14:0037 тысяч москвичей переселят по реновации в этом году

13:30В России выделят более 1 трлн рублей на строительство и ремонт дорог

12:30Многоэтажный дом для жилкооператива МЭИ построен с рекордно низкой стоимостью кв. метра

12:00Детский сад на 200 мест возведут в Мытищах

11:30Названы самые популярные программы ипотеки в российских регионах

11:00Улица Барклая в Москве реконструирована на четверть

10:30Гостиницу в Москве украсят "серебряными монетами"

10:00Блоггеры создают элитные коливинги на рынке премиальной аренды Москвы

09:30В Западном Бирюлево начнется заселение второй новостройки по реновации

17:30В Электрогорске благоустроят берег Стахановского озера

16:30Сейсмоустойчивые дома будут строить в Усолье и Зиме Иркутской области взамен «хрущевок»

16:00Строительство частных домов может быть упрощено в России

15:30С апреля медики и педагоги смогут брать дальневосточную ипотеку без учета возраста

14:00Минстрой проанализирует системы допуска на строительный рынок на эффективность

13:30Впервые в истории количество студий и однокомнатных квартир на продажу превысило 35%

Струнино. Малый город на пересечении стратегий и концепций

logo russianconstruction.com
Струнино. Малый город на пересечении стратегий и концепций
Поисковые теги: Струнино архитектура Источник фото: фото автора

История Струнино, одного из трех городов Александровского района Владимирской области, ставшей в эпоху Юрия Долгорукого центром создания нового, не зависимого от Киева, Русского государства, показательна как иллюстрация к теме развития капитализма в России и того, что было потом. А то, что станет с такими городами в будущем, зависит не только от мудрости верховной власти, но и от нас всех, поскольку если народ безмолвствует, то его и не спрашивают.




Когда деревни были маленькие 

С точки зрения туристической привлекательности город, расположенный примерно в одинаковой удаленности от Москвы (118 км) и областного центра, Владимира (131 км) по автотрассе, мало интересен. Существует легенда, что еще в 1240 г. через эти места проезжал Александр Невский, а позже Иван Грозный охотился тут со своими опричниками, «струнил» волков. Местные краеведы показывают сохранившиеся в окрестностях города участки «Царской дороги», соединявшей Александровскую слободу с Троице-Сергиевой лаврой, и «Царский пруд», где поили коней. Факт, может, небесспорный, но монетки, осколки посуды, обломки оружия здесь находят до сих пор. Другая версия названия относится к 1654 г., когда эти земли царь Алексей Михайлович пожаловал дворянину Афанасию Струнину.

«Царская дорога»

В Смутное время на Каринском поле, что лежит между Струнино и Александровым одержал победу в сражении с польско-литовскими интервентами князь Скопин-Шуйский; случилось это в августе 1609 г. и теперь ежегодно отмечается проведением исторической реконструкции у села Большое Каринское. По окончательному изгнанию захватчиков воцарилась тишина на столетия. В 1859 г. деревня Струнино насчитывала 19 дворов, где проживавшие 108 поселян пахали землю, валяли валенки, делали кадки и ткали, для себя и на продажу. Последнее оказалось немаловажным для дальнейшего развития этого небольшого населенного пункта.

 

 Праздник на Каринском поле

Александровские купцы Барановы владели знаменитой Троицко-Александровской мануфактурой, корпуса которой стояли в Александрове и соседнем Карабаново. Начало делу положил Тихон Петрович Баранов, талантливый крепостной, сам соорудивший ткацкий станок, на котором всю осень и зиму делал холсты и, выгодно сбывая их, сколотил первоначальный капитал.

Дело продолжил сын Николай, а внук Федор, уже ставший купцом 3-й гильдии, стал скупать в окрестных селах изготовленные крестьянами ткани и продавать их на ярмарках. Кстати, таких ткачей-надомников в старину называли «светёлочниками».

Для окраски тканей, имевший обыденный желто-серый цвет, Федор Баранов устроил рядом со своим домом небольшую красильню, а потом приобрел на окраине Александрова землю под ткацко-красильную фабрику. Красили в синий (индиго) и красный цвета. Сырье для последнего, корневища растения марены, везли из давно завоеванного Турцией Адрианополя, а окраску закрепляли бычьей кровью, поставляемой с местных боен. Красны девицы, щеголявшие в красных платках об этом, конечно, не задумывались, да и значения не придавали, нравы в те времена были куда проще и естественней.

 Асаф Баранов

Иван Федорович Баранов зависимости от привозного сырья положил конец: марену он стал разводить на плантации, купленной под Дербентом, а вместо бычьей крови применял хлебный уксус. Производство успешно развивалось. В 1847 г. Баранов получил право клеймить свою продукцию двуглавым орлом, своего рода знаком качества Российской Империи. А через год скончался, и дело перешло под руку супруги, после нее же оказалось поделено между сыновьями-наследниками. Карабановские цеха отошли младшим братьям, Александру и Асафу Барановым. Столь необычное имя связано с небесным покровителем предпринимателя, святым Иоасафом, индийским царевичем, принявшим христианство.

 В Струнино встречаются реки Черная и Горелый Крест, и от слияния течет Пичкура

Асаф Иванович в 1874 г. отделился и поставил свою фабрику в Струнино на берегу у слияния рек Черная и Горел (Горелый) Крест. Струнино Асаф Иванович выбрал для развития собственного дела неспроста: за год до этого через деревню на Александров прошла железная дорога Москва-Ярославль, к чему братья приложили немалые усилия и средства. Ведь первоначально трассу предполагалось вести через Переславль, и Барановы, заинтересованные в оптимизации затрат на доставку сырья, все просчитали и вовремя, скажем, проявили активность. Неспроста долгое время железнодорожную станцию Струнино именовали «Бараново».

