16:05Как будет проходить расселение трех аварийных домов в деревне Лыткино

15:06В Вознесенском построят дамбу для защиты от паводка

14:05В Некрасовке построили почти 1,7 тыс. квартир для очередников и детей-сирот

12:28В 2020 году Kastamonu отправила на переработку около 700 тонн отходов

12:05Семь остановочных пунктов планируется открыть на МЦД-4 в 2021 году

11:17На территории МГСУ построят ледовый дворец мирового уровня

10:31Столица выставила на продажу четыре участка под ИЖС в ТиНАО

10:03Почти 400 семей получат ключи от квартир в доме ЖК «Новая Звезда»

09:02Развязку МКАД с Липецкой улицей реконструируют за три года

17:58Стартовал прием заявок на фестиваль «Городское пространство»

17:31Международный строительный чемпионат торжественно открыт в Сочи

16:56Владимир Локтев проверил ход строительства образовательного кластера в Долгопрудном

16:15Универсальный бизнес-парк в Коммунарке построят до конца года

15:27В Люберцах построят детский сад на 350 мест

13:38В Октябрьске Пермского края ликвидируют свалку у поселка Сарс

От мега-полиса к мега-вилладж: станет ли Москва пешеходным городом

logo russianconstruction.com
От мега-полиса к мега-вилладж: станет ли Москва пешеходным городом
Поисковые теги: городское планирование институт генплана Москвы пешеходные зоны Источник фото: m24.ru; archi.ru; opepar.ru; radiokp.ru

Раньше принято было мыслить длиной развязок и эстакад, километрами трасс, масштабами площадей. Сегодня все усилия городских планировщиков и урбанистов сконцентрированы на человеке – насколько ему комфортно среди этих тонн железа, гор асфальта, домов-высоток. Как спланировать город-мечту. И почему современный мегаполис стремится вернуть пешехода на первые роли? Об этом размышляют специалисты в области городского планирования.




Зачем Москве новые центры

В Москве центр был всегда один. И о нем знал каждый школьник. Ну как же, Красная площадь, и все, что вокруг - ГУМ, Собор Василия Блаженного, Театральная площадь с Большим театром, Манеж, здание Госдумы. Плюс, в исторической части столицы недавно появилась новая точка притяжения – парк «Зарядье». Но это тоже в традиционном старом центре столицы.

В последнее время урбанисты все чаще заговаривают о так называемом «полицентрическом городе», где много центров, и они, в идеале, находятся, ну если не в пешей доступности, то в пределах доступа средств малой мобильности (велосипед, самокат, скутер и т.д.).

Похоже, в недалеком будущем центр столицы «растечется» по всему городу. Во всяком случае, уже планируется, как минимум, четыре новых городских «концентрации»: Большой Сити, набережные реки Яузы, Южный порт (рядом, на площадях бывшего завода ЗИЛ, строится огромный жилой район), Коммунарка.

 Москва-Сити. Плотность застройки здесь колоссальная, а пешеходных маршрутов катастрофически мало

Во всяком случае, первые две из этих четырех уже «прописались» в Генплане Москвы, о чем рассказал на недавней дискуссии, посвященной портрету города на стыке урбанистики и социологии, главный архитектор Института Генплана Москвы Виталий Лутц.

Большой Московский Сити, строго говоря, пока не является альтернативным центром столицы – хотя, безусловно, уже стал центром визуальным. Причина проста – внутри Большого Сити нет пешеходной связанности. Пока Большой Сити – это настоящие каменные джунгли.

Плотность застройки на этой территории огромная. А пешеход оказался в "подчиненном" положении, уступив место транспорту. Институт Генплана предлагает вернуть приоритет пешеходу. Предполагается вдоль железнодорожной ветки МЦК (Московского центрального кольца) создать линейный парк. Параллельно обеспечить доступ к воде с набережной, которая пока действует очень слабо – здесь нет какой-либо внятной социальной инфраструктуры. Кроме того, необходимо развить структуру общественного транспорта. Обеспечить связь станций метро и мест проживания (ведь Москва-Сити – это не просто офисный, но еще и жилой район – в высотках Большого Сити живут люди).

