16:17Министерство жилищной политики Московской области проводит день открытых дверей

15:40Как будут ремонтировать Ленинский проспект в Калининграде

15:08Офисное здание STONE Курская построят в 2024 году

14:30Подобрано еще шесть стартовых площадок реновации

13:53В Алтае капитально отремонтируют мост через Чую

12:47Более 650 тыс. кв метров жилья по реновации возводят на месте снесенных домов

12:12Мост через реку Атуркол отремонтируют в Алтае

12:00Инновационный комплекс по производству лекарств построен в «Технополисе Москва»

11:30Антикризисные меры поддержки стройкомплекса будут продлены на следующий год

11:05Поликлиника в ЖК «Люберцы» готова на 78%

10:04В ТиНАО демонтировали незаконный многоквартирный дом

09:30Второй тоннель Рублёво-Архангельской линии пройден

09:00Свыше 170 домов по программе реновации расселены с начала года

18:01В Басманном районе ликвидировали незаконную пристройку

17:41Строящиеся станции московского метро отвечают принципам инклюзии

"Серая" древесина: почему на смену крупным предприятиям приходят кустари от деревянного домостроения

logo russianconstruction.com
"Серая" древесина: почему на смену крупным предприятиям  приходят кустари от деревянного домостроения
Поисковые теги: деревянное домостроение Источник фото: "Строительство.RU"

Заказчик, приступающий к строительству из дерева, вместо качественных материалов, изготовленных на предприятии индустриального домостроения, зачастую вынужден покупать дешевые кустарные аналоги. Почему так происходит?

Европейский рынок для нас закрыт, надо развивать отечественный

После известных событий февраля этого года из российского экспорта пиломатериалов «выбыло» примерно 5 млн кубометров пиломатериалов. Это те миллионы кубометров, которые покупала у нас Европа. Россия сегодня, по данным ООН, производит около 40 млн кубометров пиломатериалов, из которых 9-10 млн потребляет сама.

 

Примерно 50% российского экспорта - порядка 15 млн кубометров – до недавнего времени направлялось в Китай. В 2021-м году и за 7 месяцев 2022-го Россия нарастила свою долю в китайском экспорте пиломатериалов с 60% до 70%, и судя по всему, она еще прибавит, потеснив с китайского рынка канадцев и европейцев.

Что мы имеем в сухом остатке? Европа занимала около 28% в экспорте пиломатериалов из России. Для компаний Северо-Запада - от половины до 70% экспорта. Да, европейский регион отпал. Но остались другие рынки. И, в частности, наш отечественный рынок. К слову сказать, довольно емкий – 9-10 млн куб пиломатериалов тоже, как говорится, на дороге не валяются.

В этой ситуации задача производителя - произвести то, что нужно для тех или иных направлений использования, а задача покупателя – приобрести правильный пиломатериал.

Но тут - на пути от производителя к покупателю - начинают возникать сложности. При нынешней стоимости пиловочника на дешевых досках бизнеса не сделаешь. Поэтому все заводы стараются максимально повысить выход высоких сортов. Если мы посмотрим на общую картину, то увидим, что примерно 70% в объеме выпуска – это высококачественный пиломатериал с минимальными естественными дефектами и дефектами обработки.

Вроде бы все замечательно. Но именно это – качество - как ни парадоксально, порой становится тормозом на пути пиломатериала к широкому потребителю. Давайте разберемся, почему так происходит. 

Чем цивилизованный оборот пиломатериалов отличается от «дикого»

Чем отличается крупное деревообрабатывающее предприятие от небольшой лесопилки?

- Да всем! – считает представитель крупного игрока на рынке деревообработки, группы компаний «Вологодские лесопромышленники», Александр Алексин.

Во-первых, это технология. На лесопилке очень велика доля ручного труда. Используются, в основном, ленточные технологии пиления. Само производство располагается зачастую в неотапливаемом помещении, порой просто под навесом.

На современных заводах, где пилят сотни тысяч кубометров досок в год, все линии автоматизированы. Внедрен групповой раскрой и сортировка сырья по группам диаметров. Параметры доски контролируются большим количеством датчиков. Задействована система сканирования – есть возможность оптимизировать производственный процесс с помощью лазерных сканеров.

- На крупном заводе может присутствовать более 50 сечений материала, - рассказывает Александр Алексин. - Иногда разница в сечении – буквально несколько миллиметров. Таким образом, мы получаем максимальный выход доски из исходного сырья. Имея на входе объем в 300-500 тысяч кубометров пиловочника, мы можем произвести достаточное количество материалов в каждом из сечений! Не пять -десть досок конкретного сорта, а сколько нужно! 200-300 кубометров, а то и 1000.

