15:00IT-компании «Юникорн и «Базис.Недвижимость» представили новое ИТ-решение для застройщиков и планируют развивать совместные проекты

14:00ДОМ.РФ распределил 1 млрд руб. для выдачи ипотеки на ИЖС без подрядчика

13:20«Северсталь Стальные Решения» стали призером Всероссийского конкурса «Сила металла»

12:00Клиенты Банка ДОМ.РФ смогут открывать счета эскроу в мобильном приложении

11:30Промкорпуса на площадке «Руднево» в «Технополис “Москва”» будут готовы до конца лета

11:00Начинается проектирование второго автомобильного моста в Мнёвниковской пойме

10:30Низкий старт: кинотеатры и фитнес-центры могут покинуть питерские ТЦ

10:00В Подмосковье планируется обустроить более 80 км веломаршрутов

09:30ДОМ.РФ вдвое увеличил объёмы выдачи льготной ипотеки

17:30В 17 регионах России стартовало строительство и реконструкция новых объектов водоснабжения

16:30В Питере покупатели элитной недвижимости увеличили средний бюджет покупки до 39 млн

15:30На улице Булатниковская появится спорткомплекс с текстурой под камень

14:50Спрос на аренду дач в Ленобласти растёт 5 месяцев подряд

14:2053 общественных пространства благоустроено в Тамбовской области с начала 2022

13:00Спрос на элитную аренду остается вдвое ниже прошлогодних показателей

Семь веков Старицы

logo russianconstruction.com
Семь веков Старицы
Поисковые теги: Старица архитектура Источник фото: фото автора

В маленьком и уютном городке на Верхней Волге проживают всего 7300 человек. Старица раскинулась на обоих берегах великой реки, здесь не столь широкой, и правобережную сторону города называют Тверской, а левобережную – Ржевской или Московской.

Город невелик, но история его богата на события и громкие имена. Старицкая земля помнит княжеские усобицы, татаро-монгольские разорения, опричнину, Смуту, недолгую пору затишья и все потрясения и беды XX века. В ее драматической летописи оставили свой след Михаил Тверской, Дмитрий Донской, Иван Грозный, первый русский патриарх Иов, император Александр I, солнце нашей поэзии Пушкин, флотоводец, герой обороны Севастополя Корнилов, маршал Захаров и многие другие, чьи имена, как даты, стали вехами в русской истории. Что еще интересно: в этом маленьком городе есть удивительные, уникальные архитектурные памятники, которые даже для искушенного знатока станут неожиданным открытием.

Великокняжеские войны

Старицкое Городище

Первым городом по течению Волги считается Ржев – отсюда много веков назад начиналось волжское судоходство. Реки долгое время, зимой и летом были главными транспортными артериями России. От Ржева течет Волга к Зубцову, а потом поворачивает на Старицу, и все это – земля тверская. Суда с хлебом, мясом, другими товарами шли караванами, в том числе через Старицкую пристань, пока главную роль в российских сообщениях не начал играть железнодорожный транспорт. Считается, что тверской князь Михаил Ярославич и основал будущий город Старицу, приказав в 1297 г. срубить крепость на крутом левом берегу. Правда, называлась тогда Старица иначе, Городеском, а еще, говорят, Любимом – так величал ее Иван Грозный, во время Ливонской войны назначивший здесь свою ставку.

Как выглядела деревянная крепость, можно увидеть по музейной реконструкции. Бревенчатые стены, представлявшие собой срубы, заполненные камнями, известью и глиной, венчали 13 башен-стрельниц, окружал глубокий ров. Из одной башни к воде был проложен тайный ход. В конце XIV в., когда население Старицы утроилось, посад укрепили и тоже обнесли валом со рвом. Так появилось Новое Городище; его именовали посадом, а Старое – кремлем. На рубеже XIV-XV вв. в кремле выстроили белокаменные Михайло-Архангельский собор и Никольскую церковь. Оба храма сильно пострадали в Смутное время, к концу XVII столетия пришли в полную негодность и не восстанавливались. Интересно, что в ходе раскопок на месте Михайло-Архангельского собора обнаружили остатки еще более раннего каменного храма, отнесенного к XIII веку.

Так выглядела эта крепость над Волгой (реконструкция)

После того, как русские границы отодвинулись еще дальше на запад, крепость потеряла свое оборонное значение. Больше ее уже не берегли, все постройки разобрали, а горожане стали активно селиться на правом берегу, вдоль дороги, идущей на Тверь. Только высокие, до 80 м над уровнем Волги, и крутые, под 70⁰ валы Городища дают представление о неприступности укреплений с волжской стороны. Монголо-татарских воинов они остановить не смогли. Историки предполагают, что и до кремля Михаила Тверского стоял на этом месте город, полностью уничтоженный захватчиками.

