16:08Центральный стадион в Воскресенске откроется в 2023 году

15:53В районе Текстильщики расселят по реновации 47 старых домов

15:08Рынок строительной продукции теряет 2 трлн рублей из-за фальсификата

14:43Монолитные работы по строительству школы начались в Чехове

14:11Более 16 километров шумозащитных экранов будет возведено при строительстве Юго-Восточной хорды

13:42Около 13 спортивных объектов введут в эксплуатацию в следующем году

12:5829 новостроек поставили на кадастровый учёт в Подмосковье

12:38Более 50 рабочих задействованы в строительстве поликлиники в Коломне

11:38Автодорогу по Игнатьевскому шоссе в Благовещенске отремонтируют

10:5618 объектов ввели в эксплуатацию в Подмосковье на прошлой неделе

08:57В центре Москвы реализован сложный архитектурный и инженерный проект с мембраной LOGICBASE компании ТЕХНОНИКОЛЬ

17:51Выяснилось, где в Республике Дагестан построят еще две школы

17:10Завершается строительство первого корпуса для проживания учащихся в Одинцовском округе

16:25В Ростове-на-Дону отреставрируют Дворец культуры железнодорожников

15:53В Ленобласти c площадью более 1 тыс. кв. м каждый

Палех. Путешествие в страну Жар-птицы

logo russianconstruction.com
Палех. Путешествие в страну Жар-птицы
Поисковые теги: Палех архитектура музей Источник фото: фото автора

В конце августа 2007 г. в центре Москвы открылась новая станция метрополитена – «Трубная». Вообще-то ее замышляли построить давно и включали в планы прокладки то одной линии подземки, то другой, пока, наконец не утвердили в составе десятой, Люблинско-Дмитровской.  Художник и скульптор проекта «Трубной» Зураб Церетели для красочного оформления среднего нефа подземного вестибюля предложил использовать цветные витражи с подсветкой, изображающие 12 исторических русских городов и сел – Москву, Владимир, Суздаль, Ростов, Переславль, Новгород, Псков, Ярославль, Боголюбово, Кижи, Коломенское и Палех.




Боголюбово и Коломенское – великокняжеская и царская резиденции и, как и Кижи, заповедники русского зодчества. Палех – старинное поселение мастеров-иконописцев и один из центров народного промысла, лаковой миниатюры. Но чем же так знаменит этот небольшой поселок, ныне – райцентр Ивановской области, что именно его, не Хохлому, не Гжель, выбрали для украшения станции столичного метро?

Палех на «Трубной»

Удельное княжество, князья Палецкие и пол-слова о Пожарском

Некоторое время поселение Палех служило столицей удельного княжества, о чем мало кто знает. Маленькое Палецкое княжество образовалось в результате раздела княжества Стародубского между четырьмя сыновьями его владельца. Здешние земли отошли младшему сыну стародубского князя Андрея Федоровича Давиду, участнику Куликовской битвы, прозванному Палицей. Поэтому и род стал носить прозвание Палицких, а потом – Палецких. А не Палехских. От другого сына князя Андрея, Василия, началась другая княжеская фамилия, Пожарских, прославленная спасителем Отечества Дмитрием Пожарским.

Палехское княжество начинается…

 

К концу XV века княжество вошло в состав Московского государства, а его князья верно служили Василию III и Ивану Грозному. Дочь одного из Палецких стала женой младшего брата царя, Юрия Васильевича, от рождения глухонемого. Их единственный сын не прожил и года, а немного перевалив за 30 лет, скончался и князь Юрий, после чего вдова Иулиания, постригшись в монахини с именем Александры, отправилась в Новодевичий монастырь. При жизни Юрий имел немалый удел, хотя распоряжался им больше тесть, Дмитрий Палецкий-Щереда и, возможно, другие родственники княгини. В годы опричнины вдова брата прогневала Ивана Грозного сочувствием к казненным и ее утопили вместе с Ефросиньей Старицкой в Шексне. Обе княгини причислены к лику местночтимых вологодских святых, правда, есть версия, что Иулиания-Александра мирно дожила свой век в Новодевичьем. Не единственная загадка нашей истории, которая вряд ли скоро будет разгадана.

