16:48В Вологодской области из аварийного жилья в новый дом переехали 45 человек

16:03Проект капремонта улицы Котовского в Новосибирске оценили в 5,2 млн

15:35В Одинцовском округе откроется новый офис врача общей практики

14:59Новостройка с квартирами для переселенцев из аварийного жилья сдана в Зарайске

14:23В Рощинском поселке Красноярского края построят новую школу

13:46Стадион для регби построят рядом с жильем на пересечении Родниковой улицы с Киевским шоссе

12:55Москва поделилась градостроительным опытом с Новосибирской областью

12:34Специалисты АО «МОСГАЗ» ведут работы в ТиНАО с учетом природного ландшафта территории

11:44Поликлинику на 600 посещений в городско округе Коломна поставили на кадастр

10:59ГК «А101» построит первую школу искусств в Коммунарке

10:22Завершилась надвижка главного пролета моста через затон Новинки

09:55В Якутии открыли современный комплекс очистных сооружений

09:33Строители приступили к устройству фасада детского сада в Королеве

09:01В Чувашии введён в эксплуатацию первый пусковой комплекс группового водовода

18:00Капитальный ремонт моста через Мжару обойдется Суздалю в 88 млн

Гаврилов Посад. Родина богатырских коней

logo russianconstruction.com
Гаврилов Посад. Родина богатырских коней
Поисковые теги: Гаврилов Посад Источник фото: фото автора

Одни русские города начинались, обрастая ремесленными посадами, от дубовых крепостей, другие возникали как выросшие подмонастырские слободы, а Гаврилов Посад, о котором пойдет речь, прошел свой путь от села Гавриловского, развитие которого определило основание здесь в старину конного завода. Небольшой город Ивановской области стоит на берегах реки Ирмес, впадающей в Нерль Клязьменскую, и притока Ирмеса Воймиги, всего в 27 км от Суздаля. До административных преобразований Советской власти город относился к Владимирской губернии. Сейчас это – райцентр с населением около 5,5 тысяч человек.

 Мост через Воймигу построен в 1989 г. к 200-летию города. Рядом с ним расположен ставший пешеходным Суздальский мост, сооруженный в 1913 г. к 300-летию дома Романовых 

Слово о Залесье

Ополье, уникальный природно-исторический ландшафт Северо-Восточной Руси, возникло в результате движения ледника, и, конечно, сельскохозяйственной деятельности пришедших сюда славян, ассимилировавших угро-финские и балтские племена. Ледник же принес с собой илистые отложения, ставшие основой  местных плодородных почв, прозванных владимирскими и юрьевскими черноземами.

Вид Ополья

 

Археологические экспедиции А. С. Уварова, проведенные в 1851-1854 гг., вскрыли почти 7800 курганов на Суздальской земле. В ходе современных исследований Ополья обнаружены и исследованы 400 древних селищ тысячелетней давности и даже захоронения III-IV вв. н.э. Меря, мещера и мурома вместе с вятичами и кривичами вырубали редкие лесные участки и распахивали землю. Освобожденные от деревьев и кустарников луга становились кормовой базой скотоводства. В 1994-м, исследуя растительный покров Подмаревского луга близ Гаврилова Посада, ученые насчитали более 100 видов кормовых трав, в том числе редких.

Территория Ополья простирается от Переславля на северо-западе до Владимира на юго-востоке; ее делят на Владимирское, Переславское, Юрьевское, Суздальское Ополья, и площадь только Владимирского составляет около 200 кв.км.

Суздальское шоссе. Поклонный крест и стела на въезде в город.

 

В нашем привычном понимании природно-климатические зоны сменяются одна за другой в определенном порядке, начиная с арктических льдов и тундры, за которыми следуют лесотундра, лес, лесостепь, степь и так далее до влажных и жарких тропиков. Здесь же леса словно расступаются, открывая взгляду бескрайние возделанные поля, растянувшиеся по невысоким живописным холмам и окружая своими обширными массивами большой лесостепной природный анклав.

Плодородная земля Ополья обеспечила экономическую состоятельность нового государства, возникшего с распадом Киевской Руси – Ростово-Суздальского, а затем – Владимиро-Суздальского княжества. По границам Ополья встали города-крепости, оберегая житницу Юрия Долгорукого и его наследников. Дальновидная политика князей Северо-Восточной Руси, продолженная позже князьями московскими, способствовала переселению из южных, степных пределов жителей, терзаемых набегами кочевников и феодальными усобицами. Переселенцы приносили с собой родные имена городов и рек – так на Владимирской Руси поднялись города Переславль-Залесский, Галич (первоначально – Галич Мерьский), Звенигород, Стародуб, а впадающая в Плещеево озеро река стала Трубежем, и есть еще Трубеж в Рязани, и река Лыбедь есть, и не одна – и в Рязани, и во Владимире.

Плодородные Низовские земли

 

В Киевской Руси эти земли именовали Залесьем, а новгородцы – Низовскими, поскольку расположились они южнее Господина Великого Новгорода, вниз по течению рек, служивших русским главными торговыми путями. В Ополье растили рожь, ячмень, овес, лен. Занимая по площади всего лишь десятую долю современной Владимирской области, оно кормило хлебом не только Северо-Восточную Русь. Князья выгодно использовали географическое положение своих земель, перекрывая поставки хлеба на скудный урожаями Север, и вынуждали новгородцев идти на уступки. Правда, не всегда.

В память о Липицкой битве

 

У села Осановец установлен памятный камень. В апреле 1216 г. в нескольких верстах от Юрьева-Польского произошла кровопролитная Липицкая битва между ратями сыновей Всеволода Большое Гнездо. В то время рассорившийся с новгородцами князь Ярослав взял Торжок и перехватил путь подвоза в Новгород продовольствия, отчего в городе начался голод. Жители собрали дружину, созвали союзников и в споре за владимирский Великий стол выступили против Ярослава и Юрия на стороне их старшего брата, ростовского князя Константина. И победили. Побежденные суздальцы с муромцами потеряли свыше 9 тысяч воинов убитыми (по Татищеву – почти вдвое больше); победители о своих потерях умолчали. Так новгородцы отстояли свою независимость и от Киева, и от Владимира. Князья вскоре договорились между собой полюбовно, а кости русских ратников истлели в земле Ополья за несколько лет до появления в приграничных степях первых монгольских туменов.