Тверь. Памятник князю Михаилу Тверскому

Согласно действовавшему тогда праву наследования Великий стол Владимирский перешел к Михаилу Тверскому, что утвердили в Орде. Московский князь Юрий, однако, с тем не смирился, отправился к новому хану, интриговал, женился на ханской дочери Кончаке и получил-таки ярлык на Владимирское княжение. После чего повел войска, усиленные двумя монгольскими туменами (по 10 тысяч сабель) на Тверь, хотя Михаил права Юрия признал. С севера против Твери выступил Новгород. Михаил отразил новгородцев у Торжка, пожег этот, принадлежавший им тогда город и развернулся в сторону москвичей, разбив их у деревни Бортенево, недалеко от Старицы. В числе прочих в плену оказались ордынский военачальник Кавгадый, брат Юрия Московского Борис и сама Кончака, уже крещеная Агафьей. Кавгадыя Михаил с почетом отпустил, а вот Кончака неожиданно умерла, а может, и отравили. В смерти Агафьи-Кончаки обвинили Михаила, его вызвали в Орду и там убили. Тело удалось вернуть на родину. В середине XVI века князя, добровольно, во имя спасения своих земель от нового гибельного разорения, отправившегося на верную смерть, канонизировали.

Бортеневская битва. Фрагмент картины Н. И. Белова

Деревню Бортенево в 1941-м сожгли отступавшие немецкие войска, и больше она не возродилась. До того времени местные крестьяне часто находили в пахоте остатки сабель и доспехов. Совсем недавно, в том числе благодаря воспоминаниям переселившихся из нее жителей, тверские исследователи смогли обнаружить остатки каменных фундаментов домов и определить место битвы, которую считают знаковым, хотя и не единственным поражением монголо-татар, нанесенным русским воинством до Куликова поля. Сейчас здесь установлен поклонный крест и сооружена часовня. В селе Степурино создан музей сражения.

Во время противостояния с Тверью Старицу брали войска московского князя, будущего Дмитрия Донского, а в 1485 г. вместе со всеми тверскими владениями она отошла к Москве.

О Старицких, старицах и Старчонке

Город стал зваться Старицей с начала XVI века, в то же время, когда вместе с окрестными землями перешел в удел младшему сыну Ивана III Андрею, и это было одно из последних удельных княжеств. Московией правил Василий Иванович, в первом браке бездетный, что вряд ли вселяло в Андрея Старицкого надежды на престолонаследие – от второго брака, с Еленой Глинской у Великого князя родился сын. Андрей честно присягнул после смерти старшего брата малолетнему Иоанну, но поссорился с правящей вдовой, поднял против нее бунт и кончил дни в темнице. Старица, правда, не сразу, перешла к Владимиру Андреевичу – семья опального князя Андрея за решеткой еще посидела, пока не отпустил их всех повзрослевший Иоанн – Иван Грозный.

Во владениях Старицких

В реальности князь Владимир Старицкий разительно отличался от образа размазни, прописанного в известном фильме Эйзенштейна. Уже 19-летним юношей он участвовал в штурме Казани, где командовал большим отрядом, и одним из первых ворвался в город. Однако доверие царя к двоюродному брату вскоре обернулось подозрениями: во время тяжелой болезни государя часть бояр согласилась присягнуть Владимиру, а не младенцу Дмитрию Иоанновичу. Иван Грозный, однако, выздоровел, все узнал и, понятно, не забыл.

Царь в 1566 г. забрал в опричнину приглянувшуюся ему Старицу, дав двоюродному брату взамен Дмитров и Звенигород, города славные и на святые места богатые. Возможно, был здесь тонкий намек: полтора столетия назад владел ими взбунтовавшийся против Василия Темного сын Дмитрия Донского Юрий Звенигородский. На Владимира писали доносы и, в конце концов недруги достигли цели. Разгневанный царь пощадил только двоих его детей – Марию, которую вскоре выдали замуж за датского принца Магнуса, и Василия. Тому царь даже вернул Старицкий удел, правда, юный князь после этого почему-то не прожил и года.

Памятник 700-летию города

Вдова Андрея Старицкого и мать Владимира Ефросинья, чью роль блистательно исполнила в дилогии Эйзенштейна Серафима Бирман, может, и плела интриги, но – что доказано – куда большего мастерства достигла в золотошвейном ремесле. Сохранилось 12 ее работ, одна из которых, расшитая плащаница, хранится в кафедральном соборе Смоленска. В дни празднования 700-детия города в центре старицкого правобережья установили памятник работы Е. А. Антонова.

В путеводителях и на популярных у российских туристов сайтах говорится, что прообразом водруженной на огромный гранитный валун женской фигуры с посохом в одной руке и свитком – в другой, стала героиня легенды о встрече некого князя с единственной уцелевшей после разорения города монахиней, укрывшейся в старицких каменоломнях. Оглохшая к своим преклонным годам женщина на вопросы князя, что-де за город здесь стоял, неизменно отвечала: «Старица я, княже, старица». Старицами, как известно, называли монахинь. Отсюда, мол, и пошло новое название бывшего Городеска. И старица с клюкой уже в XVIII веке была увековечена в городском гербе. Скульптор же подчеркивает, что в основе его творческого замысла лежит судьба княгини Ефросиньи, в которой мастер видит одновременно и политика, и художника, а сама Старица в годы правления именно этой княжеской семьи достигла наивысшего расцвета.

 Река Старчонка

 Герб города

Символизирующая город женская фигура облачена вовсе не в монашеское одеяние. Но легенда сильна, а еще вместе с ней ходит и слух, что памятник изначально предназначался для одной из янтарных балтийских республик, после распада Союза не был востребован и сгодился в Старице. Скорее, это придумано для развлечения туристов остроумными местными экскурсоводами, окрестившими изваяние «Ниной Павловной» в честь прежнего заместителя главы администрации. Плохая шутка. «А к хорошим слухам люди не привыкли, говорят, что это выдумки и чушь».