 Старый железнодорожный вокзал. Не сохранился

Деревянный вокзал, простоявший больше века, сгорел в конце 1990-х, а здание, возведенное современниками после этого, стало уменьшенным подобием железнодорожного вокзала в Александрове.

Здание нового вокзала

Старая деревня Струнино и фабрика Баранова оказались по разные стороны от  железной дороги, и центр развития будущего города сместился в сторону предприятия, быстро прираставшего новыми постройками. Управа же поселка размещалась в деревянном, отделанном резными узорами, доме №3на нынешней Советской улице, ближе к соседней деревне Соколово. Ткани в Соколово  выделывали самые лучшие в округе. Поэтому свое предприятие владелец назвал «Соколовской мануфактурой Асафа Баранова».

 Дом на Советской, 3

Ткани в Соколово  выделывали самые лучшие в округе.  Поэтому свое предприятие владелец назвал «Соколовской мануфактурой Асафа Баранова».

 Здесь встала «Соколовская мануфактура»

Дело Асафа Баранова, или как деревня городом стала

Так началась история бурного роста вчерашней маленькой деревни. Уже через двадцать лет здесь проживали тысячи человек, в основном, работавших на предприятиях Барановых. По меркам второй половины XIX века это было современное электрифицированное предприятие, оборудованное первоклассными станками и, кроме собственной электростанции, имевшее свой завод красителей, газовый завод, очистные сооружения. Для проживания более четырех тысяч рабочих на средства предпринимателя строились казармы, а также школа, баня, больница, аптека, богадельня, заложили парк. Преподаватели получали здесь весьма достойную плату, если сравнить в натуральном выражении – вдвое большую, чем учительские доходы сегодня; от фабрики им выделялось жилье. В Струнинском училище проходили двухлетний курс обучения около 170 мальчиков и девочек — учили русскому и славянскому языкам, арифметике, закону Божию, пению. Кроме того, Асаф Баранов обеспечил строительство и оснащение десяти училищ в уезде, а в 1903 г. благодаря ему в Струнино появились Преображенская церковь, которую расписывали мастера, приглашенные из Флоренции (!) и театр.

 Прядильный корпус

В противовес шаблонам и ярлыкам, присвоенным купечеству прошлым веком, Асаф Баранов был человеком общественно активным, всесторонне образованным и развитие наук всячески поощрял. По его инициативе и, разумеется, при его же финансовой поддержке группой экономистов издан труд  об истории кустарного производства в губернии — в пяти томах.  Баранова приняли Почетным членом в Общество распространения технических знаний, он входил в состав уездного земского комитета, городской думы, уездного статистического комитета. Его стараниями состоялось «Общество для содействия улучшению и развитию мануфактурной промышленности». Во время русско-турецкой войны он участвовал в работе Красного Креста, а в своем флигеле устроил лазарет на 25 человек. Три миллиона рублей пожертвовал Асаф Баранов на строительстве в Москве музея изобразительных искусств — ныне это ГМИИ им. А. С. Пушкина.

 Барановская школа. В советские годы здесь была музыкальная школа. Здание не сохранилось

 

«Ситцевой столицей России» стали называть своеобразный треугольник Александров — Карабаново — Струнино. К чести российского купечества, текстильное производство развивалось успешно не только в этих краях, однако Барановы — значительное явление в становлении легкой промышленности страны. Продукция Соколовской мануфактуры расходилась по всей России; ею торговали в Москве, на Нижегородской ярмарке, в Сибири, Средней Азии, Закавказье и даже в Персии. Выпускали кумач, в том числе с рисунком. Цветастые барановские платки расписывали первоначально по зарубежным лекалам, но позже хозяин пригласил отечественных художников. Изделия предприятия также получили двуглавый имперский знак качества, Гран-при на выставках в Антверпене, Лондоне, Вене и Париже, а также орден Льва и Солнца от персидского шаха. Любопытно, что в Азии эти платки носили и мужчины, заворачивая при этом в них деньги и прочие ценности.

 Преображенская церковь до революции

Асаф Баранов, купец 1-й гильдии, часто именуемый в источниках также как инженер-технолог, мануфактур-советник, меценат и потомственный почетный гражданин, скончался в 1905 г., когда на его предприятиях начинали разворачиваться революционные события.

 Здесь стоял дом А. И. Баранова

Он и представить не мог, какое участие примет в них унаследовавший дело племянник, Сергей Николаевич Баранов. В поддержку воззвания восставших московских рабочих, в декабре трудящиеся фабрик С. Н. Баранова в Александрове и Струнино объявили при полной поддержке хозяина забастовку, разоружили полицию, взяли под охрану производственные помещения и дом струнинского полицейского надзирателя, чтобы с ним «чего не вышло». Требования восставшие выдвигали, в основном, экономические, в том числе не пить водки, чтобы оставить без поступлений царское правительство. О самом царе Баранов отзывался хорошо, манифест от 17 октября хвалил, а министров ругал и настаивал на отказе от уплаты налогов, чтобы негодное правительство обрушить.

