14:33Министр строительства и ЖКХ РФ: итоги стройотрасли за 2020 год

13:17Продолжается строительство тоннеля БКЛ до станции «Нагатинский затон»

12:2560 рабочих мест появится в двух городских округах Подмосковья

11:10Реновация как профанация

10:48Восьмой участок Юго-Восточной хорды готов на треть

10:01Жилая недвижимость в Хорошёво-Мнёвниках выставлена на торги

09:02ФОК со стрелковым тиром готовится к вводу в Митино

18:18Новую дорогу в обход Боброва свяжут с трассой «Дон»

17:11DAF представляет зарядные станции для электроприводных автомобилей

16:01Улицу Верхние Поля расширят в рамках строительства Южной рокады

14:44В аэропорту Южно-Сахалинска реконструируют пассажирский перрон

14:23Законопроект о внесении в ЕГРН сведений об аварийных домах защитит интересы граждан при сделках с жильем

12:55В Мытищи одобрен проект решения о комплексном развитии территории

12:17Через реку Яузу возведут пешеходный мост

11:46Castrol представляет исследование Driving the evolution

Можайск веками преграждал врагу путь к Москве

logo russianconstruction.com
Можайск веками преграждал врагу путь к Москве
Поисковые теги: Можайск история города Источник фото: фото автора

История города, стоявшего с древних времен на защите западных рубежей Московской Руси, ведется с 1231 года, под которым он впервые упоминается в летописных источниках. Однако археологические находки доказывают, что люди селились здесь еще в эпоху неолита, да и позже с берегов Можайки не уходили. Небольшая речка, давшая название городу, свое именование получила от балтского племени голядь — в современном литовском языке слово «мажойи» означает «малая». Другие находки подтверждают проживание в этих местах финно-угорских племен, соседствовавших со славянами-вятичами. Тех, заселивших некогда здешние труднодоступные лесные края в верховьях Москвы-реки, прозвали москворецкими вятичами.




От погоста — к удельному княжеству

Надежно укрытые лесами, реками и болотами, москворецкие вятичи не торопились подчиняться киевским властителям. После Любечского съезда князей 1097 г. Владимир Мономах лишился Чернигова, но утвердился в Ростове, Смоленске и Переяславле-Южном, между которыми оказалось враждебное ему теперь Черниговское княжество. Чтобы обеспечить безопасное сообщение между своими южными, западными и северо-восточными владениями князю пришлось договариваться с вятичами, в результате чего на новом пути («сквозь вятичи») появились рубленые крепости, ставшие вскоре городами Можайском и Москвой. Русла малых рек и волоки связали Днепр с Окой, а новые опорные пункты послужили началом для создания державы Мономашичей — Ростово-Суздальской Руси.

 Река Можайка сегодня совсем обмелела

 

Можайск стал княжеским погостом — так называли тогда места остановки князя, идущего с дружиной собирать дань с местных жителей. Видимо, глагол «погостить» в старое время имел не один смысл, и сейчас это вызывает улыбку, особенно при воспоминаниях о неожиданных визитах. Пришли, погостили, что не съели — забрали с собой… Но по-другому налоги на государственное устройство первые русские князья и не собирали, и для некоторых это плохо заканчивалось. Детинец Мономаха на нынешней Соборной горе представлял собой небольшую крепость, 50 на 50 метров, окруженную дерево-земляным валом. В тело земляной насыпи укладывали дубовые балки, опиравшиеся на сваи; к балкам крепилась бревенчатая облицовка вала — такую конструкцию называли «хаковой». Бревна обмазывали глиной и во время приступа поливали водой, так они становились скользкими для штурмующих и еще меньше боялись горящих стрел. Интересно, что аналогичные укрепления обнаружили в 1959 г. при раскопках в Московском Кремле. По земляным валам шли бревенчатые стены, представлявшие собой клети, заполненные землей или камнями, иногда — двухъярусные, причем верхний ярус выступал вперед — для навесного боя.

Сама Соборная гора — это объединенные культурным слоем два оползневых холма, входящие в состав Можайско-Волоколамской возвышенности. Въезд в детинец располагался на месте Петропавловского храма. Ворота защищал захаб — длинный узкий коридор-рукав — и башня, в которой, судя опять же по находкам археологов, находилась первая в Можайске церковь. На этом месте обнаружили византийские амфоры, в которых могли храниться лампадное масло и вино для причастия.

Соборная гора

 

Слово погост присутствует в языках народов Северной Европы, где означает территориальную единицу. Так было и у нас — «земли» делились на погосты, поселения с храмом, домами причта, кладбищами и административными помещениями и разбросанными  поблизости деревнями. Со временем все поменялось местами, и погостами стали называть кладбища со стоявшими на них церквями.