Однако другое значение слова «старица» - старое русло реки, отделившееся от основного и постепенно пересыхающее. Такое вполне вероятно и в нашем случае. Говорят, река Старица впадала в Волгу у Старого Городища, и на ней стояла водяная мельница. Теперь нет ни реки, ни мельницы, а севернее протекает маленькая речка Старчонка, и одна из старицких улиц, идущая по ее крутому берегу так и называется: «Набережная реки Старчонка».

Белокаменное чудо Старицы

Старицкий Успенский монастырь


Первоначально основанный в начале XI века монахами Киево-Печерской лавры Трифоном и Никандром в лесном урочище Старый Бор на отлогом берегу Волги напротив Городища Успенский монастырь не пережил разорений двух последующих столетий и был возобновлен только при Андрее Старицком.

Сердцем небольшой обители стал белокаменный пятиглавый Успенский собор. Он словно восходит ввысь благодаря решению стен, создающему в верхней части крестово-купольного храма пирамидальный силуэт. Делимые лопатками на три прясла стены завершаются килевидными закомарами, а над ними горкой поднимаются также килевидные кокошники, развернутые в плане на 45⁰ относительно четверика. Центральная закомара приподнята над боковыми, а главный барабан заметно больше. Выше и крупнее средняя из трех апсид. Этот же замысел реализован в решении внутреннего храмового пространства: средний неф выше, при этом все четыре столпа расставлены достаточно широко, а оформление алтарной преграды создает впечатление шестистолпного храма. В барабанах прорезаны вертикальные щелевидные окна. В центре возвышается луковичная глава с отчетливой «пучиной», в то время как боковые главы – шлемовидные. Впрочем, собор пережил не один ремонт, и на старых снимках можно видеть луковичными и боковые главы. Декор представлен перспективным порталом и аркатурно-колончатым поясом, характерным для эпохи русского белокаменного зодчества. С западной стороны к храму пристроен притвор с высоким крыльцом и классическим портиком.

Успенский собор и колокольня

С юго-западного угла к Успенскому собору примыкает четырехъярусная шатровая колокольня, а с севера – классическая Троицкая церковь. Вместе они, построенные в разные времена, образуют своеобразный единый храмовый комплекс.

Если Успенский собор (1530) князь Андрей Старицкий возводил, словно видя перед своими глазами недавно поднявшийся Успенский же собор Московского Кремля, то генерал-майор А. Т. Тутолмин задумал выстроить церковь над местом погребения своей семьи – оно как раз находилось у северной стены белокаменного храма.

Род Тутолминых – древний, и по семейному преданию, восходит к потомкам Чингисхана. Тутолмины служили воеводами, стольниками при царском дворе. Отец А. Т. Тутолмина – участник Семилетней войны, русско-турецкой кампании. Он отличился на гражданской службе, занимая должности генерал-губернаторов в нескольких российских губерниях. С воцарением Павла Тимофея Тутолмина причислили к заговорщикам и заключили в Петропавловскую крепость, но через полтора года полностью оправдали и отпустили, вернув чины, ордена и имения. Император лично извинился перед генералом, тот вышел в отставку, но при Александре вернулся на службу, генерал-губернатором Москвы.

Храмовый ансамбль: Водосвятная часовня, Троицкий храм, Успенский собор и колокольня

Так случилось, что Алексей Тутолмин в течение нескольких коротких лет (1805-1809) похоронил жену, мать и отца. Это настолько потрясло генерала, что он полностью обратился к делам общественным и благотворительным. В первую очередь, используя доходы от унаследованных имений, он выстроил в Старице больницу, которая существует по сей день и с 2001 г. носит его имя. А затем, испросив благословения священноначалия и получив «высочайшее утверждение», приступил к возведению в Старицком монастыре Троицкого собора.

Росписи купола Троицкого храма

Внешне – образец классицизма, храм (1819) служит родовой усыпальницей Тутолминых. Через четыре года после завершения строительства здесь упокоился и сам генерал-благотворитель Алексей Тимофеевич. Могилы укрыты в скромном цокольном этаже, который не отделен, а, наоборот, соединен с верхним большим круглым отверстием, откуда льется свет на мраморные надгробия могил и гранитный обелиск над захоронением отца и матери Тутолмина. Первоначально в Троицком соборе были устроены два престола: в верхнем этаже – во имя св. Троицы, в цокольным – в память Сергия Радонежского. К концу столетия произошли изменения, в ходе которых верх обелиска отпилили, просвет зашили досками, наверху, справа и слева от Троицкого престола освятили еще два, в честь св. Дионисия слева, и, перенесенный из цокольного этажа, престол Сергия Радонежского справа. Через несколько лет внизу соорудили престол св. Германа Казанского. Позже дощатое перекрытие разобрали.

Раскрытый фрагмент стены Успенского собора в Троицком храме

К началу нашего тысячелетия монастырские строения, с трудом пережившие годы храмоборчества и войны, находились в плачевном состоянии, а окружающей обитель стены просто не существовало. В 2001 г. по инициативе известных политических деятелей, Виктора Христенко и Татьяны Голиковой был создан Фонд Возрождения Старицкого Свято-Успенского монастыря. Оказали помощь другие политики и бизнесмены, чьи имена, в том числе, А. Б. Чубайса, строго по алфавиту высечены на мраморных досках вдоль лестниц, ведущих на верхний этаж. Восстановлены стенопись, ограда вокруг просвета, укреплены конструкции, приведены в порядок все пять надгробий (здесь похоронена также дочь А. Т. Тутолмина Мария) а в месте примыкания к Успенскому собору открыта часть белокаменной стены с аркатурой. Рядом, на старом фундаменте, вновь выстроена часовня Георгия Победоносца.