 

Небольшая же лесопилка, - продолжает Александр Алексин, - стеснена в объемах. Производя 200-300 кубометров пиломатериалов в месяц, она ограничена в количестве сырья, а значит, в количестве сечений. Размеров, которые может выпустить такая лесопилка – всего несколько десятков. Например, небольшие лесопилки не производят брус 100Х100 или 200х200, который идет на обвязку, угловые колонны.

В советское время строители и производители РФ, которые были потребителями мелких предприятий, искренне считали, что никаких других сечений, кроме как три-четыре самых распространенных – просто не бывает в природе. Собственно, и выбирать было не из чего. Мы все в этой парадигме жили. И мы к ней привыкли. Привык и потребитель. Но сегодня-то наступили другие времена – времена промышленной деревообработки!

Теперь поговорим о сортировке. На крупных заводах стоят стандартизированные линии, оборудованные датчиками размеров, машинным зрением – оператор получает трехмерную модель каждой доски.

– У нас установлены четкие правила на сортировку, - отмечает наш эксперт Александр Алексин. - В компьютер заводятся исходные данные, и они с течением времени не меняются. А значит, не меняется качество. Однотипность доски на крупных заводах гораздо выше и практически не отличается от партии к партии.

Кроме того, на крупных заводах работает независимая служба ОТК, которая проверяет партии пиломатериала. Ели пересортица составляет 5%, то вся партия отправляется на пересортировку.

На мелких лесопилках рассортировывают бревна, в лучшем случае, на первый и второй сорт.

Еще одним преимуществом индустриального производства является возможность оптимизации  за счет обрезки доски по длине.

- На больших заводах, где стоят сортировочные станции мы можем получить оптимизацию за счет вырезки торцевых дефектов. В итоге получаются так называемые падающие длины, - разъясняет наш эксперт. В итоге, мы получаем валовый выход сырых пиломатериалов в номинальных размерах более 51%.

Если посмотреть на финансовую модель мелкой лесопилки и крупного предприятия, то тут преимущества последнего тоже налицо. Маленькое предприятие не имеет ни финансовых средств, ни площадей для глубокого обеспечения своего склада. Каких диаметров им привезут пиловочник? Что закажет покупатель? Хватит доски определенного сечения или не хватит? Ему неизвестно. И получается схема: «...Я все напилил, вы у меня все купите», или «...Я сижу не пилю, жду, когда придет заказ. Заказ не пришел, я не пилю».

Сравниваем дальше. На большом заводе большие запасы сырья. В 2020-м году запасы на складах одного из крупных предприятий в Вологодской области достигали 110-120 тысяч кубометров пиловочника. В итоге, формируется портфель из крупных и мелких заказов.

В отличии от мелкой лесопилки крупные заводы привыкли конкурировать с другими производителями. Поэтому вынуждены были научиться работать с претензиями. Устранение проблем на индустриальном производстве идет параллельно с поставками.  Поставки – одна улица, претензии – другая, с параллельным движением.

- При этом мы всегда хотим получить обратную связь от наших клиентов, - резюмирует Александр Алексин. - Чтобы быстро проанализировать ситуацию, выявить те или иные причины дефекта, предпринять соответствующие действия с тем, чтобы не допускать этого в дальнейшем. В итоге мы получаем цивилизованный оборот пиломатериалов. В отличии от так называемого «дикого» оборота. 

Почему «серый» рынок рулит

Казалось бы, все преимущества серьезного производства перед кустарным налицо.

Между тем, все цивилизованные производители в один голос твердят: «серый» рынок наступает! И производители, и строители жалуются на засилье частников и кустарей в деревянном домостроении.

Что же это за теневая зона? Откуда она взялась и почему правит бал на рынке деревообработки и деревянного строительства?

- Да, действительно, проблема «серого» рынка существует, - признал на недавней дискуссии по деревянному домостроению, которая проходила в рамках Форум 100+ в Екатеринбурге, директор по работе с государственными органами Ассоциации деревянного домостроения Вадим Фидаров. - Мы, производители, работающие легально, оцениваем серую долю рынка в 75%. В ряде регионов она даже выше. Из-за высокой доли кустарного производства плохо развивается индустриальная деревообработка.

 

Как рассказал Вадим Фидаров, до 2020 года было введено в строй 25 современных заводов по каркасному домостроению. Они способны производить, в совокупности, 1,5 млн кв. метров продукции в год. На данный момент два завода уже не работают.