 В память событий 1905-1907 гг. Памятник в г. Александров

Двоевластие длилось два дня, пока барановские дружинники не захватили укрывавшихся в Александрове полицейских и не объявили «ситцевую столицу» республикой, которую впоследствии стали называть Александровской или Барановской. Правда, Баранова, возглавившего ее, на другой день арестовали, и руководство восстанием принял на себя его заместитель, рабочий Федор Калинин. Окончательно подавить сопротивление, без большого, к счастью, пролития крови, властям удалось 12-14 декабря. Впрочем, и само восстание не было кровопролитным: задержанных рабочие разоружали и отпускали. В итоге Баранов получил 3,5 года тюрьмы, Калинин — 2 года и 2 месяца.

После революции мануфактуру, понятно, национализировали и переименовали в фабрику «5-й Октябрь». В 1938 г. Струнино, численность населения в котором достигла 15 тысяч человек, получило статус города, а в 1941-1965 гг. значилось районным центром.

Красно-кирпичный ансамбль «барановского барокко»

 Живописный вид на производственный комплекс

Выстроенные в едином стиле производственные здания барановских предприятий в Карабаново и Струнино возводились также по одной принципиальной схеме, продуманной в соответствии с технологическим процессом. Рядом с ткацкими, красильным, печатным корпусами ставились мастерские, котельная, к которой в 1914 г. пристроили турбинную, станция очистки, склады.

Архитектура фабричных и жилых построек Баранова — типичный для конца XIX столетия «кирпичный стиль» с щипцами, декоративными башенками, узорами из «городков» и «сухариков» по карнизу — получила здесь прозвание «барановского барокко». Кирпич изготавливали из местной красной глины. Перекрытия настилали по стальным балкам, опиравшимся на чугунные колонны. Эти здания уцелели и продолжают эксплуатироваться — в различных целях, в том числе и как квартиры горожан. Хотя качество жилья в Струнино — отдельный разговор, к которому мы ниже вернемся.

 Строгий декор «кирпичного» стиля

Корифеи архитектурной науки признают этот фабричный комплекс за образец градостроительного ансамбля, выстроенного практически единовременно и в одном «кирпичном» стиле, несколько дополненном на рубеже веков скромными примерами промышленного модерна и конструктивизма[1]. Корпуса мануфактуры, как и другие примеры «барановского барокко», несколько разнились декором — где-то стены членились пилястрами или лопатками по вертикали, ступенчатыми белоснежными полочками — по горизонтали, а над оконными проемами появлялись лучковые перемычки и архивольты. В северо-западной части фабричного ансамбля поднялся трехэтажный производственный корпус с фабричной школой, над тремя рядами решетчатых окон которого возвышалась наблюдательная башенка.

Над всей территорией мануфактуры поднималась высокая труба котельной, увенчанная бетонным раструбом-чашей. Труба возвышается над городом и сегодня, и ее продолжают называть «барановской», а вот чашу обрушили, когда на ней только проявились небольшие дефекты.

 Такой была «барановская» труба еще в прошлом веке

Для проживания рабочих строились казармы — их насчитывалось девять, пять рубленых и четыре из кирпича. Из последних особенно выделяется трехэтажный дом №9 по улице Фрунзе с выступающими ризалитами, витражным окном над входом, широкими, рустованными внизу лопатками, белокаменными декоративными элементами и ступенчатыми аттиками, который специалисты относят к эпохе романтического модерна. Планировка внутренних помещений представляет собой простую коридорную систему, а кухонные блоки вынесены в среднюю часть Ш-образного в плане здания, в цокольном этаже которого работала типография.

 Казарма-спальня на Фрунзе, 9

В барановских казармах проживало несколько тысяч рабочих предприятия. Кустари - «светёлочники», у которых скупали ткани для последующей обработки Барановы, давно разорились и перешли трудиться на фабрику, гарантирующую регулярный и все же более высокий заработок. Условия, конечно, мало чем отличались от тех, что существовали в эту эпоху в рабочих общежитиях по всей России. Одинокие спали в комнатах на двухъярусных нарах вповалку; для семейных выделялись комнаты, в которые селили по 2-3 семьи. Работали по 13-14 часов в день. В 1882-1897 гг. происходили стачки — бастующие выдвигали экономические требования, и хозяин, пусть не сразу и не во всем, но все же шел своим ткачам навстречу.

 Казарма на Фрунзе, 13

В отличие от деревянных казарм, кирпичные «общежития» барановских рабочих дошли до наших дней — это трехэтажные дома №№8, 9 и 13 по улице Фрунзе и первоначально двухэтажное, а позже надстроенное еще одним этажом здание, с которого начинается улица Островского. Последнее невольно стало героем сюжета документального фильма журналиста Максима Шевченко, когда пришло в аварийное состояние и встал вопрос о необходимости переселения жителей.

 Дом на ул. Островского, 1

Преображенская церковь, освященная в 1898 г., представляла собой одноапсидный четверик с ризалитами, над которым поднимался храмовый восьмерик, соединенный просторной трапезной с композицией из двух колоколен. Храм и колокольни венчали граненые купола. Арочные верхние ярусы колоколен вторили аркам восьмерика, придавая всей постройке торжественный вид. В 1930-х церковь закрыли, а после войны фактически полностью разрушили, построив на ее фундаментах и из ее камня Дом пионеров. После возвращения в 1990-м здания верующим началось долгое восстановление храма на скромные средства прихожан, пожертвования и из доступных материалов. Колоннами, в частности, служат трубы стального проката. Однако в храме уютно, территория вокруг благоустроена, а службы ведутся регулярно.

