14:3010 тыс. москвичей переехали в новые квартиры по программе реновации на севере Москвы

13:00ФОК в составе ТПУ «Некрасовка» построят до конца года

12:30Совет Федерации поддержал Всероссийский форум «Умный город» в Мурманске

11:30В Подмосковье доля предложения коттеджей и таунхаусов с полной отделкой составила более 80%

11:00Лечебно-диагностический комплекс им. Логинова готов на 85%

10:20До конца года Москва выставит на торги около 1,5 тысяч объектов недвижимости

10:00Май: спад на рынке жилья Москвы продолжается

09:30Научный арт-объект «Сингулярность» открыт в Черноголовке

09:09В Ингушетии с 2019 года построено 9 объектов водоснабжения

17:20ДОМ.РФ и Чувашия договорились о снижении ставок по льготной ипотеке

17:00С начала года в России восстановлены права почти 13 тыс. пострадавших дольщиков

16:30«Северсталь» получила награду конкурса «Сила металла»

15:30ДОМ.РФ предлагает продлить программу выплат семьям на погашение ипотеки

13:00Подстанцию скорой помощи в Щербинке достроят за счет бюджета

12:30Международный центр самбо и центр бокса в «Лужниках» готовится к вводу в эксплуатацию

Готика в Красном

logo russianconstruction.com
Готика в Красном
Поисковые теги: Чесменский храм Готика Источник фото: Фото автора, Галины Левиной и из открытых источников

Столицы и многие крупные российские города за века своего существования превратились в подлинные архитектурно-исторические сокровищницы. Порой, бродя всего лишь по одной улице Москвы или в пределах квартала, можно окунуться в атмосферу разных веков – конечно, обладая, кроме знаний, определенной долей фантазии. Однако иногда малые города и села преподносят путешественнику неожиданные сюрпризы. Как, например, небольшое село Красное в Тверской области, где над простыми одноэтажными домиками возвышается величественный готический храм.

Европейские каноны и архитектурные грёзы на Руси

Готика – определенный период в развитии искусства католического Запада, и в русском храмовом зодчестве явление редкое. В допетровской России даже приглашенные итальянцы строили по предписанным православной церковью канонам, беря за образцы соборы Владимиро-Суздальской Руси, Новгорода, Пскова, развивая и обогащая наследие старых храмоздателей новыми навыками, приемами, конструктивными решениями, разрабатывая новые композиции и многообразие декора. Рост торгово-экономических связей с зарубежьем содействовал культурному обмену, что отражалось, в том числе, и в иконописи – совершался постепенный переход к более реалистичному изображению фигур святых и сюжетов из Священного Писания.

Кусково. Спасский храм

Именно с реформами Петра, когда в Петербурге под руководством европейских архитекторов закипели масштабные строительные работы, в российском храмовом зодчестве все громче зазвучали мотивы барокко, а позже – классицизма, выросшего из геометрически правильных античных построений. Стиль барокко в России не стоял на месте, постоянно развивался, и в литературе можно встретить отнесение, скажем, здания церкви Петра и Павла на Новой Басманной улице Москвы – к петровскому барокко, домового Спасского храма Шереметевых в Кусково – к аннинскому барокко, Знаменскую церковь в Дубровицах – к голицынскому, а Смольный собор Санкт-Петербурга – к елизаветинскому или растреллиевскому.

Царицыно. Виноградные ворота

Готику выбирали, скорее, как каприз, как желание отойти немного в сторону от привычных форм и правил, как романтическую мечту. В конце XVIII века одновременно с торжествующим классицизмом, строгим, официальным, появляются готические ансамбли в Царицыно и под Петербургом, баженовский храм Владимирской иконы Богоматери в Быково, чуть позже – Ново-Никольский собор в Можайске. Готические детали встречаются не только в храмовых постройках той поры – Матвей Казаков обогащает ими проект Петровского путевого дворца. До этого ему было поручено выстроить комплекс павильонов на Ходынке в честь победы в русско-турецкой войне 1768-1774 гг., и он изобразил на поле османские крепости с характерными башенками. Екатерине понравилось.

Быково. Храм Владимирской иконы Богоматери

Подвластно полету фантазии готический арсенал с его вимпергами, фиалами и стрельчатыми арками пополнялся восточными декоративными элементами, и тогда звучало новое определение, «мавританский стиль». Однако русская готика придерживалась своей национальной традиции – она была, как правило, «краснокирпичной», с белоснежными декоративными элементами, что связывало ее с эпохой допетровского, московского барокко, торжествующего в архитектуре храмов Нарышкиных и Строгановых.