Крепость обросла посадом и в 1277 г. уже упоминалась в летописях «градом» — Можайск получил в удельное правление князь Федор Черный. При жизни он обрел горькую славу участием в междоусобицах сыновей Александра Невского и поиском поддержки в Орде. Батыево нашествие крепость обошло стороной, но в «Дюденеву рать» 1293 г. город, как и полтора десятка других, ордынцы спалили дотла. Перед смертью Федор Ростиславичкняживший теперь в Ярославлераскаялся, принял схиму, а по прошествии времен его мощи обнаружили нетленными; возле них стали вершиться чудеса. И князя, при жизни не заслужившего от соотечественников доброго слова, канонизировали.

 Часовня Николы Можайского. Скульптор В. М. Клыков

 

Можайск считался уделом Смоленского княжества, пока в 1303 г. его не завоевал сын Даниила Московского Юрий. При Дмитрии Донском город выдержал две осады войсками литовского князя Ольгерда. Вероятно, тогда и родилось предание о Николе Можайском: рассказывают, что образ святителя Николая воспарил в небе над осажденным врагами городе — в правой руке небесный защитник сжимал меч, в левой держал изображение крепости. Нападавшие в страхе рассеялись. Иконы «Николы Можайского» писались повсеместно — заступись! А деревянную скульптуру святителя работы неизвестного мастера поместили в Никольском соборе — это произошло уже после того, как Можайск в 1382 г. сжег Тохтамыш. Другие считают, что этот образ был создан раньше, в 1320 г., по благословению самого московского митрополита Петра.

Никольский собор, конструктивно схожий с Успенском собором на Городке в Звенигороде — стал первым в Можайске каменным храмом. Он был возведен князем Андреем Дмитриевичем, третьим сыном Дмитрия Донского, которому отец, умирая в 1389 г., завещал этот город, а вместе с ним  Калугу, Медынь, Верею, Белоозеро и ряд других владений. Возникло большое и сильное Можайское княжество, в котором даже чеканили свою монету. Неподалеку от собора князь построил храм Иоакима и Анны, основал Колоцкий монастырь и, вместе со св. Ферапонтом Белозерским — Лужецкий монастырь к северу от Можайского кремля.

Храм Иоакима и Анны

 

Белокаменный храм Иоакима и Анны входил в состав Якиманского монастыря, упраздненного в числе прочих, в 1764 г. Сейчас на месте церкви, поставленной при сыне Дмитрия Донского и снесенной за ветхостью, мы видим шатровый храм с колокольней, возведенный по проекту архитектора К. Гриневского в 1867 г. Невысокие зеленые шатры храма и колокольни — так строили во второй половине XIX  века, когда отошли от классических образцов — опираются  на пояса кокошников, стены из красного кирпича украшает белоснежный декор. Примыкающая к Якиманскому храму почти вплотную постройка — бывший Леонтьевский придел снесенной церкви. Его пристроили в XVI веке, и после бед 1812 года немного перестроили, увеличив апсиду, установив ротонду колокольни с главкой над куполом и четыре декоративные главки по сторонам — последние не уцелели. А вот придел, имевший со старым храмом общую стену, сохранили, и теперь часто говорят, что от прежней церкви осталась северная стена, она же — южная стена Леонтьевского придела. После перестройки его освящали в честь Ахтырской иконы Богородицы, во время строительства сюда переносили престолы разобранного храма, а сейчас здесь занимаются ученики воскресной школы.

Бывший Леонтьевский придел Якиманского храма

 

Андрей Дмитриевич верой и правдой служил старшему брату, московскому князю Василию,  а потом и его сыну, Василию Темному. Новый можайский князь, Иван Андреевич, принял сторону Шемяки, воевал против Василия и участвовал в его ослеплении. После поражения князь Иван бежал в Литву, а удел перешел к сыну Василия Юрию. В конце XV столетия Можайском правил Андрей Большой, брат Юрия. Этот князь, собравший под рукой обширные владения — Углич, Бежецкий верх, Звенигород, Романов, Устюжну и другие города и веси, свои города перестраивал и укреплял. В Можайске при нем появились сложенные из белого мячковского камня Никольские ворота с надвратной Вознесенской церковью, куда перенесли деревянную скульптуру Николы Можайского.

Андрей Большой оказался последним удельным можайским князем — Иван III не забыл прежних раздоров и в конце концов нашел повод упрятать брата в темницу, где тот и скончался, оставшись в памяти народа Андреем Горяем. Богатые земли его отошли в казну, и теперь в Можайск великие князья и цари просто назначали воевод.