 Восстановленный Преображенский храм теперь с одной колокольней

Среди других храмовых построек в Струнине – Успенская церковь, первоначально располагавшаяся в перестроенном деревянном доме, приобретенном верующими на Садовой улице. В 2016-м храм отстроили в камне, «кораблем» – теперь от крытого шатром кирпичного четверика отходят три разнесенные в стороны апсиды, поднимающиеся на половину высоты основного объема. Здесь располагается архиерейское подворье.

 Церковь Успения Пресвятой Богородицы

Старую часовню 1890 г. на бывшем городском кладбище, у самой железной дороги при Советской власти пытались взорвать, потом сдернуть тросами с фундамента и опрокинуть, но только накренили и на том махнули рукой. Силами энтузиастов несколько лет назад ее вернули в прежнее положение, но те силы иссякли, и дело встало на неопределенный срок. И кладбище давным-давно заросло кустарником и деревьями.

Старая часовня

Еще одна часовня установлена на действующем кладбище – постройка из силикатного кирпича с кладкой красного в углах и голубым барочным куполом под золоченой главкой.

 Новая часовня на Старом кладбище

Был ли эффективным менеджером Асаф Баранов? В литературе советского периода его, понятно, ругали – за жестокую эксплуатацию трудящихся, за использование детского труда, за тесноту и прочие неприятные условия проживания в казармах, и даже за то, что храм построил, дабы сподручнее было на пару со священнослужителем охмурять народ. А в Струнино Асафа Баранова уважают, считая его прежде всего отцом города, выросшего из маленькой деревни. В отличие от нынешних российских олигархов свою ткацкую империю Барановы собирали от поколения к поколению, а не получили в результате своеобразной приватизации.  Казармы XIX века в сравнение не идут с современными благоустроенными квартирами, но это все же не бараки на Ленских приисках той же эпохи. Храм, театр, больница, парк – нынешнее урочище Дубки – а чем помогают своим моногородам представители крупного бизнеса в XXI столетии?

 Расположенная в центре города казарма на ул. Фрунзе, 9 – одна из струнинских архитектурных доминант

Асафа Баранова похоронили на Новодевичьем кладбище. В результате переустройства территории этого погоста, ставшего при Советской власти местом упокоения непростых людей, могила оказалась утраченной.

Годы Советской власти

 Памятник Ленину в центре города


Очерченная линиями сливающихся речек и железной дорогой барановская застройка фактически остается центральным ядром города — красно-кирпичные корпуса возвышаются над жилыми кварталами и видны отовсюду. Огибающая ее южный фас вдоль реки Черной улица Толстого переходит в улицу, названную в часть Асафа Баранова и ведет в современный Промышленный парк, где сосредоточен ряд новых предприятий. Архитектурные доминанты XIX века местами прорастают из щелей кирпичной кладки нежными березками, но остаются памятниками эпохи и нуждаются  во внимании и своевременном ремонте.

В послереволюционные годы национализированная мануфактура Баранова прошла тот же непростой путь, что и другие, перешедшие в руки победившего пролетариата, предприятия. Не сразу удалось восстановить бесперебойные поставки сырья, отладить управление предприятием, сбыт. Некоторые рабочие вернулись в родные деревни, спасаясь от голода. Чтобы вновь запустить производство, требовалось пополнить кадры, отремонтировать электростанцию, расконсервировать оборудование, подремонтировать цеха и даже заготовить дрова. Сформированный продотряд отправился по губерниям выменивать на ткани хлеб и соль, но не преуспел. Выручало имевшееся подсобное хозяйство. При этом струнинцам еще как-то удавалось направлять материальную помощь голодающим. Шел 1921 год.

 Осень на Заречной улице

В 1922 г. вокруг Струнинской мануфактуры объединились хлопчатобумажные предприятия из Александрова, Карабаново, Бельково, Киржача, Переславля, причем струнинская оказалась наиболее укомплектованной. Торжественный пуск фабрики состоялся 3 ноября 1922 г., а через несколько дней она была переименована в комбинат «5-й Октябрь». Вскоре трудовой коллектив предприятия вернулся в рамки прежней численности, свыше четырех тысяч человек. Один за другим ожили старые корпуса, возобновилось обучение трудовой молодежи. Росли заработки, росло население города, началось строительство жилья собственными силами: комбинат предоставлял материалы, приглашал специалистов, а текстильщики после рабочего дня отправлялись под их руководством класть кирпичи. Многие из домов, возведенных так в 1920-1950-е годы, и сейчас служат горожанам.

 Памятник Кирову

В годы НЭПа объем производства рос, стимулируемый ростом спроса. К началу индустриализации запустили уже все отделения фабрики, частично заменили силовое оборудование, ввели в действие новую турбину и два водотрубных котла, динамо-машину, давшую освещение также в общежитиях и жилых домах работников, потом — новые трансформаторы, линию электропередач Струнино — Карабаново. На комбинате занялись улучшением условий труда, построили несколько домов квартирного типа, в том числе деревянных, на 225 жильцов, роддом, поликлинику, детский сад, столовую.

 Дом-«комбинат» на Фрунзе, 6

Несколько сохранившихся рубленых двухэтажных зданий, куда селили инженерно-технических работников, так и прозвали «комбинатами». Кирпичный завод фабрики продолжал работать и в 1930-х часть выпускаемого кирпича отправлял в подшефные колхозы. К 1940 г. объем выпуска продукции самого градообразующего комбината в сравнении с 1928-м вырос втрое.