Для того, чтобы оценить все сделанное Фондом, продолжающим свою работу, нужно увидеть фотоснимки предшествующих лет… Введенская церковь

Напротив этого центрального храмового ансамбля стоит возведенная по велению и на средства Ивана Грозного (1570) шатровая Введенская церковь. Шатровых каменных храмов, символичных для исключительно русской архитектуры
(https://rcmm.ru/arhitektura-i-proektirovanie/43348-shatrovye-hramy-moskovii-simvoly-pobedy.html
https://rcmm.ru/arhitektura-i-proektirovanie/44022-shatrovoe-zodchestvo-rossii-prervannyy-triumf.html), в стране немного, и большей частью они сосредоточены в Москве и вокруг нее. Царь Старицу называл Любим-городом (может, отсюда сказы о прежнем названии) и относился к ней с особой теплотой. Верх четверика и основания всех восьми граней шатра отделаны кокошниками. Трапезная Введенского храма – одностолпная, и ее часто сравнивают с Грановитой палатой Московского Кремля. Мощный столп, проходящий через оба этажа постройки, служит опорой сводам храма, к которому со временем добавились паперть с севера и ризница с южной стороны; здесь же стена трапезной усилена контрфорсами. Нижний этаж отвели под хозяйственные нужды, а в верхнем позже устроили придел святителя Арсения. В подвале Введенского храма – костница, сложенные на полках останки монахов и мирян, найденные при раскопках.

В 1609 г. Старицу захватили и сожгли польские интервенты. Множество деревянных построек погибло, и надвратную церковь Иоанна Богослова сложили в камне только в 1694 г. Позднее проезд заложили кирпичом, а вход устроили в другом месте: Иоанно-Богословский храм выходил воротами на волжский берег, регулярно заливаемый паводком.

Надвратный храм Иоанна Богослова

Белокаменный храм массивен, и при этом необычайно изящен благодаря строгости пропорций и вынесенному во внутреннее пространство монастыря алтарю, размещенному над проездом, обнесен галереей и украшен лаконичным декором. Рядом с ним вытянулся двухэтажный Гостевой корпус (в городе с гостиницами не очень, но здесь можно снять номер по предварительному заказу), а между соборами и настоятельским корпусом – шатровая часовня-усыпальница сенатора Ивана Федоровича Глебова, построенная из кирпича и старицкого белого камня. Иногда ее называют мавзолеем.

Мавзолей И. Ф. Глебова

Генерал-аншеф Глебов, герой Семилетней войны, на «гражданке» занимал высокие должности генерал-губернаторов Киева и Санкт-Петербурга. Начинал генерал свою военную карьеру в артиллерии, участвовал в испытаниях легендарных шуваловских орудий, гаубицы и «единорога», долгое время стоявших на вооружении русской армии. Позже Глебову поручили организовать расселение в Новороссии беженцев из Сербии, и там же он построил по всем канонам фортификационного искусства крепость св. Елисаветы, будущий Елисаветград, теперь – город Кропивницкий, в советское время – украинский Кировоград. Сын И. Ф. Глебова Федор сочетался браком с Елизаветой Стрешневой, положив начало дворянскому роду Глебовых-Стрешневых. Это была романтическая история, завершившаяся счастливым браком юной Лизы и вдовца, превосходившего невесту в возрасте на 17 лет.

Колокольня над могилой Патриарха

Примыкающая к Успенскому собору колокольня возведена в 1685 г. над бывшим захоронением первого Патриарха Русской православной церкви Иова.

Часовня-колокольня выделяется высоким шатром

Установление на Руси Патриаршества, подтверждающее окончательное признание независимости русской церкви от греческой и укрепляющее престиж оставшегося единственным на тот момент независимым православного государства, потребовало серьезных дипломатических усилий от набожного царя Федора Иоанновича и реального правителя страны Бориса Годунова. Федор в действительности слабоумным не был, когда нужно, особенно в делах военных, мог проявлять решительность и мужество. В годы его правления Россия сумела вернуть территории, потерянные в Ливонскую войну, укрепить власть, отвести крымскую угрозу. Однако государственных дел царь сторонился, не приемля жестоких мер, а Годунову, брату своей жены, доверял. И, в общем, не зря.

В завоеванной турками Византии иноверцев облагали поборами. Греческие патриархи были вынуждены склоняться перед османскими вельможами. И нередко приезжали в Москву за поддержкой, в первую очередь, материальной. Заручившись молчаливым согласием Антиохийского патриарха и склонив на свою сторону патриарха Константинопольского, царь и Годунов в январе 1589 г. добились утверждения Патриаршего престола на Руси и избрания русским патриархом митрополита Московского Иова, что вскоре подтвердил и утвердил собор в Константинополе.