Сторож западной границы

Можайск — Город воинской славы

 

Пожар 1541 г. уничтожил рубленые укрепления Можайской крепости. Писали, что от кремля остался лишь земляной вал да обгоревшая Никольская башня. Восстановительные работы начались по распоряжению молодого царя Ивана Грозного и затянулись на долгое время.

Земляной вал

Обмелевшую из-за вырубки леса Можайку перегородили плотиной, создав водное препятствие с севера. Место старого посада к тому времени заняло разросшееся кладбище — но выросли и новые посады, и из кремля к ним вел переброшенный через ров деревянный мост. Глубина рва достигала 10 м. Напротив каменных Никольских появились деревянные Петровские ворота, за которыми начинался крутой спуск к реке. Дубовые стены усилили четырьмя башнями — Белой, Красной и двумя Наугольными. В кремле не было проблем с водой — внутри крепости находились два озера — Поганое, или Грязное, рядом с баней, со временем пересохшее, и Чистое, с прозрачной родниковой водой. Кроме двух каменных стояли еще три деревянных храма, избы государевых служащих, две тюрьмы, амбары, склады, подворья местного церковного причта и Лужецкого монастыря. На Никольской башне появились часы с боем и приставленный к ним часовщик.

Заснеженное Чистое озеро

 

В начале Ливонской войны в Можайске устроил свой штаб Иван Грозный. Сюда же подтягивались войска. Все это ложилось новым тяглом на местное население и, особенно после введения опричнины и двух эпидемий чумы уцелевшие горожане стали понемногу разбегаться, просачиваясь на берега Оки и Волги.

Основные укрепления оставались деревянными и к концу столетия обветшали. Вооружение, состоявшее из четырех пушек и десятка пищалей, также нельзя было считать достаточным. Побывавший в Можайске в 1603 г. Борис Годунов приказал немедленно разбирать рубленые стены и возводить вместо них белокаменные. За два года успели сложить  новые стены на половину периметра, перестроить в камне Белую башню, возвести новую, прозванную Кухней (рядом мололи зерно). Блоки из белого камня вытесывались длиной до 180 см и имели квадратное сечение. В можайские храмы рос поток паломников, из-за чего иные иностранцы назвали городской кремль монастырем, а сам Можайск — домом святого Николая. К тому же и монастырей в Можайске в  XVI веке насчитывалось немногим менее двух десятков — через двести лет остался один Лужецкий.

Надкладезная часовня в Можайском кремле

 

Потом началась Смута, и, особенно, во времена второго самозванца, Можайск сильно пострадал. Во время осады 1608 г. польские пушкари били по кремлю с другого холма, и город сдался, после чего был разграблен, а его защитники — перебиты. Отступая из русских пределов в 1613 г., поляки утащили даже деревянную статую Николы Можайского, которую удалось вернуть лишь  по условиям Деулинского перемирия. Этому предшествовали две отбитые попытки штурма Можайска войсками королевича Владислава, долгая осада, почти полное уничтожение городских укреплений и гибель множества посадских людей и лужецких монахов от рук разъяренных интервентов.

События Смутного времени на обелиске у стелы «Город воинской славы»

 

Подписанное в селе Деулино, что немногим севернее Троице-Сергиевой лавры, соглашение оставляло за Польшей Смоленск. Можайск становился пограничным городом-крепостью. Каменщики под руководством Ивана Измайлова и помогавших ему Бажена Огурцова, Михаила Ушакова и Федора Возоулина возводят кирпичные стены нового кремля, принимая за образец китайгородские укрепления в Москве. Это все тот же неправильный шестиугольник в плане, но теперь высокие (6-12 м) и толстые (до 4 м) стены с тремя рядами бойниц защищают восемь, включая воротные,15-19 метровых башен под тесовыми шатрами. Кроме кирпича использовали местный камень, добываемый в районе нынешнего поселка Тучково на берегу Москвы-реки.

Макет Можайского кремля

 

Одна из башен, названная Суриным коленом, в действительности представляла собой полубашню — внутренняя стена отсутствовала и, возможно, поэтому в следующем веке ее разломало ураганом. Другие башни, кроме восьмигранной Красной и Круглой Глухой, имели сечение, близкое к квадрату: Кухня, Косая Наугольная, Петровская, Белая и Никольская. Под стенами проложили подземные, облицованные камнем, ходы. Строительство завершилось к 1626 г. Кремлевский гарнизон обеспечили необходимым вооружением, боеприпасами и провиантом. Одним из можайских воевод послужил в  1627-1634 гг. князь Дмитрий Пожарский.

Видимо, в те годы и родилось выражение «загнать за Можаи», то есть выдворить врага за пределы государства. Граница за века ушла далеко на запад, а поговорка осталась.

