13:00Дома по реновации начали расселять в Бескудниковском районе

11:32Более 80% объектов социальной сферы Москвы подключили к отоплению

10:47России потребуется несколько лет на внедрение BIM-технологий в строительстве

09:51Какие льготные ставки аренды участков при строительстве гостиниц и наемных домов установили в Москве

09:22В Санкт-Петербурге утро понедельника началось с крупного пожара

17:41На что в Новосибирске строители взяли в кредит 2,4 миллиарда

17:04В поселке Курилово реконструировали очистные сооружения

16:18Что случилось на Некрасовской линии метро

15:45Когда включат отопление в Москве

14:31В Москве благоустроят 120 км набережных за три года

13:55Насколько дней закроют Филевскую линию метро

13:06Когда в Москве заменят все лифты

12:09Лукойл открыл в Казахстане завод смазочных материалов

11:45Реконструкция Крутицкой набережной начнется до конца года

11:06В столице установили монумент корабельному истребителю Су-33

О созидании и совершении душевного дома добродетелей

logo russianconstruction.com
О созидании и совершении душевного дома добродетелей
Поисковые теги: Великий пост Авва Дорофей Предание Источник фото:

В дни Великого поста предлагаем вашему вниманию святоотеческую аллегорию, в которой дело воспитания добрых черт души раскрывается на примере строительства обычного жилого дома.




Будем и мы, братия, внимательны к самим себе, убоимся и мы Бога, и созиждем себе дома, чтобы найти защиту во время зимы, во время дождей, молний и громов, потому что великое бедствие терпит зимою неимеющий дома.

Как же созидается дом душевный? Из постройки чувственного дома можем в точности научиться сему делу. Ибо кто хочет построить такой дом, тот должен отовсюду укрепить его и с четырех сторон возводить стену, а не об одной только стороне заботиться, другие же оставить в небрежении: потому что иначе он не получит никакой пользы, но понапрасну утратит все: и намерение, и издержки, и труд.

Так бывает и относительно души: ибо человек, желающий создать душевный дом, не должен не радеть ни об одной стороне своего здания, но ровно и согласно возводить оное. Сие-то значит сказанное Аввою Иоанном: «Я хочу чтобы человек каждый день приобретал понемногу от всякой добродетели», а не так, как делают некоторые, кои держась одной добродетели и пребывая в ней, только ее одну и исполняют, а о прочих не заботятся.

Может быть, что они и по навыку имеют сию добродетель, или по естественному свойству – потому и не тревожит их противоположная страсть: а сверх того они незаметно увлекаются другими страстями и бывают тревожимы ими, но не заботятся о них, а напротив думают, что обладают чем-то великим.

Таковые подобны человеку, который строит одну только стену, и возводит ее сколь возможно выше и, взирая лишь на высоту этой стены, думает, что он совершил нечто великое, а не знает того, что если хотя однажды подует ветер, то он повалит ее, ибо она стоит одна и не имеет связи с другими стенами.

Притом же никто не может себе устроить защиты из одной стены, потому что со всех других сторон она открыта. Но поступать так неразумно; а напротив желающий построить себе дом и сделать себе защиту, должен строить его со всех четырех сторон и утверждать отовсюду. И объясню вам каким это образом.

Сперва должно быть положено основание, то есть вера: ибо без веры, как говорит Апостол, не возможно угодити Богу (Евр. 11, 6), и потом на сем основании человек должен строить здание равномерно: случилось ли послушание, он должен положить один камень послушания; встроилось ли огорчение от брата, должен положить один камень долготерпения; представился ли случай к воздержанию, должен положить один камень воздержания.

Так от всякой добродетели, для которой представляется случай, должно полагать в здание по одному камню, и таким образом возводить оное со всех сторон (полагая) то камень сострадания, то камень отсечения своей воли, то камень кротости и т. п.

И при всем том должно позаботиться о терпении и мужестве; ибо они суть краеугольные камни, ими связывается здание, и соединяется стена со стеною, почему они и не наклоняются, и не отделяются одна от другой. Без терпения и мужества никто не может совершить ни одной добродетели.

Ибо если кто не имеет мужества в душе, тот не будет иметь и терпения; а у кого нет терпения, тот решительно ничего не может совершить. Поэтому и сказано: в терпении вашем стяжите души ваша (Лук. 21, 19).

Строящий должен также на каждый камень класть известь; ибо если он положит камень на камень без извести, то камни выпадут и дом обрушится. Известь есть смирение, потому что она берется из земли и находится у всех под ногами. А всякая добродетель, совершаемая без смирения, не есть добродетель.

О сем сказано и в Отечнике: «Как корабль нельзя построить без гвоздей, так и спастись нельзя без смиренномудрия». И так, каждый должен все, что он ни делает доброго, делать со смирением, чтобы смирением сохранить сделанное.

Дом должен иметь и так называемые связи, кои суть рассуждение: оно утверждает строение, соединяет камень с камнем и связывает стены, а вместе с тем придает дому и большую красоту.