Пешеходные маршруты будут достаточно протяженными, поэтому их нужно насытить точками малого бизнеса – фуд-кортами, магазинчиками сувенирной продукции, пунктами велопроката, кафе и т.д.

Другой грандиозный проект – создание центра притяжения вдоль набережных реки Яузы, которая, как известно, протекает через весь город. Но  связанности пешеходного маршрута, делающего территорию единым целым, пока тоже нет.

 Набережная реки Яузы, которая кардинально не менялась, кажется, еще со сталинских времен.

- Вокруг Яузы достаточное количество пешеходных и парковых пространств, - говорит Виталий Лутц. – Но есть разрывы, которые мешают воспринять Яузу, как единый организм. А ведь в «бассейне» реки проживает около 1 млн. москвичей! Что здесь имеется на сегодняшний день? Есть тротуар меньше метра, по которому торопятся по своим делам немногочисленные пешеходы.

Институт Генплана разработал концепцию по развитию связанности территорий вдоль реки Яузы от Ботанического сада до Краснобогатырского моста. Но без комплексного исследования территории эта концепция, по словам Виталия Лутца, будет лишь прекраснодушным мечтанием. Работы еще много.

Добавим небольшую ложку дегтя в бочку урбанистического меда. Некоторые эксперты все же считают, что центр у мегаполиса должен быть один. А полицентрический город лишь «размывает» материальные и людские ресурсы. 

Москва - Лондон: чья плотность выше

Москву теперь часто сравнивают с Лондоном. Что ж, приятное сравнение. Но нам еще над многим надо поразмыслить и многое взять на заметку у одного из старейших мегаполисов мира.

Например, то, как Лондон борется с плотностью застройки (а она здесь, как известно, зашкаливает). Так вот, никак не борется! Плотность остается по-прежнему плотной. Зато появляются сотни новых пешеходных связей – со станциями метро, местами работы и проживания. Лондон сделал ставку на пешехода и общественный транспорт, исправив многолетнюю ошибку, когда человек, который идет по городу пешком, был здесь на вторых ролях.

Не так давно был разработан стратегический план развития Лондона, включающий, в том числе, и пространственное развитие. Согласно этому плану, город будет развиваться, в основном, внутри своих границ – за счет уплотнения существующей застройки. А раз в «расползании» отказано, то придется обходиться уже имеющейся территорией.

И город решил изыскивать дополнительные площади в самых неожиданных местах. Например…на городских крышах!

 Сад на крыше станции Crossrail "Canary-Worf" в Лондоне

- К 2041 году в Лондоне будет проживать около 6-9 млн человек, - рассказывает архитектор лондонского бюро «Gillespies» Мария Аскарина. – Это,  безусловно, не может не сказаться на городском самочувствии, экологии.

Как же формировать качественную городскую среду в условиях супер-плотности?

- Шаги к этому предпринимаются уже сейчас, - продолжает Мария Аскарина. – По новому плану пространственного и экономического развития,  около 50% всего жилья должно быть доступным жильем. Чтобы исключить маятниковую миграцию и «переполнение» мегаполиса в центре, будут создаваться новые рабочие места. Предполагается, что к 2050-му году Лондон станет городом с нулевым выбросом CO2 (вспомним 19 век и знаменитый лондонский смог!). Естественно, велодорожки и малая мобильность (самокаты, гироскутеры и т.д.) в качестве альтернативы городскому транспорту – это тоже своеобразная борьба с плотностью.

В коммерческой застройке будет все больше обширных общественных пространств. Таких, например, как разработанный недавно бюро Gillespies проект площади Святой Елены в Большом Сити – теперь на этом озелененном пятачке посреди высотных «монстров» во время обеденного перерыва собирается масса людей.

 Сад на крыше небоскреба Уоки-Токи в Лондоне

В английской столице активно стали задействовать крыши. Например, небоскреб «Уоки-Токи»  имеет на верхних уровнях огромное по площади общественное пространство: с 36-го по 38-й этаж здесь располагается зимний сад.

Появилось много общественных зон в связке с транспортной инфраструктурой – например, "Кроссрэйл плэйс руф гарден", сад на крыше станции "Канэри-Уорф".