Никольские ворота. Макет

 

В 1685 г. Никольская башня перестраивалась. Она имела особенно торжественный вид благодаря вырастающей из нее звоннице и расположенному рядом пятиглавому надвратному храму, получившему название Нового (или Верхнего) Никольского собора. Однако уже был возвращен России Смоленск, границы страны отодвинулись на запад и юг, и свое военное значение Можайск, казалось, утратил. Крепость постепенно разрушалась. Особенно повредил ей пожар 1748 года. Горожане потихоньку ломали стены на кирпич для разных надобностей. В конце концов угроза обрушения укреплений стала явной. Указ императрицы о разборке кремлей в Можайске, Серпухове и Коломне (в последней градозащитникам XIX века часть стен и башен удалось отстоять) вышел в 1782 г., но работы начались лишь двадцать лет спустя. Кирпич использовали на возведение вместо (и на месте) надвратного храма Ново-Никольского собора.

Кремлевские храмы Можайска и их нелегкая судьба

Вид с Подгорной улицы на Можайский кремль

 

Удивительный по красоте и необычный для храмовой архитектуры православной державы Ново-Никольский собор строил ученик прославленного мастера русской готики Матвея Казакова Алексей Бакарев. Начатое в 1802 г. строительство завершилось накануне грозы 1812-го года. Собор, в котором уже шли службы, выглядел столь величественно, что его не смог не упомянуть Лев Толстой, описывая путь в действующую армию Пьера Безухова. Работая над своим знаменитым произведением, в 1867 г. автор «Войны и мира» некоторое время жил в Можайске в доме, на котором сегодня установлена мемориальная доска.

Дом, где останавливался Лев Толстой

 

Русская армия отходила с Бородинского поля. В Можайск свозили раненых. Арьергард Платова сутки сдерживал натиск Мюрата — у стен города разгорелся бой, французы подтянули артиллерию. Наполеон вошел в город и пробыл в нем три дня. Он восхитился красотой Ново-Никольского собора и даже подумывал, не разобрать ли его, чтобы перевезти в Париж.

Сражения 1812 года. Барельеф на обелиске у стелы «Город воинской славы»

 

На обратном пути император в Можайске уже не задерживался, только распорядился принять меры к эвакуации раненых французов. Участь же остававшихся здесь русских раненых — а было их от 7 до 10 тысяч человек (современные историки называют еще более страшные цифры) — оказалась трагической; почти все они погибли от ран и голода. От города оставались обгоревшие руины, над которыми разносился бой часов с уцелевшей колокольни. В поле собранные в пирамиду, для сожжения, вперемешку лежали трупы русских и французских солдат, которых еще предстояло хоронить. Отворачиваясь от жуткого зрелища, проходили мимо них воины когда-то Великой армии.

Мозаичное панно «1812 год» в центре города

 

Мерзнущие захватчики сожгли иконостасы собора, но, к счастью, не нашли вовремя спрятанные изображение Николы Можайского и церковную утварь. Ново-Никольский собор отремонтировали в 1814 г. и освятили в 1816-м. Если прежде храм представлял собой традиционное пятиглавие, повторявшее облик Рождественского собора Лужецкого монастыря, то теперь в центре можайского кремля высилась готическая постройка с высокой колокольней. Красно-кирпичные стены украсил белоснежный декор, в отдельных элементах которого угадывались масонские символы.

Ново-Никольский собор

 

Устремленному ввысь тонкому, украшенному золотыми восьмиконечными звездами шпилю вторят колонны и многочисленные башенки-пинакли, изображения которых дополняют изящные завершения оконных проемов; в центрах аттиков помещены стрельчатые арки, обрамленные узором из пяти окружностей со вписанными шестиконечными звездами — а может, это скрещенные треугольники вольных каменщиков?  Из купола колокольни вырастают изящные остроконечные конуса фиалов. Нижняя треть четверика отбита поясом стилизованных ширинок, также с помещенными в них окружностями, уже без звезд, а от овальных окон и арок расходятся белокаменные лучи, символизирующие свет восходящего солнца.

Слой толщиной в 2,5 кирпича скрыл под собой остатки Никольских ворот и старого храма, но в подклете собора видны фрагменты белокаменных конструкций конца XIV – начала XV веков, чей возраст подтвердили современные исследования.

Ново-Никольский собор. Фрагменты декора

 

Вместо пятиглавия храм завершала массивная ротонда, окруженная четырьмя декоративными башнями. Видимо, она оказалась слишком тяжелой — стены пошли трещинами, и здание вскоре пришлось ремонтировать. В ходе боев за Можайск в 1941-1942 гг. ротонда, в которой помещался верхний, Спаса Нерукотворного образа, соборный храм, обрушилась. Но и без ротонды собор остается самым примечательным архитектурным памятником города. Конечно, его убранство пострадало в годы Советской власти; были вывезены в неизвестном направлении частицы мощей православных святых, изъяты ценности, включая ризу с иконы Николы Можайского, а само деревянное изваяние отправили на реставрацию, после чего передали в Третьяковскую галерею, где оно с 1933 г. и находится. После проведенных в 1960-х восстановительных работ в соборе устроили трикотажную фабрику, а двадцать лет спустя передали здание Бородинскому музею, администрация которого настояла на укреплении фундаментов.