Памятник патриарху Иову

Иов, в миру – Иоанн, происходил из простой семьи старицких посадских людей. Известно, что он отличался от других учеников школы при Успенском монастыре блестящей памятью и прекрасным голосом. Избрав монашеский путь и приняв после пострига имя Иова, в честь библейского многострадального и боголюбивого героя, молодой чернец к сорока четырем годам становится игуменом Старицкого Успенского монастыря. Здесь его приметил Иван Грозный и перевел в Москву настоятелем Симонова монастыря. Позже Иов служил настоятелем Новоспасского монастыря, епископом Коломенским, архиепископом Ростовским и, с 1586 г. – Московским и всея Руси митрополитом.

Настоятельский и Братский корпуса

Талантливого и весьма патриотически настроенного Годунова Иов поддерживал; эта приязнь была взаимной. Годунов содействовал становлению Иова и митрополитом, и патриархом. Иов после смерти царя Федора стал первым сторонником избрания Годунова на царство. И когда в разгар Смуты в Москве стали призывать присягнуть Лжедмитрию, патриарх открыто выступил перед народом с гневной отповедью. Это не прошло ему даром: переметнувшиеся к самозванцу ворвались в собор, сорвали с Иова патриаршее облачение, жестоко избили и отправили в заточение в Старицкий же монастырь, распорядившись держать «во озлоблении скорбне».

Вообще в Старице некогда существовали четыре монастыря. На противоположном, левом берегу Волги Иваном Грозным был основан женский Вознесенский монастырь. Жила в нем монахиней старица Пелагея, которую считают матерью первого русского патриарха. Григорий Отрепьев, некоторое время служивший келейником патриарха, Иова всерьез опасался и ненавидел. И то, что произошло дальше, вполне объяснимо.

Вознесенская церковь

Вознесенский монастырь упразднили еще в 1764 г. в ходе секуляризации. Двухэтажный белокаменный храм продолжал действовать. Его разорили и обезглавили уже в советское время. Из него задумывали сделать клуб, дополнили с запада пристройкой из силикатного кирпича, но так и не довели дело до конца. Живописной руиной стоит Вознесенский храм в центре Городского сада и, возведенный некогда величественным «кораблем», словно плывет в сторону Волги. В его силикатном притворе Ролан Быков снимал кульминационный эпизод кинофильма «Чучело» - сжигание чучела главной героини, которую играла юная Кристина Орбакайте.

Руины Вознесенского храма

В 2002 г. в храме обретены мощи Пелагеи Старицкой. Исследования обнаруженных останков показали, что старица была убита выстрелом в голову из огнестрельного оружия. Названа и дата рокового выстрела – около 1609 г., когда ни первого самозванца, ни Иова уже не было в живых. Но Смута гуляла кровавыми всполохами по стране, и польские паны с примкнувшим к ним сбродом, с монахами не церемонились, а уж с родной матерью (некоторые предполагают – сестрой) обличавшего их патриарха – тем более. Месть самого самозванца, или его последышей, терзавших русскую землю – не так уж это и важно сейчас. Мощи св. Пелагеи торжественно перенесли в Успенский собор Старицкого монастыря.

Старицкий монастырь. У входа

Свергнувший Лжедмитрия I Василий Шуйский послал за Иовом. Патриарху, почти ослепшему, с почестями вернули облачение, и он принял покаяние народа за грех нарушения присяги самозванцу, и за саму присягу, и за причиненные обиды. Но оставаться в Москве отказался и вернулся в Старицу, где через четыре месяца умер. Все его имущество составило несколько икон, церковных книг и 15 рублей, пошедших на погребение.

Говорят, над могилой патриарха начали свершаться чудеса, и над ней сложили часовню. В 1652 г. мощи Иова по велению Алексея Михайловича перевезли в Москву, в Успенский собор, чтобы положить рядом с останками других московских митрополитов и патриархов. А над местом первого захоронения, вплотную к Старицкому Успенскому собору, в 1685 г. возвели колокольню, в нижнем ярусе которой можно видеть белокаменную плиту с прежней могилы патриарха. Песчинками с ее поверхности суеверные студенты посыпают голову перед экзаменом, чтобы память не подвела.

Взгляд на обитель. Скульптурное изображение патриарха обращено лицом к месту первого погребения

В 2012 г. в монастыре установили памятник первому русскому патриарху. Скульптор Ю. П. Хмелевской изобразил усталого от испытаний Иова, присевшим на скамью, с которой он, склонив голову, с любовью смотрит на родную обитель.

Храмовый ансамбль Левобережья

Вид с моста на левый берег


Существующий стальной арочный мост соединил старицкие берега в 1963 г. До этого движение осуществлялось по наплавному мосту, среднюю часть которого для пропуска судов каждый раз отводили в сторону, а на зиму переправу полностью разбирали. Сегодня, проходя по мосту, можно любоваться архитектурным наследием и правобережной, и левобережной Старицы.

Мост через Волгу

Над кручами Городища высится Борисоглебский собор с отдельно стоящей Спасской церковью-колокольней. Первый, пятишатровый храм во имя св. Бориса и Глеба, возвели еще при Владимире Старицком в 1561 г., на Старом Городище, вместо деревянной церкви. Из старинных описаний и рисунков известно, что его белокаменное здание стояло на высоком подклете, было окружено арочной галереей и украшено изразцами и резьбой. Есть предание, что от собора под Волгой прокопали подземный ход в Успенский монастырь, но подтверждения этому пока нет.