В чем причина ухода с рынка предприятий индустриального домостроения? Дело в том, что на крупном современном предприятии если не в геометрической, то в арифметической прогрессии растет себестоимость продукции. Ведь переход на индустриальные рельсы требует закупки высокотехнологичного оборудования. Увеличиваются накладные расходы. Чтобы эти расходы максимально снизить, предприятию нужно выйти на проектную мощность с загрузкой хотя бы 80-ти процентов своих линий. А для этого требуются заказчики, много заказчиков, комплексные проекты застройки.

Разница в цене между индустриальным и кустарным способом производства на сегодня составляет около 40-50%. При такой «вилке» конкурировать на рынке точечной застройки «индустриалам» очень сложно.

- Лавировать удается за счет диверсификации направлений, постройки разных типов объектов и географии поставок, - говорит Вадим Фидаров. – Но, в целом, это не подход к развитию. Сейчас «серый» рынок – это по-настоящему наша головная боль.

Проиграв ценовую битву, индустриальное деревянное домостроение потихоньку «сжимается». А вместе с ним, увы, уходит и качество.

- В той же Америке, например, существует государственный контроль качества – его осуществляют инженеры технического надзора, которые имеют государственную лицензию, - объясняет Вадим Фидаров. - По каждому этапу строительства должен быть подписан акт. И дальше никто, что называется, не парится. Если страховая компания знает, что дом построен проверенной компанией, что его контролировал технадзор, то никаких вопросов по качеству не возникает. Клиент может приехать, посмотреть, выбрать месторасположение дома, его дизайн, какие шторки вешать – но за качество он не тревожится.

У нас пока все с точностью до наоборот. Человек, приступающий к строительству деревянного дома, не знает, что он получит в итоге. Это уравнение со многими неизвестными, рискованная «езда в незнаемое». Чаще всего клиенты обращаются к непроверенным производителям, непроверенным строителям. И результат будущему владельцу никто не гарантирует.

- Наша главная задача сейчас – снижение доли серого рынка, - говорит Вадим Фидаров. – Как это можно сделать? Подходов здесь, на самом деле несколько.

Во-первых, считают в Ассоциации деревянного домостроения, нужно развивать ипотеку в ИЖС – индивидуальном жилом строительстве из дерева.

Ипотека – это один из эффективных механизмов снижения доли серого рынка. Потому что вместе с ипотекой придут процедуры аккредитации подрядчиков, экспертиза проектов. Скорее всего, будет развиваться и независимый технадзор. Станет оцениваться финансовое состояние компании, которая строит.

Параллельно следует приступить к комплексному развитию территорий – и тут вряд ли можно обойтись без субсидирования инженерной и транспортной инфраструктуры. Здесь придется подключиться государству.

Наконец, нужно подтянуть нормативку. 

Важно стандартизировать всю деревянную продукцию

- Почему мы уделяем большое внимание нормативке? Мы хотим, чтобы у заказчиков появилась информация, с которой они могут свериться: вот так строить правильно, а так неправильно, - объясняет глава Ассоциации деревянного домостроения Александр Черных. – Пока же в законодательстве очень много пробелов.

В последнее время Ассоциация деревянного домостроения занимается разработкой единого сортамента клееной продукции. Это делается, чтобы привести всю продукцию к единым общемировым стандартам. Это поможет упорядочить работу архитекторов и проектировщиков, потому что некоторые до сих пор не знают, в каких сечениях можно проектировать деревянные конструкции. Некоторые впервые сталкиваются к таким материалом.

 

- Нам необходимо переходить на конструкционные пиломатериалы, - считает Александр Черных. - В других странах это уже сделано. Зачем, например, поставлять заказчику 6-метровые доски, из которых ему придется выпиливать отходы? Это можно оптимизировать уже на лесопильном предприятии.

Огромные «белые пятна» существуют в законодательной базе и по поводу проектирования и строительства многоэтажных деревянных домов. В области многоэтажки мы отстаем от многих стран. Чтобы «нагнать» законодательство, были созданы междисциплинарные рабочие группы. В группу по деревянному домостроению были включены сотрудники Минстроя, МЧС, научных институтов, промышленный сектор. Работа идет.

По мнению профильных экспертов, следует также привлечь к работе страховые компании, которые будут нивелировать риски заказчика. Именно они, по идее, должны устранить проблемы с качеством.

Когда деревянное строительство примет индустриальные масштабы, считают эксперты, вот тогда процесс «убытия» с рынка высокотехнологичных компаний-производителей прекратится. При загруженных мощностях, они смогут стабильно работать, платить налоги. А мы получим качественные деревянные дома из качественных материалов.

Подготовила Елена МАЦЕЙКО

(использованы материалы сессий по деревянному домостроению, состоявшихся в рамках Форума 100+ TechnoBuild-2022)

 



Похожие публикации





Партнеры