Кровля же есть любовь, которая составляет совершенство добродетелей, также как и кровля - верх дома. Потом, после кровли перила кругом нее. Что же значат перила кругом кровли? В Законе написано о сем: «Если построите дом и сделаете на нем кровлю, то сделайте около кровли перила, чтобы дети ваши не падали с кровли (Второз. 22, 8)».

Перила суть смирение, потому что оно ограждает и охраняет все добродетели; и как каждая добродетель должна быть соединена со смирением, подобно тому, как мы сказали, что над каждым камнем полагается известь, так и для совершенства добродетели нужно смирение.

Ибо и Святые, преуспевая, естественно приходят в смирение, как я всегда говорю вам, что чем более кто приближается к Богу, тем более видит себя грешным. Что же суть дети, о которых сказал Закон, чтобы они не падали с кровли? Дети суть помышления, бывающая в душе, которые должно хранить смирением же, чтобы они не упали с кровли здания.

Вот дом окончен, имеет связи, имеет кровлю, о которой мы сказали, что она есть совершенство добродетелей, вот и окружающие ее перила, и одним словом: дом готов. Но не нужно ли ему еще что-нибудь?

Да, мы не упомянули еще об одном. Что же это такое? Чтобы зодчий был искусен; ибо если он неискусен, то он покривит немного стену, и дом когда-нибудь обрушится.

Искусен тот, кто разумно совершает (добродетели); ибо случается, что иной и подъемлет труд добродетели, но от того, что неразумно совершает труд сей, он сам губит его, или постоянно портит дело, и не может окончить его; но строит и разрушает, и кладет один камень, и снимает его, иногда же полагает один и снимает два.

Например, вот пришел один брат и сказал тебе слово, оскорбляющее или огорчающее тебя; если ты смолчишь и поклонишься ему, то ты положил один камень. Потом ты идешь и говоришь другому брату: «Такой-то мне досадил и сказал мне то-то и то-то, а я не только смолчал, но и поклонился ему». Вот ты один камень положил, и два камня снял.

Опять иной поклонится, желая тем заслужить похвалу, и (в нем) оказывается смирение, смешанное с тщеславием: сие значит положить камень и снять его. А кто разумно делает поклон, тот твердо уверен, что он согрешил, и вполне убежден, что он сам виноват: вот что значит разумно сделать поклон.

Другой хранит молчание, но неразумно, ибо он думает, что совершает добродетель, между тем как вовсе не совершает ее. А разумно молчащий думает, что он недостоин говорить, как сказали Отцы, и это есть разумное молчание.

Опять, иной не считает себя (лучше других) и думает, что он делает нечто великое и что он смиряется; но не знает, что он ничего не имеет, потому что неразумно действует, а кто разумно не считает себя (лучше других, тот думает, что он ничто и что он не достоин быть в числе людей, как говорил о себе и авва Моисей: «Чернокожий! ты не человек, зачем же ты являешься между людьми?»

Опять иной служит больному, но служит для того, чтобы иметь награду; это также не разумно. И потому если с ним случится что-либо скорбное, то это легко удаляет его от сего доброго дела, и он не достигает конца его, потому что делает оное неразумно.

А разумно служащий служит для того, чтобы приобрести милостивое сердце, чтобы приобрести чувство сострадания: ибо кто имеет такую цель, тот, чтобы ни случилось с ним, скорбь ли извне, или сам больной помалодушествует против него, он без смущения переносит все это, взирая на свою цель и зная, что более больной благотворит ему, нежели он больному.

Поверьте, что кто разумно служит больным, тот освобождается и от страстей и от браней. Я знаю брата, который терпел брань от нечистых помыслов, и освободился от нее тем, что разумно служил больному, страдавшему водяною болезнью.

И Евагрий говорит о некоем великом Старце, что он одного из братий, смущаемого ночными мечтаниями, освободил от таковых мечтаний, повелев ему поститься и служить больным: и вопрошаемый о сем говорил, что сии страсти ничем так не погашаются, как состраданием.

Также, если кто постится или по тщеславию, или думая в себе, что он совершает добродетель, таковой постится неразумно, и потому начинает после укорять брата своего, почитая себя чем-то великим; и оказывается, что он не только положил один камень и снял два, но и находится в опасности разрушить всю стену чрез осуждение ближнего.

А кто разумно постится тот не думает, что он совершает добродетель и не хочет, чтобы его хвалили, как постника, но думает, что чрез воздержание приобретет целомудрие, а посредством сего придет в смирение, как говорят Отцы: «Путь к смирению суть труды телесные, совершаемые разумно» и проч.

И, одним словом, каждую добродетель человек должен совершать так разумно, чтобы усвоить ее себе и обратить в навык, и (таковой) оказывается, как мы сказали, искусным художником, зодчим, могущим прочно строить свой дом.

Душеполезные поучения и послания Аввы Дорофея,

Поучение четырнадцатое «О созидании и совершении душевного дома добродетелей».



Похожие публикации



Партнеры