Существуют и так называемые «грин руфс» - крыши для биоразнообразия: на такие крыши нельзя выходить, но они поддерживают необходимое количество птиц и насекомых в городе. Наконец, создаются зеленые дворы-подиумы, свободные от машин и придомовые террасы. 

Комфортная городская среда – это доверие и прогнозируемость

Город комфортный и город плотный принято противопоставлять. Но это не совсем правильно, – считает руководитель Высшей школы урбанистики НИУ ВШЭ Кирилл Пузанов. Нет «плотных плохих» и «неплотных хороших» районов - есть разные сценарии существования.

- На физическом уровне горожанин не различает «градации» плотности, но зато для него ощутимы тактильные, визуальные показатели,- продолжает Кирилл.  – Увеличение плотности далеко не всегда ведет к увеличению дискомфорта. Потому что комфорт зависит от очень многих вещей. Например, от «доверия к обобщенному другому» - проще говоря, от уровня доверия к окружающим тебя людям, в том числе, незнакомым. От уверенности, что если ты, к примеру, обронил кошелек (или потерял телефон), тот, кто нашел потерянное, обязательно тебе его вернет. И так далее.

 

И тут стоит повести речь о комьюнити – соседских, городских сообществах. Коммуникации становятся комфортными, когда окружающие вас люди разделяют ваши ценности (чистота в городе, много парков, одинаковые взгляды на спорт или празднование семейных торжеств, общее хобби и т.д.). А это уже не только о пространственном, но и о социальном комфорте.

Удобство городской среды проистекает, кроме всего прочего, еще и из прогнозируемости: когда человек понимает, что здесь будет через 10, 20, 30 минут. По мнению Кирилла Пузанова, активное противодействие горожан новым проектам – что сегодня случается сплошь и рядом - в основе своей имеет как раз снижение прогнозируемости пространства. 

Смотреть на проект «c масштаба человека»

Модное понятие последних лет – соучастное проектирование.

- Иногда людям нужно просто объяснить. Перевести с языка архитекторов, чиновников и социологов на нормальный бытовой язык, - говорит один из лучших наших специалистов по соучастному проектированию, архитектор Юрий Шередега (бюро «Sheredega Consulting»).

Кстати, бюро Юрия Шередеги много занималось соучастным проектированием в рамках московской реновации.

- Ведь почему людям страшно, волнительно? – продолжает Юрий. – Потому что архитектор предлагает что-то новое, непривычное. А горожанин к этому не готов. Порой достаточно доверительно поговорить, вовлечь людей в проект, сформировать сообщество, и дальше люди будут уже «за».

Как рассказывает Юрий, когда бюро начало работать по проекту реновации, «…мы опасались, что нас начнут бить, настолько накалена была обстановка». Но когда людям детально рассказали обо всех преимуществах переезда, их отношение изменилось.

По мнению Юрия Шередеги, смотреть на проект всегда нужно «с масштаба отдельного человека». Доносить до людей, что все будет по-честному, их не переселят куда-нибудь на окраину и т.д. Что переезд – это не так страшно.

 Один из домов, в которые переселяют москвичей по программе реновации

Бюро Юрия Шередеги делало, например, проект в Южно-Сахалинске. Так вот там пришлось убеждать людей, что дальний Восток – это не Крайний Север. И широкие окна и плоские крыши в новом ЖК здесь вполне уместны.

- Надо уметь масштабировать запросы человека. У горожанина должна быть уверенность в завтрашнем дне. А новое, оно ведь всегда тревожит. И это вполне понятно. Нужно эту тревогу снимать, - резюмирует Юрий Шередега. Ну и, конечно, не забывать о пост-проектировании: уметь возвращаться к тем жителям, с которыми придумывал проект. Обсуждать, что получилось, а что не получилось. Это создает впечатление, что жителей не бросили на произвол судьбы, и работа продолжается.

То есть, проект уже живет своей жизнью, это не что-то законченное и неизменное. И это безусловно повышает комфорт проживания в конкретном городе и конкретном районе в разы.

Елена МАЦЕЙКО

Материал подготовлен по материалам онлайн-дискуссии «Портрет города: на стыке урбанистики и социологии», организованной Институтом Генплана Москвы

 



Похожие публикации





Партнеры