В кипящих котлах прежних войн и смут

Село Гавриловское, расположившись вдоль старинного Стромынского (Остромынского) тракта, впервые упоминалось в 1434 г. в договоре московского князя Василия II Васильевича с Дмитрием Шемякой. Между соперниками были сложные отношения, и кончилось все это плохо. Но село на оживленной дороге понемногу крепло. Кроме сухопутной трассы рядом издревле проходила и водная. Именуемая «путем из варяг в арабы», она соединяла Нерль Волжскую с Нерлью Клязьменской и, тем самым, верховья Волги с Oкой, Север Руси с Каспием. Раздувались меха в кузнях, встречали гостей постоялые дворы. Вдоль тракта торговали нехитрым товаром.

Река Ирмес

 

Считается, что устроить здесь государеву конюшню повелел еще Иван Грозный,  возвращаясь с победой из Казанского похода. Скорее всего, так оно и есть, поскольку русское войско остро нуждалось в пополнении поголовья боевых коней. Документально существование конезавода подтверждается с 1587 (предположительно – на двадцать два года раньше). Село стало именоваться Гавриловской слободой непашенных крестьян – обеспечивая работу государевой конюшни, жители ее находились на царской службе, землю не пахали, а, помимо коневодства занимались разными ремеслами, кузнечным, например, или ткацким, торговали в своих лавках. Уходили в «отхожий промысел»: гавриловские каменщики строили по всей губернии. Говорят, когда французы оставили в Москву, то вслед за партизанами и регулярной русской армией в город вошли мастера из Гаврилова Посада – отстраивать сожженный город.

У Смоленской часовни

 

Предполагается, что для обеспечения конюшни необходимой инфраструктурой и работниками соответствующих профессий по царскому решению сюда переселили часть жителей из Новгорода после известных событий 1570 года.

Слободские люди освобождались от большей части повинностей и податей, управлялись дворцовыми воеводами или, чаще, имели свои органы самоуправления – сходы. Пахать, собственно, гавриловским слобожанам было нечего: одни земли вокруг села стали дворцовыми и также служили потребностям конезавода, а другие сельхозугодья обрабатывали крестьяне окрестных деревень. Образовавшаяся Гавриловская волость состояла из Гавриловской слободы непашенных крестьян, Старопашенной слободы, где оставались жить земледельцы прежнего села Гавриловское и ещё три деревни и 9 сёл.

В Смутное время. Картина С. В. Иванова

 

Размеренную жизнь страны прервала Смута, страшное время в истории Русского государства, когда само дальнейшее существование его оказалось под очень большим вопросом. Дворянские роды, города, иные монастыри присягали самозванцам, надеясь на сохранение своих прав, привилегий, владений, и просто чтобы уцелеть. Кланялись, писали челобитные. Отрезвление пришло быстро. Новоявленные властители щедро раздавали земли своим сторонникам, в том числе иноземцам. Обделенные шляхтичи хватались за сабли и отправлялись грабить.

Польские «крылатые» гусары. Историческая реконструкция сражения на Каринском поле под Александровым

 

О бесчинствах, творимых тогда на Руси польскими, литовскими панами и казацкими атаманами, в прошлом веке старались умалчивать, чтоб не порушить братских отношений между союзными республиками и партнерами по соцлагерю. Но правды не утаить, и не все архивы сгорели в пожарах, раздуваемых смутами и войнами. Паны грабили и рубились друг с другом; кто бы из них стал щадить русских крестьян. И не щадили, да так, что читаешь, и волосы дыбом встают. Зарастали пашни и луга Ополья. Пылали села, монастыри, города – многие, такие, как тот же Стародуб на Клязьме, бывший центр небольшого удельного княжества, так и не поднялись – только к началу XIX века здесь отстроилось село, названное Клязьменским Городком. Кстати, из рода князей Стародубских происходил Дмитрий Михайлович Пожарский.

Памятник Минину и Пожарскому в Москве

 

Сжег Стародуб, и не только его, пан Лисовский, яркий антигерой Смутного времени. Его разношерстная конница, не отягощенная пушками и обозами, как говорили, появлялась ниоткуда и исчезала в никуда. Потому что Лисовский и его «лисовчики» не оставляли в живых свидетелей, не жалея ни стариков, ни детей. Немало было таких лиходеев. Владимиро-Суздальская земля стала театром военных действий. По Гавриловской волости прошлись огнем и мечом полки гетмана Яна Сапеги, выгребли крестьянские запасы фуражиры Тушинского вора, в окрестных селах встали «на кормление» польские роты. Люди уходили в леса, сбивались в отряды, нападали на  интервентов. Крепко стоял Нижний Новгород, ставший ядром будущего победоносного ополчения. От  него пошло освобождение Ополья и всей Русской земли.

…и в Нижнем Новгороде

Чем крепла Гавриловская слобода?

Бурное развитие торговли и ремесел, произошедшее с наступлением относительной стабильности после Смуты – объективная закономерность. Разоренная Россия возрождалась, отстраивалась, набиралась сил, чтобы вернуть отнятое западными и северными соседями. Гавриловскую слободу окружали царские выпасы и сенокосы, приписанные к государевой конюшне. На берегу Воймиги стоял «государев двор», где останавливались высокие гости из столицы.

В кузне. Экспозиция в краеведческом музее

 

Среди ремесел на первом месте в слободе, понятно, значилось кузнечное дело. Прошли времена, когда конь был главной рабочей силой крестьянина, возчика, обеспечивал ударную силу кавалерийских дивизий, тянул на себе пушки и обозы по каменистым дорогам, лесам, полям и горным перевалам. Конские копыта спасали подковы; служили они один – два месяца и стоили недешево. Подкова, прибитая над дверью, не только звала счастье в дом, она еще и символизировала определенный достаток хозяев.