Удельные князья переходили на службу князьям Московским, отдавая свои земли, и взамен получали другие вотчины. Род Палецких пресекся тогда же, при Иване Грозном, а палехские владения царь завещал своему сыну Ивану по духовной грамоте. После Смуты ими пожаловали Бутурлиных, участников Московского ополчения.

Многочисленными исследованиями доказано, что люди селились здесь чуть ли не со времен прихода Рюрика на Русь. В седую старину в селе существовали три деревянных храма, причем два из них носили имя пророка Илии, а третий был посвящен празднику Воздвижения Креста Господня.

Берег Палешки

 

Стоит Палех на трассе, соединяющей Ростов Великий с Нижним Новгородом, а через город протекает речка Палешка (старое название – Палекша, такое созвучное многим русским топонимам). До ближайшего города, Шуи, около 30 километров. Шуяне в старину славились шубным промыслом. Выделывали овчины и в Палехе, а еще пахали землю, держали ямские дворы, ткали холсты, занимались резьбой по дереву.

В том же XVII веке в селе начал развиваться иконописный промысел. По одной из легенд, сюда бежали монахи, успевшие спастись из сожженных Батыем городов Владимиро-Суздальской Руси. Вырубили лес и, спалив сучья да комли, поставили по его опушке избы – отсюда и название «палешане». Насколько достоверно это предание, кто знает, но чувство меры и красоты вполне могло быть привнесено на берег Палекши мастерами, писавшими по канонам лики святых.

Улица в Палехе

 

Первые иконописцы-палешане отправлялись зимой на заработки в Москву и крупные русские города, учились, творили. Возвращаясь, привозили иконы из столицы, Новгорода, Вологды, Архангельска. В их ранних работах прослеживаются черты ростово-суздальской и новгородской школ иконописи, строгановской иконописной  традиции. Но со временем в Палехе сложилась своя, уникальная манера иконописания.

Иконописцы, стенописцы и живописцы

В музее

 

Ранние палехские иконы похожи предпочтениями в цветовой гамме – белые, розовые и оранжево-коричневые тона изображений на охристом фоне. При этом лики схожи между собой, иногда – более крупные, зато  сами фигуры разнятся свободно принимаемым положением тел. Одна из особенностей – пробелА, светлые пятна на ликах и обнаженных участках тел, плавно переходящие в тень. С годами особенности палехского стиля в иконописи становятся заметнее. Количество клейм, обрамляющих икону, строго соответствует канонам богослужения, а окружающим деталям, будь то фрагменты пейзажа или зданий, придается затейливая, изящная форма, они словно переливаются, дышат, живут. Искусно прописаны солнце, луна, звезды, деревья, травы, холмы, звери и птицы. Специалисты замечали, что иконы палехского письма словно вторили церковным песнопениям.

Икона Богоматери «Всех скорбящих радость». Конец XVIII- нач. XIX в.

 

Мастерство иконописцев-палешан в XVIII веке уже признано: им заказывают иконы для соборов, приходских храмов и монастырей, в том числе и для православных церквей Сербии, Валахии, Болгарии. Палех богатеет; Бутурлины, поощряя доходный промысел, стараются не отдавать палешан в рекруты, отправляя вместо них на военную службу крепостных из других имений. Интересный факт приводит в своей книге «Палех и палешане» директор музея О. А. Колесова:

«Палехские крестьяне могли себе позволить не просто нанимать себе работников, но и покупать их. В одном из писем Петр Бутурлин отказывается от покупки крестьян господина Шарапова, «ну а если кто из крестьян наших их купить пожелает, то я им позволяю и купчую пришлю».

«Знамение». Нач. XIX в.

 

Палехское искусство не стоит на месте, оно развивается. Цвета светлеют, контрасты становятся резче. В культовой живописи России, как и в других областях творчества, присматриваются к европейским образцам. Новые приемы именуют «фряжской манерой», сглаживаются резко взмывающие вверх холмы и скалы, уменьшается число деталей, торжествует линейная перспектива. Теперь над иконой работает только один мастер, в то время, как раньше за лики и фон отвечали разные иконописцы, «личники» и «доличники».

Лики писались тонкими многослойными плавями: на основной цвет слой за слоем наносили более светлые цвета, выделяя выпуклые части головы. Затем «наплавлялись» румянцы, за ними прописывали зрачки, волосяной покров. Все соединялось полутонами и «сплавлялось» в единое целое так, чтобы предыдущие плави просвечивали через завершающий слой. Пробела имели форму пятен, медленно переходящих в тень; с особым старанием относились к пейзажу и архитектурным деталям.