 Мемориал воинам Победы

С началом войны многие струнинцы ушли на фронт. Пятеро уроженцев здешней земли стали Героями Советского Союза. Комбинат выпускал ткани для обмундирования красноармейцев и не раз награждался переходящими Красными знаменами, его работники — орденами и медалями. А в городе создавались отряды самообороны для охраны предприятия от возможной выброски диверсантов, развивалось донорство, собирали теплые вещи ленинградцам, сдавали средства в помощь семьям фронтовиков, оказывали помощь жителям освобожденных районов страны. 

 Дом на пл. Кирова, 7, построенный для работников комбината

После войны требовалось поставлять не «диагональ» на гимнастерки, а ситец, сатин, и одновременно — ремонтировать здания цехов, перестилать полы, чинить или менять кровлю, строить новое жилье. Не забыли про медицину: на южной окраине города выросли новые больничные корпуса.

 Главный корпус городской больницы

В 1960-х началось техническое перевооружение производства. В это же время в городе возводят первые пятиэтажки, радостное событие для жителей, помнивших еще деревянные бараки. За семилетку (1959-1965 гг.) было построено свыше 16,5 тыс.кв.м жилой площади. На речном берегу появился Дом культуры.

 Струнинский Дом культуры

В Струнино два памятника Ленину, стоящие под сенью вековых деревьев. Один из них возвышается у казарм на Фрунзе, 13, другой — рядом с Домом культуры. У проходной комбината – памятник создателям первого спутника, на улице Островского – трогательные скульптуры «Ткачиха» и «Текстильщики». Последняя скульптурная группа – статуи юноши и девушки на невысоком постаменте – летом скрывается зеленью заброшенного сада. Стоит в одном из дворов среди деревьев и памятник улыбающемуся Кирову.

 «Ткачиха»

В следующем десятилетии на фабрике меняли старые станки на автоматизированные линии, а в корпусах — деревянные перекрытия на железобетонные. Струнино превращалось в современный советский город. Дома полностью газифицировали, улицы озеленили, реку Горелый Крест расчистили и устроили лодочную станцию (ее уже давно нет, и речками тоже давно пора заняться). Ввели в строй бетонный и асфальтовый заводы, занялись мостовыми, снесли старые, деревянные барановские казармы, выстроили новый микрорайон «Дубки», где получили квартиры 1200 семей, сдали АТС на 300 номеров. В 1973-м построили Дом спорта[2].

 Микрорайон – или район – «Дубки»

 Детско-юношеский спортивно-оздоровительный центр

Мемориал защитникам  Родины – высокая стела с профилем бойца, в этом году раскрашенным, установлен в Дубках; здесь недавно здесь разбили сквер, названный центральным парком. Другой памятник – своим учителям и одноклассникам, не вернувшимся с фронта – воздвигли у школы №10 выпускники 1941-го. По инициативе фронтовиков на комбинате начали создавать краеведческий музей, куда горожане приносили предметы старинной утвари, документы, в том числе Барановской эпохи, фотографии, личные вещи и награды. Увы, музей не пережил перестройки, и очень немногое из действительно ценных экспонатов удалось спасти.

 У 10-й школы

Кстати, 10-я школа, возведенная еще в 1930 г., просторна, светла, удобна своими широкими лестницами и коридорами и утопает в зелени. Спортплощадки очерчены рядами высоких деревьев, в том числе красивой рябиновой аллеей.

Вчера и сегодня

 В стороне от центральных улиц это очень зеленый город. Еще бы убрать контейнер…


Планы выполнялись и перевыполнялись; комбинат наградили орденом Трудового Красного знамени. Напротив главного входа появилась Доска Почета с портретами передовиков, от которой уцелела только ветшающая конструкция.

В 1990-х комбинат менял формы собственности и разукрупнялся. Действовали ТОО «Текстильщик» (1993-2008), АООТ, потом — ОАО «Струнинская мануфактура» (1995-2003), ЗАО «Струнинский текстиль» (1998-2003). Сейчас бывшая барановская мануфактура входит в состав текстильного концерна ОАО «ТК ГОФ», объединившего вокруг Городищенской отделочной фабрики ткацкие предприятия из Петушков, Собинки и Струнино.

 Промышленный парк

В Промышленном парке на окраине работает завод по фасовке кофе. Здесь обустроена территория для развития бизнеса, обеспеченная необходимой инфраструктурой. Кроме того, в Струнине производят стерильное белье для операционных, одеяла и подушки, изделия из пластмасс, деревянные конструкции.

 Еще один дом на Заречной

Небольшой город состоит из множества построенных в разное время районов (микрорайонов – по столичным меркам). Наиболее старые – Отрада (по левую сторону железнодорожных путей, здесь стояли трактир и Барановский театр), Безбородовка, Ленинский поселок, Струнинская горка. В 1930-х появились Пролетарка и Новый поселок, в1940-х – 1950-х застроили Заречную улицу, потом выросли Больничный городок, поселок ПМК, а на крутом склоне – Дубки, западнее которых находится охраняемый государством памятник природы федерального значения: урочище «Дубки», реликтовая дубрава, возраст деревьев в которой превышает две сотни лет. Природоохранные заботы в значительной части берут на себя струнинские энтузиасты, в том числе учителя и ученики школы №10. Высаженный по краю урочища ельник между тем успешно наступает на кудрявую дубраву, и это тоже проблема, требующая решения.