Подковы – изделия русских кузнецов. В отличие от английских были шипованными

 

В слободе варили пиво и мёды – ароматные хмельные напитки на основе сладкого пчелиного продукта, производили и продавали вино. Из немногим более сотни дворов, что насчитывались здесь в середине XVII века, восемь принадлежали солодяникам – так называли представителей этой профессии. Перепись подробно перечисляет всех гавриловских ремесленников – семь дворов числились за калашниками, по три – за возчиками, торговцами лошадьми (барышниками), мясниками и москательщиками, еще значились в документе мельники, портные, верёвщики, овчинники, рудомёты и даже профессиональные нищие. Примечательно, что уже во второй половине того столетия всех их записывали с фамилиями.

Некогда в центре слободы стояла церковь в честь св. Андрея Критского. Сведений об этом храме, к сожалению, не сохранилось. Ежегодно в июле, в день св. Андрея Критского здесь проводилась ярмарка, на которую съезжались торговцы со всей губернии. В строго установленные сроки шумели ярмарки в других городах и селах. Во время одной из них, в Осовицах, с суздальскими предпринимателями схватились знаменитые гавриловские купцы И. Зимин и И. Синебрюхов, перевернули прилавки конкурентов и  разбросали товар, за что были подвергнуты административному взысканию. Каких только казусов не открывают нам скупые на эмоции архивы… А гаврилово-посадский архив сохранился полностью.

 Здание, построенное не позднее 1797 г., еще до разработки «образцовых» проектов, служило  винным складом


В эпоху петровских преобразований и войн население страны сократилось, Коснулось это и Гавриловской слободы – число дворов уменьшилось до 77, на четвертую часть. Связано это, в том числе и с тем, что царским велением ремесленников, в первую очередь, кузнецов, переселяли на Урал. Конезаводы, как и многие другие казенные предприятия, распродавались, но Гавриловский, как один из самых знаменитых, оставили за дворцовым ведомством, объединившим все государственные конюшенные села и деревни.

Путь от слободы к посаду

Гавриловские торговцы на ту пору числились крестьянами. Это нисколько не мешало им успешно торговать на юге страны, в Сибири и столицах, что раздражало купечество соседних городов, и оттуда сыпались челобитные на высочайшие имена. Ох, не зря махали кулаками Зимин и Синебрюхов… Когда указом Петра III лицам, не записанным в купеческое сословие, запретили вести торговлю, у слобожан оказался, как теперь говорят, перекрыт кислород. При том что одни из них занимались поставками вина и продовольствия, другие – содержали мельницы и трактиры, а Г. А. Жилину принадлежала крахмально-пудренная фабрика, производившая до 1000 пудов картофельной пудры, и только этой пудрой пользовалась взошедшая на престол Екатерина II, предпочитая ее качество всем прочим образцам.

Дом купца Г. А. Жилина. Конец XVIII в. Сто лет спустя в нем открылась аптека, провизор которой, А. А. Давгин, увлекаясь фотографией, оставил потомкам серию открыток с видами города.

 

К ней-то, прибегнув к посредничеству генерал-губернатора Р. И. Воронцова и обратились жители Гавриловской слободы с просьбой присвоить поселению статус посада, что позволит им переписаться в  купечество или мещанство.

Для дарования такого статуса Гавриловская слобода должна была отвечать двум условиям: территорию иметь не менее полутора верст в радиусе, а совокупный капитал жителей – от 100 тысяч рублей. Городам требования предъявлялись более жесткие. Капиталы просителей на порядок превосходили означенную сумму, а вот земли под слободой оказалось всего 13 десятин 616 квадратных саженей (десятина – квадрат со сторонами в 0,1 версты). Решение вопроса затянулось на годы. К слободе приписывали пахотные земли, которые могли использоваться только для сельскохозяйственной деятельности, чем здесь давно не занимались и навыков не имели. Это к тому же вызывало протесты земледельцев ущемленных сел и деревень.

Современный городской герб. Серебряный конь, факел и два ткацких челнока

 

В конце концов, власти, заинтересованные в процветании купечества, прошения жителей слободы поддержали, и с мая 1789 года на карте империи появился новый посад, возникший хоть и велением сверху, но благодаря настоятельным просьбам снизу. В купечество записалась большая часть жителей слободы.

Что есть посад? С древних пор на Руси называли так выраставшие под стенами кремля (крома, кремника, детинца) не защищенные крепостными стенами дома ремесленников и торговцев, обеспечивавших своими трудами городскую экономику. Когда враг подступал к городу, посады сжигали, чтобы лишить неприятеля укрытий на ближних подступах и бревен для таранов. В посадских ремесленных слободах избирали старост и других представителей для решения общественно значимых вопросов. Позже стали появляться слободские села в местах оживленной торговли, они разрастались, и их начинали именовать посадами, но не городами – укреплений же нет. Таких населенных пунктов в России насчитывалось несколько десятков; многие из них стали городами, сохранив в названии память о посадском прошлом – Сергиев Посад, Павловский Посад, Мариинский Посад, Гаврилов Посад. В городах, посадах и селах сложилась система местного самоуправления. Первый посад Нового времени был учреждён Петром в Москве в 1699 г. С посадами XIV-XV вв. новые посады имели мало общего, а посадское самоуправление кардинально отличалось от городского.

Царь-реформатор, энергично перенимая европейские порядки, поименовал выборные органы власти на иноземный лад – магистратами и ратушами. Гавриловым Посадом стала управлять шестигласная Дума. Власть исполнительную осуществляла ратуша с избираемыми на трехлетний срок бургомистром, двумя ратманами (советниками, один из которых отвечал за полицейские дела, другой – за казначейские), словесные судьи – как правило, разбиравшие в устном порядке торговые дела, купеческий староста, мещанский староста – и так далее, вплоть до брандмейстера и трубочиста.