«Чудо Георгия о змие». Вторая четв. XIX в.

 

В XIX веке положение фигур святых однообразнее, монотоннее, зато появляется окаймление иконы клеймами с изображением святых и их деяний. Создаются иконописные минеи, своего рода иллюстрированный календарь православных праздников – на полгода, на год. В технике появляется новый прием, «цировка» – одежды на изображениях процарапывают иглой до золотого фона, создавая иллюзию украшений и драгоценных камней, унизывающих пурпурные плащи и торжественные облачения.

К этому времени иконопись становится в Палехе ведущим ремеслом. Создаются иконописные мастерские. Первую открыл Лев Михайлович Софонов, у которого работали лучшие мастера – Евстигней Першин, Петр Баканов, Федор Зиновьев и другие. Еще большего успеха добился племянник Льва Софонова, Николай Михайлович. Его семейная мастерская стала крупнейшей в Палехе, а из столиц и других крупных городов страны сюда поступали заказы не только на писание икон, но и на реставрацию иконостасов и стенописи в древних русских храмах – Новгородской Софии, владимирских и ростовских соборах, Ипатьевского монастыря в Костроме. Знаменитая высоким качеством и искусными умельцами мастерская Софонова получила право именоваться «Поставщиком Двора Его Императорского Величества», а самому Николаю Михайловичу царским указом было присвоено звание Потомственного почетного гражданина.

Усадьба Софоновых – Дом ремесел

 

Прославились многие палехские иконописцы, в том числе и семья Белоусовых, занимавших несколько соседних домов по нынешней улице Ленина – в 1880-х они расписывали Грановитую палату Московского Кремля. Мастерская Белоусовых немногим уступала софоновской, а были еще иконописные мастерские Коровайковых, Париловых, Соколова, Салаутина и небольшие артели. На месте обветшавшего с годами дома В. В. Белоусова в 2014 г. построено новое здание музейно-выставочного комплекса.

Икона работы М. В. Белоусова – «Богоматерь Корсунская». 1898 г.

 

Можно сказать, что палешане – одни из первых российских профессиональных реставраторов. В трагические 1930-е они принимали участие в спасении фресок Троицкого собора Макарьева монастыря в Калязине – тогда, в лютую стужу, фрагменты стенописи примораживали к мгновенно замерзающей влажной ткани и отделяли от стен обреченного храма по кусочкам. Большая часть этих сокровищ русского искусства до сих пор хранится в коробках в городском музее Калязина и, может быть, их удастся собрать и вернуть людям.

Труд иконописцев не был легким: уже к сорока годам мастер начинал терять зрение и твердость руки. Из мастерской его увольняли, и еще несколько лет он мог писать на дому дешевые, простые иконы. Условия труда кратко, но емко описаны Горьким – духота, клубы махорочного дыма, тяжелый запах от протухших остатков яиц. Многих косила чахотка, ставшая профессиональной болезнью иконописцев. При этом своим искусством они гордились, и не без оснований. Хотя палешанам и в седые времена доставалось, и сейчас порой достается от критиков. Увы, во все времена найдется тот, кто пожертвует качеством в угоду количеству или конъюнктуре. Но мы не о них говорим.

С отменой крепостного права часть палехских мастеров покинула родное село, чтобы открыть собственные мастерские в Москве и других крупных городах. Так уехал в Петербург и потомственный иконописец Дмитрий Николаевич Корин, отец знаменитого художника Павла Дмитриевича Корина, известного многим по хрестоматийному изображению Александра Невского. Дом Кориных – старейшее деревянное здание в Палехе, построенное еще в 1860-х. Он сохранен, и в нем теперь музей.

Дом-музей П. Д. Корина

 

Известными живописцами стали родной брат П. Д. Корина Александр и двоюродные братья Алексей и Андрей Михайловичи Корины. Среди их произведений встречаются и пейзажи с видами Палеха. Интересный факт: Павел Корин создавал эскизы для витражей станции московского метро «Новослободская», а спустя полвека витраж со стилизованным изображением Палеха украсил «Трубную».

