующий. В нашем воображении, уж точно.

…Кто может поспорить, что вот за этой бетонной стеной не скрывается четвертое измерение?

Подготовила Елена МАЦЕЙКО

(на открытии материала - фреска американского художника Джона Пью на стене Университета штата Калифорния)

 



Похожие публикации




Партнеры