Храм, стоящий на оползневом холме, снова оказался в опасности уже после возвращения здания церкви: в апреле 2013-го обрушилась часть западного склона, и это сказалось на состоянии собора. Повреждения устранили. В планах епархии провести комплексную реставрацию, которая уже началась. Церковно-археологический музей, устроенный в подклете, временно закрыт, но, поднявшись по широкой лестнице в нижний храм к приделам Николая Чудотворца и иконы Богоматери «Всех скорбящих радости», можно увидеть часть белокаменной кладки Никольской башни.

Остатки белокаменной кладки Никольской башни

 

А что же Старый, или Нижний Никольский собор? В те же 1683-1685 годы, когда перестроили Никольские ворота и переосвятили Воздвиженскую надвратную церковь, ставшую Верхним Никольским собором, обветшавшие стены Нижнего храма стянули обоймой из железных полос и усилили контрфорсом на месте разобранного Георгиевского придела. В середине XVIII века здание снова ремонтировали, при этом позакомарную кровлю заменили на упрощенную четырехскатную, но беды на этом не закончились.

 Петропавловский храм — Старый Никольский собор

После разграбления наполеоновским воинством в храм перенесли утварь и иконы из Ильинской церкви, что в Ильинской слободе на другом берегу Москвы-реки. После чего подремонтировали, переосвятили и переименовали в Ильинский. Годы брали свое, собор грозил обрушиться. Тревогу в 1831 г. забил архитектор Д. Ф. Борисов — денег ему на составление проекта церковное начальство не выделило, и все обмеры и расчеты он сделал и предоставил бесплатно. Пришел строгий приказ митрополита Филарета — приступить к ремонту. Но средств по-прежнему не было. В 1835-м Борисов представляет новую смету, и стоимость работ уже увеличивается с 10 до почти 12 тысяч рублей.

 Входные ворота в Можайский укремль

Видимо, чем-то не по нраву пришелся Борисов церковным властям. Бумаги ему не согласовали. Правда, вскоре у собора появился новый настоятель, и дело сдвинулось с мертвой точки, но после утверждения сметы святые отцы решили обратиться к другому зодчему, академику Императорской Академии художеств Ф.М. Шестакову — а он предложил свой проект восстановления, точнее, полной перестройки здания с сохранением части деталей, и смету немного подороже.

Дело застопорилось вновь. Шел 1837 год. Протоиерей отправил в Москву депешу о том, что по мнению специалиста, собор лучше разобрать, и Москва с этим согласилась. За древний храм вступились горожане, и им позволили собор не разбирать, а ремонтировать, если прихожане возьмут на себя недостающую часть расходов.  Можайцы согласились. Тут случился пожар, и после обследования поврежденного храма его постановили все же сносить.

Ильинская церковь

 

За это время в городе собрали деньги, неутомимый Борисов послал прошение митрополиту, в 1844 году получил разрешение, уже собрался приступить к работам, но тут собор наконец рухнул. Во всем обвинили Борисова — ну, а кого еще?

Борисова прогнали и вернулись к проекту Шестакова, только строить поручили — из экономии — крестьянину Владимирской губернии Прокопию Щеглову. Тот со своей задачей справился, завалы расчистил и вместе с бригадой каменщиков возвел в 1849 г. на старом фундаменте новое здание, а местные купцы Александров и Астафьевы заказали иконостас. Икону Богородицы писал житель Палеха Федор Моцаев. В Ильинскую церковь вернули принадлежавшие ей образа. Сам собор переосвятили в Петропавловский.

 Каменный мост через Можайку

 

Вряд ли небесные покровители наши могли остаться равнодушными к драматической истории спасения древнего храма. Иначе чем объяснить зафиксированное жителями и приезжими чудесное свечение, возникшее в дни ярмарки 1875 года в самом соборе и в небе над ним, повторявшееся несколько ночей? Лазерных шоу тогда не устраивали.

 Кремлевская часовня 1912 года под Соборной горой

 

После революции храм закрыли. Оригинальная глава оказалась утрачена, и в 2012 г. вместо нее над собором установили барабан с луковицей. С 1960-х и почти до конца столетия здание служило музеем, а сейчас в нем иногда проводятся службы.