Борисоглебский собор на старинном чертеже

В 1609 г. захватчики собор разорили и подожгли, а укрывавшихся в нем горожан перебили. Средств на восстановление в истощенной Смутой стране не хватало. Позже патриарх Никон, противник шатрового зодчества, распорядился этот храм разобрать, а белый камень от него направить на строительство Ново-Иерусалимского монастыря. С отстранением Никона работы в Новом Иерусалиме застопорились, как и демонтаж Борисоглебского собора. Его демонтировали лишь в начале XIX века, а рядом в 1820 г. возвели классический, по проекту Луиджи Руска, пятиглавый храм. При строительстве использовали материал от старого собора и часть майоликовых композиций, некоторые из которых сейчас хранятся в собрании Государственного Исторического музея.

Спасская церковь-колокольня и новый Борисоглебский собор

Работами по возведению нового храма руководил старицкий архитектор Матвей Чернятин, автор Троицкого собора в Успенском монастыре и Спасской колокольни (1827), ставшей самой высокой точкой в городе и служившей зимним храмом. В то время, как новый «Борисоглеб» оставался летним. На звонницу подняли колокол, подаренный городу еще в 1679 г. царем Федором Алексеевичем. Строительную площадку немного подвинули –  на территорию Нового Городища. Храмовое здание – четверик, с трех сторон украшенный портиками. Над гранеными куполами боковых глав возвышается полусфера центрального купола. Собор строили на «Высочайше пожалованные суммы», колокольню – на то, что от них осталось и народные пожертвования.

Собор и колокольня существовали как единый храмовый комплекс. В холодном храме освятили три престола, в теплом – еще два. Предполагают, что в ходе работ отступили от проекта, и здание собора оказалось несколько ниже. В Великую Отечественную храмы подвергались обстрелу; позже их ремонтировали и использовали под хозяйственные нужды, как и почти все, кроме Ильинской церкви, религиозные объекты города. Сейчас здесь идут реставрационные работы, первая служба состоялась в 2018 г., и остается надеяться, что в не самом далеком будущем двери этого ансамбля распахнутся перед всеми неравнодушными к родной истории и культуре людьми.

Храм Параскевы Пятницы

От собора чугунная лестница, увы, утраченная, вела вниз, к церкви Параскевы Пятницы. Этот храм – еще одно удивительное чудо Старицы. Глядя на нее с крутых валов Городища, или с моста, вспоминаешь особенности византийского храмового зодчества. Здесь нет типичной для этого стиля «полосатой» кладки с утопленным рядом, но сама многоступенчатая композиция и приземистые, почти плоские купола перекликаются с темой константинопольской Софии. Подобной постройки, скорее всего, среди русских храмов нет вообще.

Этот храм под горой не имеет точной даты рождения: одни источники называют 1668 г., другие – 1750-й, после чего он еще чуть не сто лет достраивался, обрастая приделами и пристройками. Первоначально церковь посвящалась святым Борису и Глебу, видимо, в связи с временным бездействием одноименного собора. Потом, если верить сведениям, почерпнутым из описных книг, она некоторое время, не позже 1668 г., именовалась Пятницкой. Скорее всего, церковь была деревянной, а в 1750-м ее перестроили в камне

Ограда и одна из двух ротонд Пятницкого храма

Святая Параскева Пятница (по-гречески «параскева» и означает – «пятница») считается небесной покровительницей торговцев и путешественников, и храм появился на городском торжище не случайно. Строили и достраивали его на купеческие пожертвования. Торга, впрочем, здесь давно уже нет, а заброшенное здание торговых рядов, выстроенное купцом 1-й гильдии Д. Ф. Филипповым, вызывает печаль – ведь такие гостиные дворы в большинстве малых городов сохранились и используются сейчас по назначению, в Суздале, Костроме, Юрьеве Польском…

Остатки торговых рядов

В 1806 г. к одноапсидному храму, уже переосвященному в честь Рождества Пресвятой Богородицы, пристроили придел Нила Столобенского, а в 1825 г. – придел Параскевы Пятницы. Пятиглавые приделы в виде классических ротонд с портиками, симметрично примкнув к основному храму, сформировали необычайно выразительный ансамбль. С запада его словно прикрывает от нависающего склона невысокая колокольня. Рустовка стен вызывает ассоциации с той самой «полосатой» кладкой. Храм окружен белокаменной стеной-галереей с башенками, портиками и колоннами, сходящейся в апсиде. Западная часть ограды под давлением склона и из-за разрушающего действия осадков повреждена и нуждается в укреплении и расчистке от наросшего за век слоя земли, препятствующего водоотводу.

Часовня Александра Невского

Через дорогу –небольшая часовня Александра Невского, построенная жителями в благодарение Господу за чудесное спасение семьи Александра III во время железнодорожной катастрофы в октябре 1888 г. Такие после этого события появлялись по всей стране.

Рождественский, он же Пятницкий храм, использованный после революции как склад, сильно пострадал (хотя фрагменты иконописи сохранились) и сейчас восстанавливается горожанами при поддержке церкви.

Забытое наследие старицких мастеров

Белый камень-известняк, из которого сложены многие старицкие храмы и старые дома горожан – природное богатство здешней земли. Этот камень называли «старицким мрамором» и отправляли на стройки в другие русские города, в том числе и в Москву, где его употребляли наряду с мячковским известняком. Каменотесы, трудившиеся в городских каменоломнях, на месте, вручную, выламывали и обрабатывали куски породы, прокладывая в каменной толще многочисленные ходы и вырубая пещеры, которых создали великое множество. Зарабатывали мастера неплохо, хотя с годами ослабевали здоровьем: в пещерах было сыро, а температура круглый год оставалась неизменной, +5⁰С. Постепенно промысел угасал; старицкий мрамор вытеснял недорогой и технологичный кирпич. Однако и сегодня в цоколях зданий и основаниях оград можно видеть бруски белого камня.