 Урочище «Дубки»

Струнино понемногу строилось и в непростые 90-е: тогда сформировался коттеджный поселок «Курочкин сад». В 2000-х город пополнился микрорайоном «Южный», недавно заложили «Северный».

 Первый «перестроечный» жилой дом

К сожалению, многие из старых струнинских домов пребывают в не лучшем  состоянии. Скажем, дом на улице Шувалова строился для руководящих работников комбината, в нем всего четыре квартиры, зато они трехкомнатные, с трехметровыми потолками и ванными, что для 1930-х было редкостью. А внешне здание выглядит блёкло.

 Жилой дом на ул. Шувалова для руководящих работников комбината

В мае 2011 г. рухнул целый пролет между двумя подъездами дома №10 на Советской, похоронив под собой восемь квартир и двух человек. Семь лет спустя обвалилась крыша деревянного дома на Кирова,1, к счастью, обошлось без жертв. Большая часть Струнино и сейчас застроена частными деревянными домами, живы и несколько «комбинатов». Если побродить по городу, то зданий, нуждающихся в ремонте, увидишь немало. И если где-то есть острая нужда в реновации, то это в таких малых городах. Тем более, здесь не требуется возводить высотки.

Грады обреченные? Вокруг да около стратегий

"5-й Октябрь" и дороги вокруг него


Возможно, критерий успешности в городском развитии — не только в росте численности населения. Однако в конце 1960-х по этому показателю в Струнино был зафиксирован максимум — 21 тысяча человек. После чего количество горожан неуклонно снижалось.

Шестидесятые — это время «косыгинских» реформ, попытка внедрения хозрасчета, принципа материальной заинтересованности и ответственности за достижение результата, ухода от обезличивающей уравниловки в пользу реальной эффективности хозяйствования. Принцип, быстро затертый и запрятанный под сукно на четверть века, хотя считалось, что идею его сформулировал еще Ленин.

 Тоже Струнино


Рыба ищет, где глубже, а человек — где лучше. Молодежь уходит из деревень и малых городов, когда не видит перспективы, кроме, как найти работу за весьма скромное вознаграждение, погрязнуть в быту и, не дай Бог, спиться. Работодатель сворачивает производство из-за нехватки рабочей силы. Жилье ветшает, дороги ремонтируют не везде и не всегда вовремя. Развитие современных технологий при капитализме, чьи аппетиты не сильно ограничены государством, ведут к сокращению рабочих мест, и нередко встречаешь предпринимателя, который такой оптимизацией гордится.

 Предназначен к сносу?

Трудоустроиться в малом городе не так просто. Кстати, кто подсчитал, сколько нуждающихся в работе людей покинули центры занятости, так и не зарегистрировавшись безработными, поскольку им отказали в надежде найти место по специальности? Одновременно процесс быстрого разделения вчерашних одноклассников на бедных и богатых подталкивает первых к поиску счастья в областном центре или столице.

 Рынок – центр города, как ведется на Руси

Сказывается и запущенность в благоустройстве небольших городков, небогатых, как и Струнино, знаменитыми историческими памятниками, а также предприятиями культуры и досуга. Разве что заросшие травой спортплощадки, да выглядывающие из зарослей крапивы скульптуры комсомолок. «А что здесь делать?» — часто отвечают вопросом на вопрос молодые провинциалы. 

 «Текстильщики», комсомольцы

В России 1117 городов, и более 770 из них относятся к малым, с населением от 5 до 25 тысяч человек. Это не так много, где-то 16% от населения России (а горожане — это три четверти всех россиян) , причем в половине из них число проживающих постоянно падает и лишь в 7% - растет. Как правило, прирост отмечается в столицах и южных районах страны.  Жители прочих регионов, большей частью в возрасте до 35 лет, уезжают не только из малых, но и из средних городов. Они рассчитывают успеть что-то изменить в своей жизни к лучшему.

 В зарослях…

Предпринимаются попытки создания объемлющей концепции сбалансированного и устойчивого развития страны. В январе 2017-го Президентом утверждены «Основы государственной политики регионального развития РФ на период до 2025 г.», в феврале 2019-го — «Стратегия пространственного развития Российской Федерации до 2025 г.». В ее рамках планируется сформировать 12 макрорегионов, определив для каждого экономические специализации, чтобы повысить конкурентоспособность местных экономик и сделать меры государственной поддержки адресными и эффективными. Намечены меры стимулирования для приоритетных геостратегических территорий: Крыма, Калининградской области, Дальнего Востока, Северного Кавказа, Арктической зоны, при этом федеральный Центр продолжит помогать и другим регионам.

 Один из комбинатовских «самозастроев»

Последний документ уже подвергся критике на разных уровнях, от социально активных блогеров до членов Общественной палаты и спикера Совета Федерации Валентины Матвиенко, отметившей, что документ не учитывает проблемы малых и средних городов, в то время, как акцент на создание агломераций ведет к «обезлюживанию» территорий и большим геополитическим рискам (Парламентская газета. 18.08.2020). Объяснять не нужно: никто из соседей, имевших к России территориальные претензии, от них до сих пор не отказался.