Дмитрий Корин поступил работать в питерскую мастерскую Макария и Василия  Пешехоновых, где трудились и другие мастера из Палеха. Это в мастерской Пешехоновых начали украшать иконописные изображения «цировкой»; сюда же поступил заказ на писание икон для иконостаса Крестовоздвиженского собора в Палехе.

Собор на Горе

Крестовоздвиженский собор

 

Место, над которым возвышается белоснежный с небесного цвета главами Крестовоздвиженский собор, с давних пор именовали Горой. Сейчас Гора – это улица Ленина, и ее полосы с односторонним движением охватывают собор с севера и юга, образуя большую площадь, которая начинается от пересечения с другой основной магистралью поселка, улицей Баканова. Ту называли «Поповым порядком» – триста лет назад здесь стояли только дома священнослужителей и церковно-приходские школы.

Автограф зодчего XVIII века

 

Храм, выстроенный «кораблем», сложен в 1762-1774 гг. на средства палешан и жителей десятка соседних деревень, духовно окормлявшихся в Палехе. На западной стене трапезной видна надпись «Сей храм Воздвижения Честного Креста Господня мастер Егор Дубов». Крестовоздвиженский престол расположен в центральной части здания; над ним высится шестиярусный иконостас. К трапезной симметрично примыкают приделы Николая Чудотворца и иконы Казанской Божией Матери. Еще один престол устроен в верхней части двухсветного храма и посвящен Архистратигу Михаилу. Сюда, на лоджию хоров, ведущую к иконостасу, можно подняться по винтовой лестнице.

Казанский придел

 

Четырехстолпный храм с далеко выдающимся вперед алтарным выступом, почти незаметно разделенным на три апсиды, конструктивно скомпонован как два яруса последовательно убывающих в размерах четвериков, увенчанных пятиглавием с более крупной главой в центре. Трапезная соединяет его с шатровой колокольней в традиционной форме «ярославской свечи», через двери которой направляются к службе прихожане. Небольшие главы возведены и над тремя престолами, а колокольню украшают изразцы. В скромном декоре заметны черты узорочья (ширинки с изразцами, пояса поребрика над цоколем храма и «язычков» под кровлей трапезной, колонки, разделяющие апсиды, аркатура, относящая к эпохе кокошников и закомар) и московского барокко, особенно – в ступенчатых объемах, скругленных углах алтарей приделов и килевидных очельях – завершениях наличников.

Крестовоздвиженский собор. Фрагменты стенописи

 

Стены храма расписывали московские и палехские мастера, и, к счастью, росписи сохранились, хотя с установлением Советской власти храм отвели под музей, что спасло и само здание, и иконы. Но и до революции собор сравнивали с музеем по изобилию образцов древнерусского искусства. Стенопись выполнена в манере, свойственной для XVIII столетия, и представляет собой сцены из Священного писания. К сожалению, сильно пострадала за столетие фреска на восточной стене, над алтарем, посвященная Воздвижению Креста.

Свод трапезной

 

В старину у стен храма, как водится, шумел торг. Сейчас в западной части площади – сквер с бюстом Ленина, взирающим на собор, настоятеля которого, о. Иоанна Рождественского, в 1922 г. расстреляли по «Шуйскому делу», и фонтаном «Сноп», авторской работой палехского мастера Николая Дыдыкина. В юности Дыдыкин, как и его отец, дяди, дед, прадед, освоил искусство иконописи, но судьба предназначила ему стать скульптором. В восточной части площади Николаем Дыдыкиным создан мемориал в память об односельчанах – участниках Великой Отечественной, а за стелой восстановлена часовня Александра Невского. После войны Николай Дыдыкин участвовал в восстановлении Петергофа, а самая известная его работа – памятник Пушкину во дворе дома поэта на Мойке. Свой же дом скульптор завещал родному Палеху; теперь на улице Ленина, 25а – музей-мастерская Н. В. Дыдыкина.

Музей-мастерская Н. В. Дыдыкина

 

Незримая линия, проходящая через храм и часовню, делила город на две части, одной из которых владел Иван Бутурлин, а другой – его сын Емельян. Дважды в год, весной, на Масленицу, и в сентябре, в праздник Воздвижения, на этой площади устраивали богатые ярмарки. Палешане традицию возродили; ярмарка – это же тоже праздник. И «Сноп» реставрировали, при этом применили технологию 3D-печати.