 Братские могилы на Соборной горе

 

Во время немецкой оккупации территория кремля стала лагерем военнопленных. Многие из них погибли. Почти 1400 бойцов нашли упокоение в братской могиле на западном склоне Соборной горы.

 Герб Можайска. Барельеф на обелиске

 

Можайский кремль остался лишь на городском гербе — в серебряном поле шесть алых крепостных башен, вырастающих из зубчатой стены — да еще на замечательном макете, выполненном по задумке настоятеля Никольского собора о. Даниила Жирнова старостой храма Василием Голиковым. Путешественники могут увидеть, каким был кремль много веков назад, полюбоваться его стенами, башнями, комплексом строений Никольских ворот.

 Мост через Москву-реку

Крепкие монастырские стены

В северной части современного города высятся белые стены и башни Можайского Лужецкого Рождества Богородицы Ферапонтова монастыря — таково его официальное название.

 Можайский Лужецкий Ферапонтов монастырь

 

Обитель основал в 1408 г. ученик Сергия Радонежского преподобный Ферапонт Белозерский. Посвящение не случайно — этот церковный праздник особенно чтил сам Ферапонт, давший то же имя учрежденному им раньше монастырю на Белом озере. И князь Андрей, просивший преподобного устроить здесь святую обитель, всегда помнил, что именно в день Рождества Богородицы одержал на Куликовом поле победу его отец.

 Богородице-Рождественский собор

 

Здесь же святой Ферапонт скончался и был погребен. Существующие каменные постройки обители относятся к началу XVI века и более поздним временам. Пятиглавый собор Рождества Богородицы выстроен на месте прежнего храма в 1547 г. четырехстолпным, с тремя апсидами. Каменные стены  поднялись в конце следующего столетия, а потом к их четырем круглым башням добавили еще одну круглую и одну — квадратную в сечении.

Названия башен бесхитростные — Северо-Восточная, Юго-Восточная, Юго-Западная, Западная, Северо-Западная и просто Башня, которая, как раз квадратная.

 Монастырские стены и башни — «Башня» и Северо-восточная башня

 

Собор, сложенный из кирпича, некогда окружала галерея, о которой напоминает высокое крыльцо и расположенные на его верхнем уровне входы с перспективными порталами, обрамленными килевидными архивольтами. Через узкие, вытянутые щелевидные окна и световые барабаны в солнечные дни храм, как ни странно, неплохо освещается — монастырь стоит над Москвой-рекой на высокой Брыкиной горе, открытой солнцу. Наружный декор собора небогат, и, не считая порталов, представлен аркатурой на барабанах пятиглавия.

 Юго-западная башня Лужецкого монастыря

 

Святого Ферапонта похоронили в 1426 г. у северной стены собора. При перестройке здания его мощи обрели нетленными, и, позднее, над ними возвели небольшой храм, от которого к нашему времени сохранился только сложенный из могильных надгробий фундамент. В XVI веке храмовый ансамбль пополнился большой трапезной с Введенской церковью у северной стены и надвратным Преображенским храмом над южной. Обе этих церкви в следующих столетиях перестраивались, но в нижней части Преображенского храма можно видеть старую кладку.

 Введенская церковь

 

В конце XVII века южнее собора поднялась массивная шатровая колокольня с площадкой звона в восьмерике, поставленном над разделенном на три примерно равные части четвериком. В скромном декоре сооружения присутствуют типичные для эпохи русского узорочья пояса поребрика, сухариков, килевидные наличники над наборными полуколонками редких оконных проемов, ширинки и парные колонны по углам, а шатер прорезан тремя рядами окошек-слухов. Звон «Полиелейного» колокола, весившего 85 пудов, разносился на всю округу. В подклете, называемом «колокольной палаткой», сохранилась усыпальница дворян Савеловых, чьих предков переселил из Новгорода в Москву Иван III, а в Можайск — Иван Грозный.

 Преображенский надвратный храм и колокольня

 

С Брыкиной горы расстреливали из пушек можайский кремль войска второго Лжедмитрия. Двести лет спустя через Лужецкий монастырь, форсировав реку, шли на Можайск французские солдаты, ведущие бой с арьергардом Платова. После занятия города в монастыре разместился штаб командующего вестфальским корпусом генерала Жюно, солдаты которого пробили в стенах до 200 бойниц для пушек. Отступая, захватчики подожгли собор, в результате чего все его убранство погибло.

Вскоре после революции монастырь закрыли, но собор еще семь лет служил приходским храмом, пока в нем не устроили фурнитурную фабрику. Захоронение св. Ферапонта во время антирелигиозной кампании вскрывали, ценности изымали. Документы и утварь передали в музей, на монастырском кладбище поставили гаражи и склады, келейные корпуса отвели под коммунальные квартиры, клуб и столовую.