 Обычный для малого города дом

Столь серьезный документ, как «Стратегия пространственного развития...» страны, занимающей 1-е место по территории и 181-е — по плотности населения, должен исходить прежде всего из детального анализа ситуации и видения перспективы, а на основе этого уже предлагать направления экономической специализации.  Какой мы хотим видеть Россию? Что является конечной целью — реальное улучшение жизни народа (конкретно, без общих слов и несбыточных обещаний) или  капитализация, оптимизация и рост прочих безликих показателей? Как будут жить люди, чем заниматься, насколько станет лучше, благополучнее, разнообразнее, интереснее их жизнь? Но в «Стратегии...» 41 региону отводится в первую очередь задача по добыче полезных ископаемых. Говорится о развитии внутреннего туризма, но разве это возможно без достойного внимания к историческому наследию, без опережающего насыщения городской жизни культурным, спортивным, досугово-развлекательным содержанием? В отличие от российской бюрократии очень многие страны перешагнули рубеж постиндустриального общества,  используя накопленный веками историко-культурный потенциал регионов. У нас он не меньше.

 Река Горелый Крест имеет свою историю

Сформулировано понятие индекса качества городской среды. Для оценки шести типов городских пространств (жилье, улично-дорожная сеть, деловая и социально-бытовая инфраструктура, общегородское пространство, озеленение) используются критерии безопасности, комфортности, экологичности и здоровья, идентичности и разнообразия, современности и актуальности, а также эффективности управления. По этой методике благоприятными для проживания оказались 27% российских, в основном, крупных городов, и первое место заняла Москва. Малые города — в аутсайдерах.

 Детская поликлиника в Струнино

Викинги, то выступавшие союзниками Древней Руси, то приходившие ее пограбить, называли нашу страну Гардарикой — страной городов. В отличие от Западной Европы, русский город не противостоял феодалу, а служил ему опорой — политической, экономической, военной. Города становились центрами силы князей, укреплявших свою власть и (каждый по-своему) желавших объединения страны.

Рассуждая о пользе крупных агломераций, разработчики предлагают свести остальные пространства России к вахтовым городкам и поселкам, что, видимо, целесообразно для районов Крайнего Севера, но вряд ли может быть принято как руководство к действию на территории Центральной России и исторически освоенной и заселенной части страны. Да и в Арктической зоне, с учетом перспектив развития Севморпути ограничиться вахтовыми поселками — не бесспорное решение.

 Современное Струнино

Принятые на законодательном уровне решения о комплексном развитии территорий предусматривают снос аварийных, ветхих и морально устаревших (критерий?) объектов застройки и строительстве на этом месте нового жилья, дорог и инфраструктуры. Исходя из концепции 12 агломераций, эту работу следует сфокусировать на относительно благополучных миллионниках. Если же помнить, что Россия — это не только Москва, сосредоточившая в себе сегодня около пятой части всего работоспособного населения страны, а и наши средние, малые города и села, то пора повернуться к ним лицом.

Синурбические треугольники из малых городов

 Герб на въезде в город


Урбанисты  предлагают проектировать городскую среду исходя не только из требований сегодняшнего дня, но и с учетом возможных запросов будущих поколений. При этом конфликт в понимании среды как зоны комфорта и среды как капитала, имеющего целью максимизацию ренты, вполне может завершиться синтезом этих, казалось бы, несовместимых трендов. Вложения средств в создание комфортной среды способны увеличить стоимость квадратного метра на порядок, при этом будет иметь значение историко-культурное наследие городов и наличие соответствующих условий для решения бытовых вопросов и организации досуга. Тогда пассажиропотоки направятся не из новых микрорайонов, а наоборот, больше к объектам, расположенным внутри них.[3]

 В Струнино все есть

Для этого необходимо стимулирование развитие основательно придушенного у нас малого бизнеса, вкупе со средним бизнесом, доля которых в экономике развитых капстран составляет до 60-70% против российских 20% - в ВВП. Не просто предусмотреть помещения для кафе, магазинов, предприятий бытового обслуживания, удобные автостоянки, а еще и создать интерес к тому, чтобы их занять и использовать. Такие изменения в управлении планированием городского пространства для перенаправления движения пешеходных и транспортных потоков  горожан и гостей шутливо называют концепцией лечения планировкой и давно применяют в других странах. Конечно, идея эффективно эксплуатировать одно и то же городское пространство и для проживания, и для работы, и для отдыха, значительно, кстати, сокращающая загруженность дорожной сети, сейчас более актуальна для крупных городов — но будущее за ней есть, как и рациональное зерно в планировании среды для городов малых.

 Булыжная мостовая на Советской

Струнино имеет неплохое транспортное сообщение с районным центром (Александров), выходы по Двориковскому шоссе и по «бетонке» (участок Дмитров – Нижний Новгород) к федеральной трассе М8  «Холмогоры», соединяющей Москву с Ярославлем и другими региональными столицами страны. Качество дорог как в самом городе, так и на прилегающих к нему участках трасс оставляет желать много лучшего, но дело поправимое. Тем более, что в самом Струнине в основании нынешних дорог лежит неплохо сохранившийся дореволюционный булыжник, кое-где выглядывающий поприветствовать людей цифровой эпохи.

 Асфальт плавно переходит в историческую проезжую часть

В противовес теориям, не оставляющим таким населенным пунктам шансов на выживание, не говоря о процветании, рядом ученых[4]  предложена концепция кооперации средних городов, в первую очередь региональных центров, в так называемые синурбические треугольники, позволяющие объединить потенциалы населенных пунктов для успешного решения проблем проживания, занятости и рекреации.

Синурбия — слившиеся в единое социальное пространство три города, связанных скоростными транспортными коридорами что позволяет жителям, не тратя больше часа на дорогу, жить в одном из них, работать — в другом, а отдыхать и развлекаться — в третьем. 