Фонтан «Сноп»

 

Белый двухэтажный каменный «Дом ремесел», где занимаются теперь с детьми – это главный дом усадьбы Софоновых, тянувшейся раньше почти до Ильинской церкви. На ее погосте нашли упокоение многие палехские иконописцы и живописцы. Храм строился в 1790 г. на народные деньги, как кладбищенский. Расписывали его софоновские мастера. Композиция храма также осевая: два яруса четвериков под скромной главкой и трапезная с шатровой колокольней. Превращенный после революции в склад, он сильно пострадал, и после возвращения здания верующим, прихожане писали для него новые иконы.

Ильинская церковь

 

В источниках упоминается и другой храм Ильи Пророка, стоящий, видимо, там, где со временем появились Александро-Невская часовня и мемориальный комплекс.

Мемориальный комплекс и Александро-Невская часовня

 

Вместе с часовней приписана к Ильинскому храму рубленая церковь иконы «Взыскание погибших». Она стоит у южного въезда в Палех, на улице Зиновьева, продолжающей  улицу Баканова до самой черты поселка. Храм возведен на средства игумена Филарета, настоятеля Ильинской церкви и других благотворителей и также является кладбищенским. Его конструкция представляет собой установленные на четверик с прирубленным пятистенным алтарем два убывающих в размерах восьмерика под серебристым шатром и трапезную с другой стороны, над двускатной крышей которой выведена восьмигранная башенка с шатровым завершением. Еще одна главка поставлена над алтарем. Надо сказать, что деревянная церковь гармонично вписывается в лесной пейзаж и, видимо, потому нашла достойное место на витраже в московском метро. Храм начали строить в 1999 г., освятили в 2008-м, а станцию «Трубная» сдали за год до этого.

Храм иконы Божией Матери «Взыскание погибших»

 

На том же витраже на «Трубной», над стилизованными изображениями палехских храмов, распростерла крылья Жар-птица. Это геральдический символ всего Палехского района. Ее можно встретить и на стене Дома ремесел, и на стелах при въезде в Палехский район и сам поселок. Палех – не город, своего герба не имеет, но в коллекциях фалеристов можно найти значок с его именем и сказочной птицей на черном фоне гербового щита. 

На въезде в Палех

Рожденное революцией, или от иконы – к лаковой миниатюре

Сейчас Палех – поселок городского типа с пятитысячным населением, шестьсот человек из которого заняты лаковой миниатюрой, живописью и другими видами изобразительного искусства, в том числе и возрожденным иконописанием.

В. М. Ходов. «Вся власть Советам». 1969 г.

 

К концу XIX века на палехскую иконопись оказывает заметное влияние академическая, светская живопись; изображения святых на отдельных иконах выглядят портретами. Но в целом присущее Палеху своеобразие удалось сохранить.

Работами палешан восхищались А. Н. Майков, Н. С.Лесков,  П. И. Мельников-Печерский, Н. А. Некрасов, позже – и советские писатели и поэты. В защиту самобытности палехского искусства выступал видный ученый-историк и археолог XIX века Г. Д. Филимонов, называя Палех «селом-академией народной». Гете писал, что мечтает побывать здесь, чтобы своими глазами увидеть, как в избах посреди глубоких снегов русские мужики пишут иконы византийского стиля высочайшего качества. Палехские иконы «такого письма, которому позавидовали бы мастера лаврские», – отмечал С. В. Максимов, академик, этнограф и писатель, оставивший нам немало интереснейших книг, посвященных русским народным традициям и верованиям. В нижегородской мастерской палешанина Салабанова начинал трудовой путь Алеша Пешков, будущий пролетарский писатель Максим Горький.

М. И. Шемаров. «Об Иване Голикове». 1969 г.

 

И с революцией все рухнуло в одночасье – новая власть в иконописцах не нуждалась. Помогло сохранить многовековой промысел обращение к искусству лаковой миниатюры: в подмосковном Федоскине уже давно расписывали и покрывали лаком шкатулки из папье-маше. У истоков нового палехского ремесла встали И. И. Голиков и А. А. Глазунов; вскоре к ним присоединились приехавшие в Москву А. В. Котухин и И. П. Вакуров. В Палехе работу в новом стиле начали И. М. Баканов и И. В. Маркичев.