В 1960-х сюда пришли реставраторы, восстановившие первоначальный, за исключением галерей, вид собора — в том числе позакомарную кровлю и растесаные ранее щелевидные окна. Монастырь вернули церкви в 1994-м, а в 2015-м на колокольню подняли новый колокол, весом свыше двух тонн. Мощи устроителя обители перенесены в собор. Восстановительные работы в обители продолжаются, но уже сегодня издалека видны сверкающие золотом главы собора и белоснежные монастырские стены и башни.

 Берег Москвы-реки и Ферапонтов колодец у стен монастыря

 

Маленький колодец с ключевой водой, прозванный Ферапонтовским (другой источник св. Ферапонта — у соседней деревни Исавицы, к западу), находится примерно посередине между монастырской оградой и домом-музеем народного художника СССР С. В. Герасимова, автора известной многим картины «Мать партизана». Этот деревянный дом художник, чьи предки, ремесленники-кожевники жили здесь веками, построил сам. Из окон мастерской зимой открывается живописный вид на Москву-реку, или, говоря, как старые москвичи, МосквА-реку и холмы, далеко за которыми раскинулся родной св. Ферапонту Волоколамск. По княжьей воле он вернулся с белозерских берегов, чтобы основать новый монастырь, а Божьим промыслом остался здесь навсегда.

 Дом-музей С. В. Герасимова

Город, свято хранящий память

Можайск, подмосковный районный центр, невелик. Его кварталы протянулись на площади, примерно 5 на 6 километров, а население немногим превышает 30 тысяч человек. Планировка, сложившаяся к концу екатериниской эпохи, проста: улицы пересекают друг друга под прямым углом и в центре застроены в основном купеческими двухэтажными домами. Каменный первый этаж и рубленый верх, та самая конструкция, которую пытались запретить еще при первых Романовых, в конце XVII века — но в провинциальной России она укоренилась и существует до сих пор. А выгорающие дотла города быстро отстраивались заново, в том числе поднялась и Москва после пожара 1812 г., и дерево при ее восстановлении использовалось повсеместно. Можайск же страдал от пожаров вплоть до 1920 года.

 Дом купца Кубеева на Леоновской

 На улице Крупской

 Усальба купца Шишкина

 

В петровские времена жители города занимались придорожной торговлей, содержали трактиры. Развивались ремесла, в том числе кожевенное. Еще при жизни первого российского императора здесь появился стекольный завод, позже перенесенный в Гусь-Хрустальный. Накануне нашествия Наполеона в городе работали пять заводов, в т.ч. кожевенный, кирпичные, пивоваренные, 12 кузниц и несколько десятков торговых предприятий. Прерванная войной жизнь города забурлила вновь; в деревне Марфин Брод в трех верстах от города открылась ткацкая фабрика князя Гагарина, при Советской власти перепрофилированная в завод медицинских инструментов, работающий по сей день. Когда в 1870-м через Можайск прошла железная дорога, для ее обеспечения потребовалось сооружение специальной линии водоснабжения. Создавались новые рабочие места, но значение старого пути из Москвы в Смоленск ослабло и часть торговых точек, его обслуживающих, закрылась.

 Железнодорожный вокзал

 

Празднования в честь столетия Бородинской битвы оживили привычную жизнь  провинциального города. Можайцы работали на восстановлении объектов на поле сражения, приводили в порядок улицы и городское хозяйство. В городе появились телефон, электричество, водопровод.

 О храбром гусаре…

 

Среди бесхитростных купеческих домов, отличающихся разве цветом и обрамлением проемов, выделяется особняк возведенный на рубеже XIX–XX веков. в редком для Можайска стиле модерн. Вскоре дом выкупил предприниматель Дисан Хлебников, а после революции его заняли большевики.

 Дом Д. А. Хлебникова

 

Одноэтажное здание с высоким цокольным этажом отделано облицовочным кирпичом  свойственных для бельгийского модерна светлых тонов, изразцами. Профилированные кронштейны поддерживают выступающий вперед карниз, а над окнами фасада устроены лучковые по краям и треугольные в центре фронтоны. С севера к дому примыкает большое крыльцо, с юга — терраса, а крышу венчают прямоугольные аттики с готическими башенками, между которыми на фасаде протянулась изящная кованая решетка. В усадебный комплекс входит одноэтажный флигель. От противоположного фасада лестница ведет во внутренний дворик-парк. В 2006 г. дом, являющийся единственным в городе памятником модерна, выгорел дотла, до сих пор не восстановлен и продолжает разрушаться.

