11:5888% россиян не желают признавать присоединение Крыма

11:07Крымский мост оснастят 3D сканерами

10:04Выяснилось, зачем понадобился ремонт 200 железнодорожных переездов

09:34Страшная авария на станции метро «Бабушкинская» произошла сегодня утром

17:44Из старого детского лагеря под Шелеховым сделают реабилитационный центр

16:18На проектирование дорог в Белое-5 Симферополя потратят около 20 миллионов

15:48Scania впервые поставила коммунальную технику на метане

14:43В Электростале будет построен новый тепличный комплекс

13:06Выяснилось, каким стал крытый каток в Химках

11:49В Можайске строится новый дом по программе «реновация»

10:42МЦК пополнится 4 надземными переходами

10:02Каким будет современный мост в Калининграде

09:30Ужасная гибель молодого рабочего на стройке Кронштадтского морского завода

19:26Какой будет новая школа в Люберцах

16:00Каждый туляк знает, что ему надо исправить в городе

Потоп — стихия. Последствия — безалаберность

logo russianconstruction.com
Потоп — стихия. Последствия — безалаберность
Поисковые теги:
Принятые десятилетия назад программы защиты от наводнений до сих пор не реализованы

Для дальнейшего чтения материалов, пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.

Та катастрофа, которая произошла нынешним летом в Амурской области и Хабаровском крае, вызывает недоуменный вопрос: неужели возможности подобного разгула стихии никто не предвидел? Неужели не было разработано программ, предусматривающих меры по защите дальневосточных городов от наводнений?

Оказывается, были. Об этом мы беседуем с членом-корреспондентом РААСН, председателем Дальневосточного отделения академии, доктором технических наук Александром Беккером (фото слева).

— То, что произошло в Амурской области и Хабаровском крае, проблема не новая. Еще в 50-е годы наши специалисты, ученые Дальнего Востока, изучали проблему наводнений в регионе, причем изучали ее совместно с китайскими коллегами. В итоге была выработана совместная советско-китайская программа, которая принимала во внимание весь регион. Потому что Уссури, которая протекает по границе между Приморьем и Китаем, впадает затем в Амур и крупные наводнения захватывают территории обоих наших государств. В то время это хорошо понимали. Однако потом эти совместные исследования, к сожалению, постепенно прекратились.

На Дальнем Востоке проблемы наводнений есть не только в Хабаровском крае, но и в Приморском. Ученые-гидротехники в свое время разработали программу защиты населенных пунктов Приморского края от наводнений. И она тогда начала финансироваться. Однако в постсоветские времена все заглохло. А поскольку в Приморье наводнения бывают в среднем раз в десять лет, то именно тогда и начинается очередной ажиотаж вокруг последствий разгула стихии. Тем не менее, в соответствии с этой программой у нас все же построены ряд каналов, защитных систем, дамб. Такие мероприятия проводились во Владивостоке, в Находке, в Уссурийске и еще в ряде населенных пунктов Приморья.

— Кто должен финансировать реализацию подобных программ?

— Администрация края, области должна финансировать разработку проектов, а федеральные власти — их реализацию. То есть региональный бюджет оплачивает примерно 7—10 процентов общей стоимости проекта, остальное — федеральный. Местным бюджетам полностью вытянуть такие затраты ни при каких обстоятельствах не удастся. Государство должно систематически принимать участие в реализации этой программы. Это должна быть программа федерального уровня с регулярным финансированием. Потому что эти сооружения нужно не только строить, но и эксплуатировать, регулярно ремонтировать и т.д. Только так можно надежно защищать населенные пункты от последствий наводнения.

Собственно, раньше так и было. Я был председателем экспертной комиссии, которая принимала как саму эту программу, так и проекты защиты отдельных населенных пунктов. Такие программы должны быть в каждом субъекте, в котором существует риск наводнения.

— В чем суть этой программы?

— Программа разработана на основе изысканий, анализа, расчетов. Были конкретно для каждого населенного пункта разработаны мероприятия, с учетом их рельефа, геологии и т.д. В соответствии с этой программой были выполнены проекты защиты конкретных населенных пунктов. Была проведена классификация, в которой определялись величины стока, возможный вред, методы предотвращения... Если все это делать систематически, то ситуацию в случае наводнения можно улучшить, снизить риск тяжелых последствий паводков. Тогда не будут страдать ни люди, ни народное хозяйство. Ведь те 40 млрд руб., которые выделяются на ликвидацию последствий наводнения в Хабаровском крае и Амурской области — это только прямые затраты на компенсации пострадавшим. А такой ущерб, как, например, потери урожая и связанные с ними последствия, измеряется гораздо большими цифрами.