Дом-музей И. И. Голикова

 

Это имена родоначальников палехской лаковой миниатюры, сформировавших ее стиль, принципы и технические приемы. Первые работы высоко оценили в руководстве московского Кустарного музея, в том числе земляк палешан профессор А. В. Бакушинский, чье горячее участие сыграло важную роль в становлении искусства Палеха, Холуя и Мстеры. Выполненные по заказу музея произведения демонстрировались на выставках в Венеции и Москве. В декабре 1924 г. в Палехе организовалась «Артель древней живописи», в которую, кроме Голикова, Баканова и Маркичева вошли братья А. В. и В. В. Котухины и А. И. и И. И. Зубковы.

Дом Котухиных, где состоялось первое собрание Артели

 

Палешане начали выпуск покрытых росписью простых бытовых предметов: шкатулки, тарелки, очечники, портсигары, пудреницы, письменные приборы. Темой для сюжетов стали герои нового времени – рабочие, крестьяне, бунтари и, конечно, большевики. С особой любовью писались сцены народных гуляний, былинно-песенной тематики. Охоты и сражения с изображением бешено мчащихся коней особенно ярко выписывал Иван Голиков: круто изогнутые шеи его скакунов стали одной из визитных карточек палехской лаковой миниатюры и логотипом Государственного музея палехского искусства (ГМПИ). К образу удалой русской тройки обращались и обращаются другие здешние живописцы. Впрочем, не только в Палехе.

«Тройка» Голикова

 

Работы других художников Артели также демонстрируют высочайшую технику и знание традиций. У Баканова фигуры словно парят, плывут на черном фоне; его и называли мастером «плавей». А до революции И. М. Баканов участвовал в реставрации росписей Благовещенского собора в Московском Кремле, работал в Ипатьевском монастыре, в Петербурге, Петергофе, расписывал залы Исторического музея, преподавал...

Слева – дом Бакановых на улице Баканова

 

Иван Маркичев посвятил множество работ сюжетам русских песен, пушкинских сказок, деревенских праздников и трудовых будней селян. Непревзойденным мастером пейзажа называли Ивана Зубкова, с такой любовью и тщательностью писал он склоны холмов, деревья, растущие на них и деревенские избы по берегам рек. Александр Котухин в своих работах часто обращался к легендам и сказаниям... Нередко мастера изображали на своих шкатулках, ларцах и других изделиях виды родного села.

Был, конечно, и агитлак с житиями вождей, куда без этого. А были и другие работы, с доброй усмешкой авторов дошедшие до нас через столетие: «Садко приветствует успехи индустриализации в СССР» или «Суд пионеров над Бабой Ягой».

Н. М. Зиновьев. «Суд пионеров над Бабой Ягой»

 

Павел Баженов, пришедший учиться в Артель первым, лаковой росписью не ограничивался. Он выполнял декорации к театральным спектаклям в Москве и Ленинграде, в том числе для Большого театра, иллюстрировал книги, украшал фарфор и оставил меж тем любителям азартных игр уникальную колоду игральных карт, выполненных в палехской манере. Они пользовались спросом в СССР, а теперь их в числе прочих русских игральных карт печатает австрийская фирма.

П. Д. Баженов. Игральные карты. 1937 г.

 

Палехские мастера кисти не покупали, а делали их сами, из меха добытой непременно в августе белки. Они умели работать маслом, но по традиции предпочитали яичную темперу – желток яйца смешивали с квасом, добавляя растертые разноцветные камни и уксус – для сохранности. Сейчас, правда, часто используют красители искусственного происхождения. Черному фону лаковой миниатюры особую глубину придает золото. И эту краску палешане готовили сами, перетирая тончайшие пластинки сусального золота с гуммиарабиком до нужной консистенции. «Творёным золотом» называли. Золотой узор шлифовали волчьим зубом, а пыль после шлифовки смахивали перышками.

Но главное в Палехе – на взгляд непосвященного во все тонкости ремесла – то, что роднит его с шедеврами русской иконописи. Это идущие от древних иконописцев пропорции в изображении фигур, изогнутые позы, многоплановость, яркая цветовая гамма, погружающая зрителя в неповторимую атмосферу русского народного праздника. Новые герои приходят в работы палехских мастеров из произведений русских и советских писателей и самой истории страны с ее битвами, трудовыми свершениями и реалиями дня.