Белокаменные ступени собора

После революции во избежание происков вражеского подполья, роста бандитизма и опасаясь за жизни детей, убегавших порезвиться в пещерах, входы в каменоломни взорвали. В наши дни рукотворные пещеры привлекли внимание экстремальных туристов; несколько входов вскрыли, и здешние гиды могут организовать посещение старицких катакомб. Без профессионального сопровождения этого лучше не делать – местные знают, где можно ходить, и где нельзя. Рассказывают, что однажды отважные любители проплутали по тесным и извилистым белокаменным ходам два дня и, к счастью, вышли наружу, но совсем в другом месте.

Старицкий мрамор в основании ограды

Существует и опасность обрушения известняковых плит. Поэтому, задумав цивилизовать «пещерный туризм», местные власти соорудили было наземный вестибюль для организованных экскурсий, но на том и остановились, реально оценив требуемый объем укрепительных работ.

Кузни XVIII века в подножии городищенского вала

Добыча белого камня – далеко не единственный промысел, славивший Старицу. В толще валов Городища устроили кузницы, где ковали оружие, скобяные изделия, подковы, но особенно славились здешние серпы. Их делали до 25 тысяч в год. С развитием промышленного производства интерес к изделиям старицких кузнецов ослаб. От нескольких десятков кузниц сохранились семь. Они считаются объектом культурного наследия федерального значения и, видимо, потому, заброшены – город, подумывающий их привести в порядок и использовать как туристический объект, не имеет на это права, а федералам недосуг. Уникальный памятник нашей истории невостребован.

Никольский храм

Как и несколько местных храмов. Кроме руинированной Вознесенской церкви, недалеко от нее, на волжском берегу возвышается Никольский храм, который также называют Преображенским. Он строился на средства прихожан, долго, с 1784 по 1814 г. (колокольня – 1843 г.), и в своем архитектурном облике сочетал черты барокко и классицизма. Храм имел три придела, Казанской иконы Богоматери, Николая Чудотворца и Преображенский. В советское время его лишили золоченого пятиглавия, срезали шпиль колокольни, а в самом здании церкви устроили пекарню, соорудив междуэтажные перекрытия. Сейчас это почти типичная «заброшка», если не считать, что дыры над снесенными главами закрыты компактными четырехскатными кровлями, удивляющими смотрящих с моста на панораму левого берега путешественников.

Воскресенская церковь

Вот и Воскресенская церковь, построенная в 1784 г. на средства прихожан, ждет своих спасателей. Барочный храм, восьмерик на четверике, стоит ниже по течению Волги в нескольких сотнях метров от Успенского монастыря и уже давно пребывает в плачевном состоянии. Здесь устраивали полигон сельхозтехники, а потом все забросили.

Церковь Ильи Пророка

Куда больше повезло Ильинской церкви (1784), которую Советская власть оставила верующим, и храм не закрывался даже в годы войны. В путеводителях его называют образцом провинциального барокко; здесь только один купол с центральной главкой, а боковые поднимаются над углами четверика, оформленными круглыми башенками. Прекрасный вид на пятиглавый храм открывается всем, въезжающим в город со стороны Твери. Рядом с ним расположено здание Краеведческого музея, построенное совсем недавно, когда экспозицию переносили из Успенской обители. К созданию городского музея приложил немалые старания потомок известного скульптора Е. А. Клодт.

Краеведческий музей

И здесь он был, и мед он пил

Старицкий Пушкин


Старица – один из городов и сел туристического маршрута «Пушкинское кольцо Верхневолжья». Путешествуя из Москвы в Петербург и обратно, поэт навещал живущих в здешних имениях друзей, А. А. Полторацкого, кстати, познакомившего его с Анной Керн, и А. Н. Вульфа, и отправлялся с ними развлекаться. На въезде в город, недалеко от Ильинской церкви установлена небольшая стела, с внутренней стороны которой высечены знакомый нам профиль и надпись: «А. С. Пушкин посещал город Старицу в 1828-1836 гг.».

Дом купца Филиппова

Нарядный, с ажурным балконом, двухэтажный дом на Широкой улице (теперь его адрес – улица Ленина, 18) купец Д. Ф. Филиппов иногда сдавал для проведения балов и благородных собраний. Здесь останавливался посетивший в 1824 г. Старицу Александр I, оставшийся довольный приемом. Вообще Филиппову принадлежали в городе пять домов, два деревянных и три каменных, и несколько лавок и хозяйственных построек. Жили Филипповы в верхнем этаже здания торговых рядов на набережной, с видом на монастырь. В двухэтажном же особняке на крещенском балу Пушкин и Вульф мгновенно стали душой женского общества. Дамы окрестили Вульфа Фаустом, а поэта – Мефистофелем. Пушкин блистал остроумием, беспрерывно танцевал со всеми барышнями (одна из них, Мария Борисова, считается прототипом главной героини «Капитанской дочки»), но особенно внимательным оказался к курносой и голубоглазой Кате Вельяшевой, посвятив ей стихотворные строки с шутливым обещанием влюбиться «до ноября». Позже, в 1833 г., поэт побывал в Старице, но с Вельяшевой не встречался, справедливо опасаясь недовольства Натальи Николаевны, о чем супруге предупредительно отписал.