Авторы рассматривают как пример такой агломерации треугольник областных центров Ярославль — Кострома — Иваново. Эти развитые в промышленном и социально-культурном отношении города находятся на расстоянии, не превышающем 80 км, друг от друга, объединены железнодорожным сообщением, современными автомобильными трассами и, кроме того, расположены на крупнейшей водной артерии страны, Волге, с исторически сложившейся инфраструктурой речного транспорта.

 Одна из зеленых струнинских улиц

В принципе, любой из этих городов, относимых к средним по населенности, самодостаточен, чего не скажешь о таких населенных пунктах, как Струнино или Карабаново. Однако именно здесь вполне возможно рассмотреть создание синурбического треугольника, в вершине которого заслуженно оказывается древний Александров, 17 лет служившей резиденцией первому русскому царю, Ивану Грозному, с музеями, храмами, Троицкой обителью в центре и двумя монастырями в окрестностях, город, в который уже проложены туристические маршруты, в том числе нашими китайскими партнерами. Для организации большего потока туристов властям необходимо провести с представителями туристического бизнеса не один круглый стол и проложить им в край зеленую улицу.

 Памятный знак российским пограничникам в центральном парке

Находясь в центре Золотого кольца, эти города могут принимать туристов как перевалочные пункты интереснейших историко-этнографических маршрутов. Уютные и недорогие гостиницы со всеми удобствами, по типу суздальских гостевых домов,  нетрудно и недорого поставить в двух городах районного подчинения. Логично устраивать отсюда паломнические и не только экскурсии на Гремячий ключ, в переславские монастыри и музеи, на фестивали кайтинга и воздушных шаров, в Троице-Сергиеву Лавру, Радонеж… Здесь, как и по дороге на Переславль-Залесский, построить сказочные городки, Каринское поле превратить в музей под открытым небом и предоставить любителям исторических реконструкций и ролевых игр возможность проводить здесь свои состязания, мастер-классы. привести в порядок местные реки и озера для лодочных катаний и прочих безобидных забав на воде. Было же раньше…

В двух соседних с райцентром городах есть крепкие фабричные корпуса и достаточно земли по окраинам для открытия новых предприятий. Стоило бы подумать не только о создании высокотехнологичных производств, но и о возрождении издавна существовавших на этой земле ремесленных слобод, мануфактур — в конце концов мы еще не разучились растить лен, выпускать трикотаж, делать картон и бумагу, штамповать лопаты и ковать другой нехитрый инструмент. Неспроста же на гербе Александрова красуются слесарные тиски и кузнечные наковальни, а на струнинском — отрезы тканей. В районе, где остро стоял вопрос со свалками мусора, было бы целесообразно и выгодно построить мусороперерабатывающий завод по образцу орловских предпринимателей, похоронив саму вероятность появления новых чудовищных полигонов. Развивая район и стимулируя активность его жителей, следует поощрять изготовление традиционных продуктов, напитков, выпечку хлеба частными пекарнями, такими, как струнинский «Колобок».

 Пекарня «Колобок» с пиццерией и мультфильмами

Найдутся в Струнине и хорошие пейзажные виды, лишь бы их не загораживали коробками торговых центров, а главное – здесь много знающих, любящих свой город и свой край энергичных, замечательных  людей. Была бы воля у местных властей, сродни той, что видим сегодня в Рыбинске, Мышкине, Вятском…

 Осенний пейзаж

Внутри синурбических треугольников — тот же Александров можно объединить в целостный проект с Киржачом и Кольчугиным — оказываются деревни, и развитие агломераций малых городов может вдохнуть в них новую жизнь. Новый импульс получит тема фермерских хозяйств с экологически чистой сельхозпродукцией. Жители малых городов вполне могут захотеть селиться «на земле», в комфортабельных поселках, где будут и газ, и вода, и интернет, и небольшие магазины, аптеки, и автохозяйства со своими пассажирским автопарком и автосервисом, поскольку для жителя такого поселения автомобиль — не роскошь. И это, конечно, решение проблемы занятости, поскольку все это надо строить, обслуживать, принимать вынесенные сюда из столиц производства и т.д.

 Ну как его не любить…

Оказывается, концепций на тему, как обустроить Россию, у нас немало, и то, что касается Европейской, исторической части страны, просто лежит на поверхности. На первый взгляд противоречивые идеи, объединенные в общую стратегию, могут стать реальностью. Конечно, не потянут масштабные преобразования скудные бюджеты малых городов — решения должны приниматься на уровне федерального центра. И контролироваться тоже. А до поселений в условиях заснеженной Арктики, заболоченной тундры или глухой тайги после того, как появятся первый опыт и первые положительные результаты, быстрее дойдут руки.

Евгений ШАПОЧКИН

[1] Свод памятников архитектуры и монументального искусства России. Владимирская область. Часть 1. М., Наука, 2004.

[2] П. И. Хмелевской. Шаги века. Очерки истории Струнинского хлопчатобумажного комбината. Ярославль, Верхнее-Волжское изд-во, 1974.

[3] «Коммерсантъ», 06.04.2018. Алексей Новиков. Человек и город. Кем и как создается городская среда

[4] «Накануне.ru», 11.05.2021. Анна Смирнова. Увеличить рождаемость и разгрузить мегаполисы: российские города предложили объединить в синурбические треугольники. Дата обращения 13.05.2021



Похожие публикации





Партнеры