Можайск. Ново-Никольский собор

С викторией же в русско-турецкой войне связано появление в екатерининской России трех, выстроенных в согласии с единым проектом готических храмов, из которых до нас дошло, увы, только два.

Ошеломляющая победа

Успешным действиям русской армии под командованием Румянцева и Суворова в значительной мере способствовали победы на море. Россия в то время никаких военно-морских баз на Черном море не имела. Здесь безраздельно господствовал турецкий флот. По замыслу братьев Орловых несколько отрядов боевых кораблей совершили весьма непростой переход от берегов Балтики в Средиземное море, объединившись в эскадру под общим командованием Алексея Орлова.

У греческого острова Хиос 24 июня 1770 г. (по ст. стилю) российские моряки атаковали практически вдвое превосходящий их по силам турецкий флот и сумели полностью уничтожить его, понеся незначительные потери. Кульминация сражения произошла в Чесменской бухте, куда ретировались турецкие корабли, полагаясь на защиту береговой батареи. Где и были сожжены огнем русской корабельной артиллерии и атакой брандеров (специально предназначенных для этого зажигательных судов).

И. К. Айвазовский. Чесменский бой. Фрагмент картины

Триумф ошеломил и могущественного противника России, и ее недоброжелателей, и временных доброжелателей тоже. В русско-турецком споре Франция, считавшая себя ключевой фигурой в Европе, поддерживала Турцию (в том числе закрыв свои порты для захода кораблей российской эскадры). Напротив, Англия оказала содействие России, благоразумно решив поддержать более слабого, на взгляд владычицы морей, конкурента в борьбе за южные моря и торговые пути.

Известие об истреблении османского флота императрица получила во время своего летнего вояжа в Царское село. Согласно преданию, именно на этом месте она поручила архитектору Юрию Матвеевичу (он же – Георг Фридрих) Фельтену построить соответствующую этому торжественному случаю церковь и путевой дворец.

Чесменский храм в Санкт-Петербурге

Ближайший помощник, а потом и продолжатель замыслов Ф. Растрелли, Фельтен увлекался готикой. Чесменский дворец (1771-1777) и Чесменская (Рождества св. Иоанна Предтечи, 1777-1780) церковь выстроены им в готическом стиле.

К вопросу о терминологии. Долгое время работы зодчих, выполненные в готической традиции именуют псевдоготическим стилем. Вслед за этим появился и термин «псевдорусский стиль». Приставка «псевдо» означает, как известно, «ложный», что оскорбляет память архитекторов, честно трудившихся над созданием наших историко-культурных памятников. Справедливее употреблять здесь другой термин – «неоготика», мы так и поступим, или вообще обойдемся без приставок. А то можно так далеко зайти, что и классицизму не поздоровится; переименуют в псевдоантичность.

На церемонию закладки Чесменского храма Екатерина пригласила шведского короля Густава III, своего, между прочим, двоюродного брата (король, присутствовавший на церемонии как «граф Гогландский», положил один из камней в основание будущей церкви). Императрица рассчитывала тем самым дать понять северному соседу всю бесперспективность войны с Россией, однако в этом не преуспела: в ходе второй русско-турецкой кампании Густав, воспользовавшись моментом, начал против нашей страны боевые действия. Страны нанесли друг другу несколько чувствительных поражений, на чем война и завершилась, с сохранением прежних границ – тогда, как изначально, кроме предъявления собственных территориальных претензий шведы требовали еще и вернуть Крым туркам.

Чесменский храм. Фрагменты декора

В дни десятилетнего юбилея Чесменской победы храм был освящен – в присутствии еще одной коронованной особы, императора Священной Римской империи Иосифа II, неофициально посетившего Россию под именем графа Фалькенштейна. Императрица повелела именовать дворец и храм «Чесменскими» и вскоре передала помещения Кавалерской думе учрежденного ею в 1769 г. ордена св. Георгия Победоносца, которым награждали за проявленную в бою храбрость. В заседаниях этой думы, ставящей целью изучение военных подвигов и оказание помощи израненным героям сама Екатерина порой принимала участие.