 Можайские панно

 

Этот досадный случай тем более непозволителен для города, где бережно и с таким вниманием относятся к исторической памяти. На угловых домах висят таблички с новыми и старыми названиями улиц (Коммунистическая — Богоявленская, Каракозова — 2-я Московская, Рабочая — Ахтырская, Бородинская — 2-я Никольская, Леонова — Власьевская, Красных Партизан — 2-я Афанасьевская, Желябова — Малая Афанасьевская…)

 Московская улица до революции называлась 1-й Московской, потом — Дворянской

 

Мемориальные доски на здании торговых рядов напоминают, что в 1812 году через Можайск отступал с воинами Московского ополчения поэт Василий Андреевич Жуковский, а следом за ним двигался с армией Наполеона офицер-интендант Анри Бейль, будущий французский писатель Стендаль; что позже, в 1837-м Жуковский вновь побывал в городе, и в этом же году сюда приезжала с сестрой и детьми Наталья Пушкина-Гончарова, уже вдова. Четвертая, частично прикрытая водосточной трубой, табличка посвящена Александру Дюма-отцу, посетившему Можайск в 1858 году, видимо, чтобы увидеть своими глазами поле самого кровопролитного из всех однодневных сражений в истории человечества.

 Торговые ряды

 

Вдоль Торговых рядов, от часовни Николы Можайского (скульптура работы В. М. Клыкова, 1998) идет сквер с фонтаном и памятными камнями в честь городов-побратимов. У Можайска их свыше двадцати. Это общественное движение предполагало культурный обмен между городами разных регионов и стран, сотрудничество в области образования, туризма, социальных и экономических проектов.

 Мемориал героям Великой Отечественной

 

Мемориальный комплекс начинается от перекрестка Московской и Клементьевской улиц. Здесь, в центре города, в братских могилах покоятся защитники и освободители Можайска, стоят артиллерийские орудия, пылает Вечный огонь. После присвоения Можайску в 2012 г. звания Города воинской славы близ Губернаторской площади установили монумент и устроили Аллею Героев, вдоль которой поставили памятники полководцам, начиная с Дмитрия Донского (только бояр можайских пало на Куликовом поле 60 человек с верными дружинниками), Героям Советского Союза, кавалерам орденов Славы. Стоят бюсты генералам 1812 года, военачальникам Великой Отечественной. Один из них — командир 32 дивизии полковник Полосухин, принявший в 1941 г. бой с врагом на Бородинском поле, а в феврале 1942-го павший при освобождении Можайского района. Похоронен В. И. Полосухин у Мемориала на Клементовской.

 Памятник В. И. Полосухину

 

В память о своих героях город украсил стены домов выразительными панно с изображениями воинов 1812 года и сражений 1941-го. Двух Отечественных войн. У братских могил — а их много в Можайске: у стен собора, в скверах Московской и Клементовской улиц у Мемориала, на Чертановском и Ильинском кладбищах — стоят небольшие, но трогающие душу памятники.

 На Ильинском кладбище

 

Да, в Можайске есть и свои Черемушки с пятиэтажками, и свое Чертаново. За пределами исторического центра вдоль улиц стоят многоэтажные дома. В советский период промышленному развитию города уделялось должное внимание: создавались заводы, производящие строительные конструкции и материалы, швейные предприятия, после войны — собственный хлебозавод и молочный комбинат, выпускающий знаменитое можайское молоко (ныне — ЗАО «Завод стерилизованного молока «Можайский»), Можайский полиграфический комбинат.

 Квартал пятиэтажек

 

В 1990-х открылись деревообрабатывающий завод и предприятие «Спасо-Бородинские воды», после миллениума — современный Дворец спорта «Багратион». Не обошлось без потерь — Можайский мясокомбинат обанкротился, но другие крупные предприятия продолжают работать, и в городе продолжается строительство жилых и общественных зданий.

 ДС «Багратион»

 

Возрожден историко-краеведческий музей, коллекция которого перед оккупацией была эвакуирована, а после Победы передана в Истру и сейчас находится в Музейно-выставочном комплексе Нового Иерусалима. В Можайске же в прошлом десятилетии построили свой музейно-выставочный комплекс и Дом художника.

 Краеведческий музей

 Дом художника

 

Еще в начале 1960-х для создания необходимого водного резерва для столицы выше города по течению Москвы-реки соорудили гидроузел, включающий в себя земляную плотину и гидроэлектростанцию. Для предохранения от затопления Бородинского поля были построены дополнительная дамба, а также гидроузел на реке Колочь. Образовавшееся в результате Можайское водохранилище стало популярным местом отдыха у местных жителей и приезжающих туристов. Их может стать еще больше, если провести в городе комплексные реставрационные работы исторических объектов и организовать новые туристические маршруты, благо необходимая инфраструктура в самом Можайске и его окрестностях имеется.

 Можайск современный

 

Евгений ШАПОЧКИН 



Похожие публикации





Партнеры