На месте старой  ратуши

 

1789-й – не только дата основания Гаврилова Посада, но и год взятия Бастилии. Крушение французской монархии весьма обеспокоило правящие круги России. Опасаясь проникновения в страну революционных настроений и разгула буржуазной вольницы, власти постепенно ограничивали компетенции посадского самоуправления, где не было ни чиновников, ни дворян. Из ведения ратуши исключили вопросы сбора податей; дела о разбоях, грабежах и убийствах, как и саму охрану общественного порядка, передали полиции. Предпринимателям заштатных городов и посадов запретили заниматься пивоварением. Гаврилово-Посадские купцы ответили на это, понятно, не привлекая внимания, вывозом капиталов в столицы и другие города. К тому же для строительства новых предприятий у бывшей слободы просто не хватало места. Основатель первого в посаде пивоваренного завода В. П. Бурков уехал в Калугу, где начал новое производство.

Дом купца Жинкина (1911) – скромный пример архитектуры в стиле модерн

 

Еще дальше пошел Николай Синебрюхов, открывший 13 октября 1819 г. пивоваренный завод в Гельсингфорсе (Хельсинки) – и не так давно Финляндия отмечала 200-летия этого ставшего известным на весь мир предприятия. «Кофф», продукт знаменитого холдинга Sinebrychoff – один из самых продаваемых пенных напитков Суоми. Разросшаяся компания контролирует почти половину финского рынка пиво-безалкогольных напитков. День 13 октября стал в Финляндии всеобщим праздником пива. В России
Синебрюховы содержали шесть почтовых станций в Петербургском уезде, построили множество зданий и сооружений на Николаевской железной дороге, которая, в общем-то, и соединила первопрестольную с землями нашего северного соседа, отвоеванными у шведов. А также снабжали продовольствием русскую армию, вставшую на границе со Швецией, и строителей возводимого здесь укрепрайона.

О происхождении своеобразной фамилии прославленного купеческого рода сложили легенду. Давным-давно раздосадованный дразнилками некий купец Краснобрюхов бил челом государю об изменении фамилии на благозвучную. Придумывать купцу новое прозвание царю было некогда, и резолюцию он начертал лаконичную: «Цвет изменить, брюхо оставить». Тем не менее, представители этой семьи пользовались уважением в обществе, и М. И. Синебрюхов, тот самый, содержавший почтовые станции в столице, избирался уполномоченным от Гаврилова Посада для встречи с императором по земельному вопросу.

Графический символ рубля, принятый в русском купечестве

 

Ставшая посадом слобода просуществовала в этом статусе 75 лет, пока в 1860-х посады не уравняли с городами. Новоиспеченные горожане из бывшей непахотной слободы разъезжались, и Гаврилов Посад стали активно заселять крестьяне и ремесленники. Оживил притормозившую экономическую жизнь города текстильный бум второй половины столетия, охвативший центр страны. Из 10 ткацких фабрик, работавших

в Гавриловом Посаде, крупнейшая принадлежала Зиминым. В деловой переписке купцы, между прочим, использовали графический символ рубля, имевший тогда иное начертание.

Возрожденная площадь

Макет старинного города работы В. К. Кулиева

 

В 1822 г. ратуша получила «фасадную книгу» с образцами домов, казенных и жилых, каменных и деревянных, типично классических, составленную под редакцией О. И. Бове, знаменитого восстановлением Москвы после недружественного визита Наполеона. Перепланировкой конюшенного комплекса занимался известный архитектор Е. Д. Тюрин. Центром будущего города стала Торговая площадь. В северо-восточной части ее завершал храмовый комплекс, о котором сегодня напоминает лишь сохранившаяся Михайло-Архангельская церковь.

Таким был городской храмовый комплекс

 

Невысокий одноапсидный храм с Успенским приделом, сооруженный в 1765 г., первоначально был освящен в честь св. Николая Чудотворца. Когда-то она считалась одной из самых богатых в уезде по числу храмовых икон и утвари. На месте главки возвышался высокий шатер. Не единственная тогда церковь в стоящем на перекрестке дорог в Москву, Суздаль, Юрьев-Польский, Переславль и Ростов Гавриловом Посаде, посвященная этому святому, покровителю путешественников, в 1920-х стала городским клубом. Потом – кинотеатром, еще позже – швейным цехом, а затем филиалом Ивановского завода расточных станков.

Михайло-Архангельская церковь. Наши дни

 

В не дошедший до нас храмовый комплекс входили разобранные в 1940-х колокольня и Воскресенская церковь. В ней, до появления Никольского храма, существовал придел Святителя Николая. Когда же пострадавшую за 70 лет Никольскую церковь вернули верующим, то решили ее переосвятить в память сгоревшего в незапамятные времена храма Архангела Михаила.

Дом культуры занял часть территории порушенного храмового комплекса, но своим фасадом продолжает тему «образцовой» застройки

 

Торговую площадь обрамляли Верхний порядок (ряд зданий к северу от нынешней  Октябрьской улицы) и Нижний, или Исподний порядок ( в сторону реки, от улицы 3-го Интернационала). Ближе к Ирмесу стояли дома Большого порядка, теперь это квартал от улицы Карла Маркса.

Ирмес с Фабричного моста

 

Восточнее, почти параллельно ей протянулась Фабричная улица (Розы Люксембург) с Фабричным мостом через Ирмес, а до появления фабрик по ней гоняли на водопой скот, и звалась она Стадной. В противоположной, юго-западной стороне центра, вдоль извилистого Ирмеса проходит Пионерская улица, бывшая Набережной, и находится на ней замыкающее Гавриловскую слободу Ильинское подворье Свято-Введенского монастыря. От него шли дворы примыкающей к Гавриловской Старопашенной слободы.

Ильинское подворье

 

Обливные полихромные изразцы, украшающие небольшой храм Ильи Пророка, в окрестных церквях не встретить. Говорят, они уникальны еще и тем, что секрет их изготовления утрачен. Изразцы выложены под профилированным, подбитым сухариками фризом, покрыты растительным узором. Кроме квадратных плиток здесь еще и фигурные изразцы в виде кувшинчиков и составных колонок.