При всем своем торжественном величии Чесменская церковь оставалась летней, и позже, внутри дворца устроили зимний храм Рождества Христова. Сам дворец в царствование Николая I отвели под богадельню для инвалидов войн и перестроили, лишив готического декора. У церкви возникло воинское кладбище.

В послереволюционные годы Чесменскую церковь постигла, как и многие другие храмы, печальная судьба. Ее закрыли в 1919 г., сняли колокола, кресты и отвели под «Первый концентрационный лагерь для принудительных работ». В 1924 г. храм отдали архиву Главнауки, а потом устроили в нем столярные мастерские. Тогда же, в 1930-м, случился пожар, сгубивший внутреннее убранство. Уже после войны церковь реставрировали и организовали в ней филиал Военно-морского музея, «Чесменская победа». В 1990-х здание вернули церкви и отремонтировали, восстановив по старым чертежам и прежний иконостас.

Чесменская победа, одна из ярких страниц в героической истории российского флота, увековечена памятниками в Гатчине и Царском Селе. В ее честь устроены парадные залы в Большом Петергофском и Большом Гатчинском дворцах, много позже названы мыс в Анадырском заливе, село в Челябинской области. Три белые полоски на отложном матросском воротнике символизируют три победы России на море: Гангут, Чесму и Синоп.

По образу и подобию

Д. Г. Левицкий. Портрет А. Д. Ланского

Как торжественная закладка, так и освящение Чесменской церкви, проходили при большом скоплении народа, и в первых рядах стояли представители высшего света, императорского двора. Конечно, здесь присутствовали юный фаворит Екатерины А. Д. Ланской и директор Придворной певческой капеллы М. Ф. Полторацкий.

Про Александра Дмитриевича Ланского известно, что в фаворе он пребывал недолго, в политику не вмешивался и всегда старался примирить императрицу с наследником. Сразу после освящения Чесменского храма Ланской начал строительство в своем селе Посадниково Новоржевского уезда Псковской губернии Никольской церкви, используя проект Фельтена. Храм освятили в 1783 г., а в 1789-м рядом с ним воздвигли в том же стиле четырехъярусную колокольню. Ланского к тому времени уже не было в живых: он заболел и скоропостижно скончался в возрасте 26 лет. Храм редко использовался по назначению, пришел в запустение и начал разрушаться. В конце концов его разобрали, уже при Советской власти, хотя предложения о сносе поступали от местных жителей задолго до революции.

Вид на Чесменскую церковь

А вот Преображенская церковь, построенная в имении Полторацких, сохранилась и дошла до наших дней. Отличия есть, но они незначительны.

В основе архитектурного решения Чесменской церкви и ее архитектурных копий лежит схема центрического четырехлепесткового храма, в плане соответствующего пропорциям «греческого» равноконечного креста. Помещение перекрытого куполом центрального объема – квадратное; к нему примыкают полукружия боковых «лепестков». Стрельчатые, характерные для готической архитектуры, арки объединяют главный объем с боковыми, подчеркивая устремленность всего сооружения ввысь. В помещениях прекрасная акустика.

Готический декор Чесменской церкви более насыщенный, чем у ее копии в Красном: к общему для обеих построек ритмичному рисунку белоснежных вертикальных тяг добавлен орнамент из стрельчатых арочек, филенки и розетки; в тимпане западного портала (питерский храм имеет единственный вход) изображено «Недремлющее око», а по бокам под пирамидальными сенями установлены аллегорические фигуры Веры и Надежды, причем руки первой сжимают типичный католический крест. Барабаны прорезаны стрельчатыми же арками, а купола и главы украшают четверки остроконечных башенок-пинаклей. «Французская роза», круглое, наборное окно над входом, подчеркивает соответствие стилю.

Чесменский храм. Оформление портала

Преображенский храм считают менее точной репликой Чесменской церкви, чем утраченное строение Ланского. Неудивительно: Фельтен строил для фаворита дом в Петербурге и вполне мог передать молодому заказчику свой проект, кто бы этому помешал… Полторацкие, видимо, воспользовались документацией, но поручили внести в нее некоторые изменения.