— Какие мероприятия обычно предусматривают такие программы?

— Программы предусматривают систематизацию и обобщение фондовых материалов и изысканий, оцениваются возможные методы защиты территорий от наводнений, объемы капиталовложений. На основе этих материалов выполняются проектно-изыскательские работы. Именно проектами предусматриваются конкретные мероприятия. Виды мероприятий зависят от многих факторов: рельефа местности конкретного поселения, объемов стока, застройки территории и многих других. Там, где достаточно низкие отметки, строят дамбы, проводят обвалование. А бывает, что, напротив, нужно не дамбы возводить, а проложить каналы, чтобы быстро сбрасывать поднявшуюся воду.

В ряде случаев нужно проводить расчистку русел рек. Например, несколько лет назад во Владивостоке русло одной из небольших речек оказалось засоренным, и сток в море под железнодорожной насыпью засорился, уровень воды поднялся и даже затопил первые этажи жилых зданий. А как прочистили — все нормализовалось.

Конечно, все это стоит денег, но в итоге — это гораздо меньшие затраты, чем те, которые государство несет от наводнений, особенно таких, как нынешнее наводнение в Хабаровском крае и Амурской области.

— А сейчас что, с вашей точки зрения, нужно сделать? Пересмотреть параметры защитных сооружений?

— Нельзя соорудить защитные сооружения на все возможные случаи жизни — это дорого и не оправдано. Поэтому нужно придерживаться тех проектных норм, которые существуют и учитывают особенности климатических условий конкретной местности. Они нормируют, от какого максимального уровня паводка должны защитить данные сооружения. На Амуре произошло ненормативное превышение уровня, это стихийное бедствие, от такого никто не застрахован. Однако если систематически проводить необходимые мероприятия, строить нормальные защитные сооружения, таких серьезных разрушений даже при сверхнормативных подъемах воды будет меньше.

Что делать? Просто об этом не надо забывать и систематически заниматься реализацией программ и конкретных проектов защиты территории и населенных пунктов от наводнений, в том числе и в нормальные, и засушливые периоды, а не «в горячем порядке», от наводнения к наводнению.

— В новостях показывали, как дом, построенный по канадской технологии, просто всплыл и где-то зацепился за столб, оставаясь на плаву. Может быть, в районах, подверженных наводнениям, строить именно такие дома в частном секторе? Своего рода «Ноевы ковчеги»?

— Не думаю. Просто нужно строить выше максимального уровня воды. Для этого необходимо либо делать насыпи, либо поднимать здания на свайных основаниях.

В некоторых районах спасают дамбы, в других — нужны другие мероприятия. Я уже говорил — все зависит от конкретных условий: рельефа, возможного уровня подъема воды, частоты подобных явлений и т.д. И сейчас, когда будут строить жилье для пострадавших от наводнения, все это обязательно нужно учесть. Однако надо понимать: даже если реализовывать конкретные проекты защиты от наводнений в рамках программ защиты от наводнений, то в таких кризисных ситуациях, как в этом году, ущерб все равно будет, поскольку проектами предусматриваются нормативные объемы стоков и уровни воды. Но он будет гораздо меньше, чем случилось сейчас.

— Что касается приморской программы, с которой мы начали разговор, «вдохнут» ли в нее нынешние события новые силы, сдвинется ли она с мертвой точки? Или будут ждать, когда нечто подобное произойдет и в Приморском крае?

— Лучше учиться на чужой беде, чем ждать свою. Надеюсь, что с мертвой точки она сдвинется. Однако теперь к программе нужно возвращаться уже с точки зрения современных позиций. Проекты, которые были разработаны раньше, уже морально устарели, их нужно переделать в соответствии с требованиями современных нормативных требований и воплощать в жизнь.

Сейчас в РААСН мы принимаем ряд мер, связанных с этой проблемой. Решили объединить потенциал научно-исследовательских и проектных институтов, вузов края, чтобы возобновить реализацию этой программы. Полагаю, нашему примеру последуют и другие регионы, где велик риск подобных стихийных бедствий.

— Спасибо за беседу!

Михаил ЗИБОРОВ

Фото:  vladtime.ru, psmigid.ru, tltnews.ru



Похожие публикации



Партнеры