Храм Ильи Пророка

 

Изразцовые ряды опираются на строй наборных колонок, а под ними, из-под полочек, повторяя их рисунок, свисают многоступенчатые язычки. Граненая апсида выдается вперед; на ней выложены киоты с треугольными разорванными фронтонами; их поддерживают наборные полуколонки. В киотах – мозаичные изображения Ильи Пророка и св. Николая. До восстановления разрушенной полностью Никольской церкви престол во имя этого высоко чтимого на Руси святого освящен здесь.

Изразцовый декор Ильинского храма

 

Желающие могут подняться на высокую колокольню, выстроенную в классическом стиле, и полюбоваться видом города с птичьего полета. Точной даты возведения храмового комплекса не назовут, но все постройки условно датируются XVIII - началом XIX вв.

Руины храма св. Николая

 

Пионерская спускается к реке. Мост через Ирмес выводит нас в Заречную часть города. У излучины на месте существовавшей еще в XIX в. срублена новая Смоленская часовня. Но мы возвращаемся в исторический центр на встречу с застывшими в камне свидетелями событий трех прошлых веков.

Дом Ершовых

 

Эффектный двухэтажный кирпичный дом со ступенчатыми аттиками, типичная архитектура конца XIX века, принадлежал льнопромышленникам Ершовым и был поставлен ими на месте старой полотняной фабрики купца Ковыляева. После революции в нем открыли школу, прозванную в народе «Ершовкой»; теперь здесь – районный отдел образования. Рядом – швейная фабрика, построенная в 1971 г. из силикатного кирпича.

Швейная фабрика. 1971 г.

 

По Октябрьской отправляемся к Торговой площади. Квартал этот назывался Средним порядком (а еще – «ковыляевским» кварталом), и его по наши дни украшают здания-памятники архитектуры позапрошлого столетия. В 1800-х здесь по «образцовому проекту» К. Росси построил дом купец 2-й гильдии Алексей Зимин, выдающийся представитель посадских предпринимателей. У родоначальника фамилии, Ивана Зимина было пять сыновей; Алексею – второму из них – отвели здесь землю под строительство дома.

Семейное дело набирало обороты: Петр Алексеевич Зимин владел на Нерли водяной мельницей и, видимо, брал строительные подряды. Сына своего он назвал в честь отца, тоже Алексеем. Тот прославился деловой хваткой: занимался строительными работами (в том числе и на конезаводе), имел водяные мельницы, выиграл на торгах право содержать в уезде почтовые станции и сумел с этим бизнесом развернуться в соседних уездах, Александровском, Юрьев-Польском, Суздальском. Кроме того, оценив перспективы развития в стране ткацкой промышленности, он завел миткалевую и нанковую фабрики и организовал полотняные светелки в ближайших поселениях.

Дом Зиминых

 

В начале 1812-го его избрали бургомистром, и тогда часть дел он передал сыну Асафу. В грозную пору нашествия «двунадесяти языков» Алексей Зимин руководил обеспечением работы госпиталей, размещением беженцев и прибывавших полков, участвовал в сборе средств для армии и трудился столь самоотверженно, что его переизбрали на следующий трехлетний срок, чего обычно здесь не случалось. Уже после войны Алексей Зимин стал судовладельцем: купил барку, нанял команду и отправил ее перевозить грузы по Волге. Достойный сын достойного родителя Асаф Зимин продолжал и развивал его успешное дело. На строительном поприще он известен проведением реконструкции здания Владимирского дворянского собрания, ремонтом каменной конюшни в родном городе и строительством тюрьмы в Суздальском Спасо-Евфимьевом монастыре. Кстати, этапы каторжников проходили и через Гаврилов Посад, и улица Советская, въездная в город со стороны Юрьева-Польского, именовалась Бутыркой.

 

Дома на Советской улице

 

Асаф Зимин держал фабрики в посаде и Юрьеве-Польском и, вероятно, на этой стезе сблизился с владельцами ткацких предприятий Барановыми. Старшая дочь Зимина Александра вышла замуж за И. Ф. Баранова, хозяина ситцевых мануфактур в Александровском уезде. Их сын, Асаф Иванович, названный так в честь деда, у которого было пять дочерей и ни одного наследника мужеского пола, стал основателем Соколовской мануфактуры, от которой пошел город Струнино (https://rcmm.ru/arhitektura-i-proektirovanie/53810-strunino-odin-otdelno-vzjatyj-malyj-gorod-na-peresechenii-strategij-i-koncepcij.html).

Бывшая богадельня, преображенная мансардой

В память об отце А. А. Баранова построила (в 1860-х) на Торговой площади напротив храмового комплекса одноэтажную богадельню. Советская власть отвела ее под ясли, что тоже неплохо. Сейчас, правда, ясель там уже нет, здание выкуплено, отремонтировано новыми хозяевами и надстроено мансардой, зато неподалеку причудливой формы вырос детский сад №1 с коническим шатром, образовав вторую архитектурную доминанту города, после Ильинской колокольни. А потомок большого купеческого рода, Анатолий Иванович Зимин известен как видный советский ученый-металлург. Дом, в котором он жил некоторое время в Гавриловом Посаде, сохранился, но очень нуждается в ремонте.

Детский сад №1


К благотворительности Зимины относились как к исполнению гражданского долга. Живы еще были в русском купечестве убеждения, что богатства даются человеку Богом во имя совершения добрых дел. Так, Асаф Зимин в голодное время организовал распродажу для бедных хлеба по ценам ниже рыночных, за что удостоился монаршего благоволения. Вдова Асафа Зимина устроила в Никольской церкви придел во имя царевича Иоасафа, небесного покровителя покойного мужа.

Двухэтажный, с портиком, трехчастным «итальянским» окном и мезонином особняк Зиминых в годы Советской власти занимали дом пионеров, детская библиотека, прокуратура, сельхозуправление. Сейчас в нем размещаются административные службы.

Дом Зезиных


Фасадом на Торговую площадь выходит другой купеческий дом с мезонином, также построенный по «образцовому проекту» в 1807 г. Сначала им владели предприниматели Ковыляевы, позже – купцы Зезины, хозяева первой в городе механической красильно-набивной фабрики. После революции здесь открыли узел связи, а в наше время он перешел в частные руки, приведен в порядок и выразительно замыкает юго-западную сторону площади вместе с расположенным по соседству пожарным депо.