В Преображенской церкви не один, а три входа, и над главным, западным, в руках у правой фигуры – православный крест, у левой – труба Апокалипсиса; это уже не аллегории Веры и Надежды, это изображения ангелов, предвещающих неизбежность Страшного суда. «Недремлющего ока» не наблюдается, портал заметно ýже. Здесь декор скромнее и выполнен из знаменитого старицкого белого камня, добытого в местных каменоломнях, в то время как у оригинала все украшения – лепные. Стрельчатые окна в Красном более вытянутые, а главный купол несколько приподнят: за зубчатым парапетом возвышается основание, увеличенный вертикальный размер которого декорирован такими же зубцами и отвесными белокаменными тягами. Западный «лепесток» отчетливо выступает вперед и украшен поверху скругленным аттиком, напоминающий чем-то русский кокошник. В Красном мы видим подобный аттик и над восточным «лепестком». Колокола располагались внутри северного и западного барабанов.

Преображенский храм в Красном. Оформление портала

Внутреннее убранство Преображенского храма также скромное: помещения выкрашены в теплый желтый цвет; линии сводов подчеркнуты тонкими нервюрами. В старину в желтый цвет окрашивали и наружные стены, а белокаменные детали время от времени отбеливали. Другие украшения интерьера не пережили испытаний XX века и при реставрации их остатки удалили.

Генерал-бас, Полторачиха и снова Пушкин

Д. Г. Левицкий. Портрет М. Ф. Полторацкого


Судьба Марка Федоровича Полторацкого отчасти повторяет историю его покровителя, Алексея Кирилловича Разумовского: оба они – сыновья украинских казаков, возвысившиеся благодаря певческому дарованию. Полторацкий, правда, фаворитом не стал, но также был жалован потомственным дворянством дослужился до поста директора Придворной певческой капеллы и получил чин действительного статского советника, т.е. 4-го класса Табели о рангах, что соответствовало генерал-майору. Остроумный Потемкин окрестил его «генерал-басом». Впрочем, самого светлейшего князя Таврического за глаза именовали «фаворит-аншефом», поскольку Потемкин сумел сохранить посты, свою значимость при дворе и содействовал Екатерине в выборе новых сердечных друзей.

Рано овдовев, Полторацкий женился снова, на этот раз – на небогатой дворянке Агафоклее Александровне Шишковой. Невесте не минуло и 15 лет, тем не менее, она быстро взяла в свои железные руки движимое и недвижимое имущество супруга и изрядно его приумножила. Не забывая при этом о материнстве: в семье родилось 22 ребенка.

Главный вход

Нрав Агафоклеи отличался суровостью, порой переходившей в жестокость, о чем ходила легенда, что якобы за это пригрозил ее публично выпороть сам благословенный император Александр Павлович. Разбившись однажды в карете, она осталась навсегда прикованной к постели, но и с этого печального ложа до самой смерти распоряжалась не только имениями и принадлежавшими ей по всей губернии винокуренными заводами, но и делами потомства. В округе ее втихаря прозвали «Полторачихой» и справедливо остерегались, если не сказать – трепетали.

Д. Г. Левицкий. А. А. Полторацкая

Кумиром своим Полторачиха считала императрицу Екатерину, и решение о строительстве в Красном копии Чесменского храма, понятно, не случайно. Возведение церкви шло при ее непосредственной поддержке и под пристальным вниманием, а по завершению работ помещица пожертвовала храму Евангелия, литургические наборы, две ризы и резной иконостас. Кроме того, именно на средства Полторацких в Старице взамен утраченного был возведен новый Борисоглебский собор.

Отходила Полторачиха в мир иной достойно. Почувствовав близкий конец, она приказала вынести себя в зал, собрала домашних, дворню и соседей и прилюдно исповедовавшись перед ними, покаялась и попросила прощения, на что ей хором ответили «Бог простит!» Русский народ, вообще, отходчив.

 При строительстве в красном широко использовали местный белый камень

Про одного из сыновей М. Ф. Полторацкого, Петра, известно, что владел он имением на Полтавщине и значился надворным советником (7-й класс). А еще – что его дочь Анна стала женой генерала Ермолая Керна, потомка английских дворян, участника турецкой, польской, шведской кампаний и наполеоновских войн, в каждой из которых проявлял подлинное мужество и не раз был ранен.

Мужа своего Анна Петровна Керн не любила и с 1827 г. супруги жили раздельно. Не любил его, вроде бы, и Пушкин, отметившийся в адрес генерала хлесткой эпиграммой. Правда, считается, что именно генерал Керн стал прообразом Гремина в «Евгении Онегине».