Полуротонда

На этой же стороне улицы, в лавке Полуротонды Пушкин и Вульф, как утверждают знатоки старицкой старины (хорошо звучит?) покупали шампанское. Этих Полуротонд когда-то было две; их построили здешние купцы, таким образом торжественно оформив спуск к торговым рядам. Сохранилась одна, в которой сейчас устроено кафе «Былина». В народе Полуротонду называют «Шайбой» - ну, любят у нас хоккей.

Здание педагогического колледжа

Напротив, от памятника Ленину начинается городской сад. Он поднимается к Советской улице, где над ним возвышается здание духовного училища (сейчас – педагогический колледж), построенное в середине XIX в. по проекту тверского архитектора В. И. Кузьмина. Два с половиной месяца, с середины октября 1941-го по 1 января 1942-го Старицу оккупировали немцы. В этом доме они оборудовали госпиталь, а своих умерших хоронили прямо в центре сада. Наших военнопленных не лечили и не щадили. Зимой в неотапливаемом Введенском храме рыцари рейха заперли 78 красноармейцев, фактически заживо заморозив их. Казнили и пленных, и мирных жителей. Этот, наряду со многими другими, факт злодеяний гитлеровцев приводился на Нюрнбергском процессе. В городе было сожжено около 300 жилых домов, разрушены промышленные объекты, общественные здания, детские учреждения. После освобождения города тела захватчиков выкопали и погребли в воронке от авиабомбы. Теперь в старом здании лечили советских раненых, а погибщих хоронили сперва также в центре городского сада, а позже перенесли ближе к улице, под краснозвездный обелиск.

Братская могила на улице Ленина

В Старице несколько мемориалов с братскими могилами наших воинов. Не считая названного. Один из них – на крутом валу Городища, другой – в центре правобережья, рядом с памятником в честь 700-летия города. Третий мемориал путешественник видит, проходя по мосту через Волгу. В окрестностях города указатели к братским захоронениям встречаются на каждом километре. Здесь шли долгие и кровопролитные бои за Ржев, который так и не удалось взять штурмом. Немцы ушли из него в марте 1943 г., боясь попасть в «котел».

Мемориал на Городище

На правом берегу главная магистраль города носит имя Володарского, а раньше она именовалась Тверской. На повороте к Успенскому монастырю – памятник герою Крымской войны, павшему при обороне Севастополя адмиралу В. А. Корнилову. Старицкая земля дала стране 17 высших военно-морских офицеров, в том числе – 12 адмиралов. В этом списке – семеро из семьи Корниловых.

Памятник адмиралу Корнилову

Выше по Володарского установлен бюст дважды Герою Советского Союза маршалу М. В. Захарову. Его родина – деревня Войлово Старицкого уезда. В 1941-м он, как начштаба Калининского фронта, готовил операцию по освобождению города.

Два чувства дивно близки нам,

В них обретает сердце пищу:

Любовь к родному пепелищу,

Любовь к отеческим гробам.

В этих пушкинских строчках нет ни капли иронии. Их вспоминаешь, когда проходишь по старицким улицам, невольно замедляя шаг у памятников и обелисков. Об этом надо говорить, твердо и без лишнего пафоса, но об этом не все умеют говорить, и не все хотят говорить. А вот Пушкин понимал, что именно общая историческая память, память потерь и побед, объединяет людей в народ.

В доме купца Щукина – музей пекарского дела

Музей русской печи

 Музей фарфора на ул. Карла Маркса, бывшей Семеновской

В одном из элементов ажурной резьбы дома начала XX века жители усматривают портрет императора

Но то Пушкин…

В городе есть люди с горячими сердцами, и старичане, и из числа тех, кто не так давно сюда переехал. Кроме краеведческого работают интересные частные музеи – русской печи, пекарского дела, фарфора. Но сам город словно застыл в прошлых веках, и его дома, как правило одно- и двухэтажные, блекнут, покрываются трещинами, а то и разваливаются. Городская швейная фабрика, вступившая в строй в 1943 г., обанкрочена, и ее здание, стоящее рядом с Никольской церковью на берегу Волги, ветшает. О прежнем размахе судоходства напоминает лишь памятник бурлаку в городском саду – якорь, водруженный на гранитный камень. Работают еще несколько предприятий, но население медленно тает.

В Аптекарском переулке

Возрождение традиционных ремесел и туризм, конечно, могут придать необходимый импульс развитию уставшего города, каким представляется Старица. Особенно, когда проходишь по историческому Аптекарскому переулку, где неумолимо сползают по склону дома, выстроенные «единой фасадой», обнажая белокаменную кладку, когда-то этот склон укреплявшую. Нужно привести в порядок дороги, ведущие к появляющимся турбазам на берегу Волги, организовать прогулки по реке, недорогие поездки по местным достопримечательностям, построить новые отели и кафе. Отчасти это здесь делается, но своими силами, а потому – медленно, в то время, как возрождение наших малых городов, и, особенно, городов и селений исторических должно стать полноценной национальной программой, потому что без сбережения земли невозможно сбережения народа.

Евгений ШАПОЧКИН



Похожие публикации





Партнеры