Пожарное депо.

Памятник пожарному


Это одноэтажное кирпичное здание в стилистике промышленной архитектуры конца XIX века с щипцовыми фронтонами и узорами «городков», «ширинок» и «сухариков» выстроено на месте деревянной посадской ратуши. Сперва в правом корпусе находился магазин фирмы «Зингер», а в вытянутой части – конюшни пожарной команды, учрежденной еще в 1862 г. После революции постройку отвели под клуб и квартиры местных пожарных. Теперь она полностью принадлежит пожарной части, и рядом, четыре года назад установили памятник пожарному. 

На Среднем порядке


В застройке центра города «образцовые» двухэтажные дома и другие достопримечательности перемежаются с бревенчатыми избушками, а из-за них кое-где выглядывают примеры панельного домостроения. Мы сворачиваем на Нижний порядок и первым видим нежно-терракотовый особняк с арочными окнами второго этажа и богатым белоснежным декором, в 1900-м возведенный как трактир-чайная купчихой Т. В. Бессоновой.

Библиотека – бывший трактир Бессоновой


Позже оно превратилось в ресторан: первый этаж занимали кухня и склад, второй – собственно зал для желающих приятно провести время и вкусно поесть. В нашу эпоху в бывшем ресторане открылась городская библиотека, а одно время второй этаж занимал краеведческий музей, позже перебравшийся в двухэтажный дом первого бургомистра Гаврилова Посада А. И. Шумова. Тоже «образцовый» дом, со скругленным углом, выходящим на перекресток, изящным, легким оформлением оконных проемов, профилированным карнизом и мезонинами на все стороны света. Позже дом принадлежал купцам 1-й гильдии Киселевым, и в 1837 г. в нем проездом останавливались В. А. Жуковский со своим учеником, будущим императором Александром II.

Здание Гаврилово-Посадского краеведческого музея


Музей заслуживает отдельного повествования. Он создавался по инициативе общественности, поддержанной в апреле 1960 г. исполкомом, утвердившим оргкомитет во главе с И. Д. Константиновым – и через шесть лет уже принял первых посетителей, хотя до 1971 г. работал на общественных началах. Тогда его фонды насчитывали 2300 единиц хранения, сейчас – превышают 12 тысяч экспонатов, в том числе археологические находки, документы, костюмы, клады медных монет, предметы домашней утвари, кузнечного и ткацкого ремесел, старинные фотографии, картины художников. Отдельные экспозиции рассказывают об истории края, создании породы владимирских тяжеловозов, жизни города в военный и послевоенный периоды.

У ткацкого стана


Общий вид центра города воссоздан в макете уже известного нам по собранию Шуйского городского музея В. К. Кулиева, и с этого макета начинает интереснейшую экскурсию старший научный сотрудник музея Гаврилова Посада, историк, писатель, патриот Ополья и всей русской земли Борис Алексеевич Волченков. Без его подробного рассказа впечатление от Гаврилова Посада останется весьма поверхностным.

Торговые ряды

 

Мы возвращаемся на Торговую (Советскую) площадь и проходим вдоль здания Торговых рядов. Каменное строительство этого ансамбля, инициированное посадским головой И. Н. Киселёвым, началось в 1852 г. в центре города. На месте обветшавших деревянных лавок возвели два протяженных здания гостиного двора, где разместились хлебные, мясные, молочные лавки, а также заведения для торговли «красным товаром». Лавки разделяли сплошными брандмауэрными стенами, а сами здания обнесли галереей. Харчевни и восемь огромных постоялых дворов располагались в других частях посада. В 1964 г. один из корпусов Торговых рядов снесли, чтобы не мешал новому строительству на месте храмового комплекса.

Напротив Торговых рядов – несколько старых зданий, протянувшихся «единой фасадой». В центре, с тремя козырьками над проемами первого этажа,– дом купца Барашкова. В верхнем этаже он жил, первый – отвел под лавки. Именно этот дом в 1836 году был построен по рисунку №1 фасадной книги.

Дом купца Барашкова

 

Любопытно, что многие дома посадских жителей выходят на улицу узким фасадом, насколько место позволяло, при этом вытягиваясь в глубину квартала. Застройка центра велась по утвержденному императором плану, и Александре Барановой для строительства богадельни здесь, а не на окраине, потребовалось получить высочайшее разрешение. Получила, конечно, а позже пожертвовала городу 1500 рублей (постройка средних размеров дома тогда обходилась в 10-15 раз дешевле), чтобы ежегодные проценты с этой суммы направлялись в помощь беднейшим семьям.

«Парящий» фонтан и современные инсталляции старой площади

 

В 2018 г. Гаврилову Посаду удалось собрать средства, позволившие провести реконструкцию Торговой площади: их дали победа на конкурсе по благоустройству малых городов (30 млн), федеральная программа «Комфортная городская среда» (50 млн) и 27 млн рублей добавил местный бюджет. Кроме приведения в порядок большей части исторических зданий на Торговой-Советской, саму площадь застелили плиткой с геометрическим узором разных оттенков, символизирующих цветовое разнообразие земель Ополья, распаханных, засеянных и отведенных под пар. Напротив особняка Зезиных соорудили детскую площадку из бревен, чешуйчатую инсталляцию, названную павильоном «Шишка» и светодинамический «парящий» фонтан.

Здание училища

 

Есть в городе и другие архитектурные достопримечательности. Например, здание четырехклассного училища, возведенное в 1913 г. архитектором Л. М. Шерером, автором проектов больницы Красного Креста, нового фасада Епархиального училища во Владимире, Иоанно-Богословской церкви в Дулеве и ряда других храмовых и гражданских сооружений. Сейчас в этом доме работает Центр русского народного творчества.

Железнодорожный вокзал.