Как видим, без участия великого русского Поэта и этот наш рассказ не обошелся. Имение Полторацких в Красном Пушкин посетил в 1826 г. и вряд ли оставил без внимания необычный и величественный готический храм.

Пережить двадцатый век

Стройные ряды пинаклей Преображенского храма


В 1930-х Преображенскую церковь закрыли и устроили в ней колхозный склад. Каменную ограду, возведенную вокруг храма в конце XIX века, разобрав, перенесли в Старицу, где ею опоясали городской сад. Медным колоколам повезло меньше, их переплавили – страна нуждалась в металле. Похоже, изъятие церковных колоколов для государственных нужд стало давней традицией: Иван Калита в назидание забирает колокол у тверичей, Иван III – у новгородцев, а Пётр повелевает лить из колоколов пушки. Наверное, их надо относить к продукции двойного назначения, церковные колокола.

Внутреннее убранство за шесть десятилетий сильно пострадало. Однако храм сберегли, признав его архитектурной жемчужиной, и в 1979-1982 гг. произвели консервацию. А в 1999 г. вернули верующим и вскоре привели в порядок.

Это, увы, не радует глаз

На фотографиях, сделанных автором поздней осенью прошлого года, отчетливо видны серо-зелёные потёки, свидетельствующие о неудачном водоотводе с кровли. Внутри же храма все очень просто, очень чисто, и очень уютно. Рядом со зданием предусмотрена площадка для стоянки автотранспорта; это правильное решение, поскольку улицы в селе неширокие, и туристическим автобусам там не развернуться.

Организованный туризм с посещением многочисленных достопримечательностей родной страны, который у нас называют внутренним, а за рубежом – адекватным, может помочь решить многие проблемы, связанные с сохранением архитектурных памятников. Красное – один из ключевых пунктов маршрута Тверь – Старица – Ржев, и если постараться, то он, проходящий через города-памятники, станет одним из самых популярных. Ведь кроме свежего воздуха, чистых рек и живописных лесных пейзажей все здесь напоминает о славных и трагических событиях нашей древней и недавней истории.

К приходу Преображенской церкви приписан стоящий на повороте в Красное, у села Братково, храм Спаса Нерукотворного Образа. Он построен в 1804 г. на средства генерал-майора Д. И. Ермолаева, участника войны 1812 года, а позже –казанского и вятского вице-губернатора. Его семья владела здесь имением, которое так и называлось: Ивановское-Ермолаевых. Авторство проекта храма приписывают знаменитому русскому архитектору Н. А. Львову, подарившего тверской земле не один каменный шедевр.

Храм Спаса Нерукотворного Образа в Ивановском-Ермолаевых

Церковь возведена в стиле ампир, восьмерик на четверике, под большим куполом, с примыкающими трапезной и колокольней; вход оформлен четырехколонным портиком, отделанным зубчиками-дентикулами, которые в русском зодчестве именуют сухариками.

Храм в 1937 г. отдали под склад удобрений, но несмотря на практически полностью утраченную стенопись и внутренний разор, он неплохо сохранился конструктивно и может быть восстановлен. Пока же здание объявлено архитектурным памятником и взято под охрану, что, учитывая расторопность действий наших охранных ведомств, вселяет беспокойство. Правда, купол уже перекрыли железом, защитив здание от осадков. Миновать этот поворот туристы, направляющиеся в Красное, никак не могут, а значит, есть надежда, что до него дойдут руки, если наш внутренний туризм станет адекватным.

Спасский храм полвека назад (из архива прихода Преображенского храма)

Восстановить порушенные архитектурные шедевры исключительно за счет региональных бюджетов невозможно. Для этого государство должно перейти от слов к делу, разработать комплексную, на основании предложений с мест, программу и выделить достаточные средства. Масштабные работы по возрождению нашего наследия к тому же могут обеспечить занятость многих нуждающихся; здесь потребуются не только квалифицированные специалисты-реставраторы, но и руки тех, кто примется за расчистку завалов, вырубку сорного леса, погрузку и разгрузку материалов и пр. Пройдет несколько лет, и люди увидят, как преображается страна.

А пока зияют святыни наших предков выбитыми окнами и прорастают березками, но держатся еще, из последних сил надеясь, что мы когда-нибудь поумнеем.

Евгений ШАПОЧКИН

Фото автора, Галины Левиной и из открытых источников



Похожие публикации





Партнеры