Водонапорная башня

 

Рядом с железнодорожным вокзалом (небольшим, но симпатичным) сохранилась старая водонапорная башня, простое, но приятное глазу сооружение. Железная дорога пришла в Гаврилов Посад в 1899 г., ровно через сто лет после открытия здесь первой почтовой станции. На привокзальной площади работает кафе-пиццерия «Встреча», и кормят вкусно. А вообще, если город рассчитывает на включение в маршрут «Золотого кольца» (а он рассчитывает), то следует восполнять недостаток предприятий общепита. Их тут маловато будет, хотя кафе «Дворик» - заведение вполне достойное.

Кафе «Дворик»


Дворцовый завод

Каменный ансамбль дворцового конезавода выстроен, как считается, по проекту, составленному еще архитектором П. М. Еропкиным в 1739 г. Однако через год зодчий был схвачен по делу Волынского и велением Анны Иоанновны вместе с другими участниками «заговора» казнен. Вероятно, уже во времена Екатерины II этот проект воплощали в жизнь инженеры петербургской «конторы строительства домов и садов» под присмотром дворцового архитектора И. Б. фон Фока, брат которого, Тимофей Борисович, позже служил здесь смотрителем конезавода.

Конезавод

 

Комплекс расположен в форме прямоугольника 206х136 м, и к Суздальскому шоссе обращена одна из его длинных сторон, украшенная башенкой с флюгером в виде вставшего на дыбы коня. Сооружение, рассчитанное на содержание 500 голов, имеет внутренний двор площадью 3,5 Га, а бескрайние поля и луга вокруг послужили ему отличной кормовой базой. Вокруг каменной постройки располагались и деревянные конюшни. Разводили здесь тогда лошадей рысистых пород.

Макет конезавода в краеведческом музее

 

В годы войны с Наполеоном гаврилово-посадские кони пополняли ряды русской кавалерии. Там же служили многие крестьянские и дворянские дети из уезда. Отдельно от собранных жителями средств полторы тысячи рублей внес М. И. Синебрюхов; к этим деньгам добавились и 500 рублей пожертвований других купцов, несмотря на то, что многие из них имели лавки в Москве, понесли большие убытки, и иные, разорившись, переписались мещанами.

После победы, тем не менее, гавриловопосадцы внесли свою лепту в строительство в Москве храма Христа Спасителя, и не только деньгами: гранит для сооружения поставлял из Финляндии Н. П. Синебрюхов.

Эмблема конезавода повторяет силуэт на шпиле башни

 

Конезавод работал до 1829 г., когда последовало распоряжение Николая I прекратить деятельность Гавриловского, Хорошевского предприятий и Пахринской конюшни для последующего размещения в них кавалерийских полков. Чтобы обеспечить их необходимым продовольствием и фуражом, чего в Ополье хватало. История Гавриловского дворцового конезавода прервалась на полвека.

Воспоминания о гусарском прошлом.

 

Однако началась другая, связанная уже с пребыванием в Гавриловом Посаде гусарских полков. Это не только балы, изысканные манеры офицеров, их французская речь вперемешку с нижегородской, конечно – «раздаются тары-бары – к нам приехали гусары!» Это и тот самый постой, легший на плечи тысячи человек посадских жителей, напряженность, неудобства, споры и ссоры. Тем более, что вначале сюда направили на постой сразу два полка, Киевский и Ингерманландский. Личному составу надлежало предоставить квартиры в домах, которых насчитывалось 190. Кроме того, 27 дворов освободили от повинности по бедности, а одному хозяину разрешили компенсировать отсутствие постояльцев деньгами.

Командир Киевского полка Д. А. Балашов во избежание неприятностей настоял на закрытии питейных заведений с 9 часов вечера и до 6 утра, а также воспрещении курения трубок во дворах и на улицах. Чтобы Посад не спалить.

Такой был состав гусарского полка (экспонат музейно-дегустационного центра)

 

Киевский полк, впрочем, понимая чрезмерность нагрузки на жителей, власти вскоре перевели в Юрьев-Польский, а «ингерманландцы» остались. Были, конечно, и балы, и свадьбы. И ссоры, и прочие недоразумения, но вину свою за них «киевцы» и «ингерманландцы» искупили в Крымскую войну, положив на поле под Балаклавой цвет английской кавалерии.

С закрытием конезавода (а при нем с 1740 г. даже существовала школа для детей конюхов) часть лошадей переправили в столичную дворцовые конюшни Санкт-Петербурга, а также на сохраненный Бронницкий конезавод. Других продали с аукциона. Вдов конюхов с мест не согнали и назначили им пенсион по 60 рублей в год. Часть служителей, выдав паспорта, отправили на работу в дворцовые конюшни Петербурга и в Бронницы. Остальных препоручили местным властям. Когда гусары покинули город, заводское здание некоторое время использовали в качестве пересыльной тюрьмы.

 

Владимирские тяжеловозы. Фото Алексея Кольцова

 

После возрождения в 1886 г. стараниями князя А. Б. Голицына конезавода (реконструкцию осуществил архитектор С. Г. Эверт) здесь приступили к выведению тяжеловозных коней – таких в России не было. Для селекции в Бельгии и Шотландии закупали жеребцов пород брабансон, клейдесдаль, шайр, арден и др., скрещивая их с местными кобылами. В результате 60-летней работы получили удивительно красивых и сильных коней, названных владимирскими тяжеловозами. Сразу не поверить, что этот высокий, до 175 см в холке «владимирец», бурой, гнедой или каурой масти с белоснежными отметинами ног, может вывезти до 4 тонн груза и даже более, а с полутора тоннами – бежать рысью, причем показывая рекордное время. Как послужил он стране после войны! Выведенную породу признали универсальной, отметив, что  «владимирцы» оказались хороши и в упряжи, в т.ч. для вспашки тяжелых почв, и под седлом, отличаясь при этом не только высокой работоспособностью, но и добрым нравом.

Мемориальная доска на здании конезавода

 

Владимирский тяжеловоз, прославивший отечественных коневодов – наша самая большая лошадь. Подковы, предназначенные для него, имели максимальный, 13-й размер. Памятник коню-силачу установлен в центре Гаврилова Посада, напротив музея. Другим памятником стал фильм-сказка про Илью Муромца – роль богатырского Бурушки исполнил жеребец по кличке Прозит.

В 1959 г. решением республиканского Совмина на базе Гаврилово-Посадской заводской конюшни создаются два элитных конезавода: в Гавриловом Посаде, под номером 49, и в Юрьев-Польском. За полвека была проведена большая работа по увеличению поголовья.

Памятник владимирскому тяжеловозу в центре города

 

…Лишенный господдержки завод закрыли в 2013 г. Оставшихся 90 лошадей, отправили на животноводческий комплекс в соседнем селе Ирмес. Поутру они пасутся на берегу Ирмеса. Продолжается разведение владимирских тяжеловозов в других хозяйствах, от Владимира до Уссурийска и у частных заводчиков.

А что же с историческим зданием?

Судьбу знаменитой постройки решил предприниматель И. Э. Кехтер. Когда-то профессиональный военный, в эпоху перемен он занялся строительным и ресторанным бизнесом, при этом изучая возможности развития внутреннего туризма в регионе. Дважды Кехтер избирался мэром Суздаля и сделал там для этого немало: построил туркомплекс «Горячие ключи», приобрел декорации фильма «Царь», ставшие основой местного музея кино, организовал фестивали «Русская баня» и «Бегом в лаптях», укоренил городской праздник Огурца и многое другое. Выкупая здание конезавода, Кехтер, член международной гильдии гастрономов, задумал превратить его в центр гастрономического туризма.

В одном из музейных залов

 

Согласование проекта реконструкции заняло несколько лет. К ремонтно-восстановительным работам приступили в 2018 г. – а в январе 2020-го музейно-дегустационный центр «Дворцовый завод» торжественно открылся. Лофт: анфилада, кирпичные стены, мощные деревянные балки, неяркий свет.

Сейчас в залах, где когда-то в стойлах постукивали копытами кони, можно увидеть несколько экспозиций, в том числе составленных из личных коллекций Кехтера: история конезавода, обширное собрание самоваров, а также винных бутылей разных форм и размеров, информация о традиционных алкогольных и безалкогольных напитках России. Здесь вам расскажут, чем отличается наливки от настоек (если коротко, то первые наливаются силой на солнце, а вторые набирают крепость в темном погребе), что такое ставленый мед, какими закусками заедали все это хмельное многообразие.

Ряды самоваров числом поспорят с коллекцией Тульского музея

 

В центре создано свое производство национальных напитков –  исключительно из местных ингредиентов. В дегустационном зале можно испробовать свыше 20 десятков наливок, настоек, медов и то, что понравилось – приобрести. Разработаны экскурсионные планы по историческому, производственному, гастрономическому направлениям, в том числе и для детей – вишневый лимонад очень даже хорош. Проводятся мастер-классы и квесты. Между прочим, и во времена Ивана Грозного, когда в каждом дворянском или купеческом доме особым шиком считалось иметь собрание из всевозможных наливок и настоек на все буквы алфавита, тоже устраивали игру: угадай на вкус слово, составленное из первых букв названий того, что отведал.

В баре выбор большой, но Минздрав предупреждает.

 

Планируется устройство гостиницы, дворцового зала, конного театра, дегустационных погребов. Здание конезавода, расположенное на Суздальском шоссе, в получасе пути до главной жемчужины Золотого кольца, с удобным подъездом, стоянкой и привлекательным содержанием имеет все шансы стать одним из основных пунктов туристического маршрута.

Размышляя о светлом будущем

Есть в наших малых городах, может, не во всех, но во многих одна примечательная черта. Люди с горячими сердцами, болеющие за свою землю, за свой поселок, город, не просто желающие его расцвета, но и реально прилагающие к этому конкретные усилия. Это они открывают музеи, пишут книги, причем наполненные интереснейшими сведениями, которые не отыщешь в столичных библиотеках. Они работают в архивах, восстанавливают дома, улицы, площади, порой за свой и своих единомышленников счет. Пишут обращения, выдвигают инициативы и, наконец, город получает признание и с ним поддержку пусть скромными, но средствами, позволяющими вывести его на новый уровень качества жизни и идти дальше.

Мемориал в память Великой Отечественной войны

 

Особенно ярко проявился характер простого нашего человека в годы Великой Отечественной. О подвигах горожан, ушедших на фронт, напоминают названия улиц Лизы Болотиной, Селиверстова, Шушина, мемориал у городского сада. Статуя воина с автоматом на груди и стела с высеченными именами ветеранов, отдельно – тех, кто не вернулся. На фронт ушли свыше 13 тысяч человек, 4287 из них погибли, 1743 пропали без вести, 1214 – умерли от ран. Пятеро стали Героями Советского Союза, один – полным кавалером ордена Славы.

Самоотверженно трудились в тылу. И вот один факт: председатель колхоза «Заря» села Володятино Гаврилово-Посадского района Ефросинья Александровна Молчанова отдала все личные сбережения, 50 000 советских рублей, на постройку танка для танковой колонны «Ивановский колхозник». В 1942-м это было. И ее точно никто не принуждал отдать ВСЕ.

- Не хочу, чтобы немецкие танки ходили по нашим володятинским полям. Не для немца десять лет работали мы, не покладая рук, не для него сколачивали свой колхоз…. Поможешь стране – навек богатым сделаешься, утаишь от страны – впрок не пойдет.

Вид на город с берега Воймиги  

 

Иногда кажется, что люди стали другими. Да нет, те же, и не так уж испортил их квартирный вопрос. Здесь заодно местная администрация, предприниматели, музейные работники, обычные горожане. Не все еще городские улицы покрыты асфальтом. Но уже  возрождается ткацкое производство, приводятся в порядок исторические здания, в центре народного творчества могут научить азам кузнечного дела или плетению из соломки и, может быть, во дворе конезавода мы вновь увидим статных владимирских тяжеловозов.

Прощальный взгляд на площадь

 

Евгений ШАПОЧКИН

 

Автор благодарит за помощь в подготовке материала Б. А. Волченкова и всех сотрудников Гаврилово-Посадского краеведческого музея



Похожие публикации

Все по теме: Гаврилов Посад




Партнеры