К. М. Мельников. «Лампочка Ильича». 1969 г.

 

Огромную поддержку палехским живописцам оказал Горький. Он называл искусство Палеха «одним из чудес, созданных революцией», защищал от нападок, помогал Павлу Корину... И палешане, благодарные писателю, часто обращались к его произведениям в своих работах. А в память о нем переименовали в улицу Максима Горького Ильинскую слободу.

Жить в эпоху перемен

Устояв на очередном витке крутых перемен, палехский промысел продолжает существовать и развиваться. Вал репрессий конца 1930-х не миновал и творцов лаковой миниатюры. Гибнет в тюрьме А. И. Зубков, с 1935 г. возглавлявший преобразованную в «Товарищество художников Палеха» Артель. Многие из сторонников иконописной традиции сосланы. В октябре 1941 г. немецкая авиация разбомбила под Рыбинском эшелон, в котором ехали на фронт в том числе и палехские мастера П. Д. Баженов, В. В. Жегалов, В. М. Салабанов.

Дом К. М. Мельникова

 

На смену старшему поколению приходят молодые художники. Директором Товарищества, в 1954-м преобразованного в Палехские художественно-производственные мастерские становится А. Г. Баканов, ученик И. М. Баканова и Н. М. Зиновьева. Замечательные работы на тему советских песен создает Т. И. Зубкова, выделяются композиции А. А. Котухиной, Г. М. Мельникова, Н. И. Голикова и других мастеров. Лаковая миниатюра палешан пользовалась большим спросом за рубежом, пополняя валютные резервы страны.

И. В. Ливанова. «Первый спутник». 1972 г.

 

Искусство Палеха устояло и когда рушилась советская экономика, закрывались многие, в том числе и здешние производства. И хотя мастерские распались на несколько самостоятельных предприятий, традиции сберегли. При этом в лихие 90-е среди палехских работ встречались и картины «на злобу дня». Появлялись, конечно, и творения «под Палех». Но в эти же годы Р. Л. Белоусов расписывает ларец, изображающий сцены из жизни сказочной Снегурочки, а на крышке – грустный финал истории героини. Торжественным гимном любви и семейному счастью становится композиция «Венчание» Е. Ф. Щаницыной. Начинает свой цикл «сказок Пушкина» Н. П. Лопатин. Палехские художники продолжают былинные, песенные темы.

Старое здание училища

 

В стародавние времена в палехские мастерские принимали на обучение мальчишек с 10 лет. Своих сыновей хозяева учили бесплатно, других – за деньги. Через шесть лет юноша писал выпускную работу. В 1902 г. Комитет попечительства о русской иконописи открыл в Палехе школу-мастерскую, в которой преподавали И. М. Баканов, М. П. Парилов и др. Школу в 1918-м закрыли. Обучение молодежи азам ремесла возобновила в 1926 г. Артель древней живописи – сначала это была профтехшкола, потом ее преобразовали в техникум (1935 г.) и, через год, в Палехское художественное училище имени М. Горького. Занятия в нем вели лучшие палехские художники, в том числе и Н. М. Зиновьев,

Н. М. Зиновьев. «Битвы предков». Предмет из письменного прибора. 1943 г.

 

Николай Зиновьев, Герой Социалистического труда, народный художник СССР, лауреат Госпремии РСФСР имени Ильи Репина отдал делу обучения молодежи более 40 лет. Как и Баканов, он преподавал в первой палехской иконописной школе, сам писал иконы и реставрировал росписи в храмах. Занимаясь лаковой миниатюрой, создал ряд прекрасных работ, воспевающих героизм защитников русской земли со времен Александра Невского, первым в Палехе стал черпать вдохновение из произведений Горького, написал две книги, посвященные палехскому искусству и разработал методику обучения. После войны Зиновьев занимался восстановлением наружной росписи Успенского собора в Москве, а позже помогал восстанавливать лаковый кабинет дворца «Монплезир» в Петергофе, был и директором музея. Улица, ведущая к деревянному храму на южной окраине города, носит его имя.

Новое здание Палехского училища

 

Палехское училище подготовило более 1000 мастеров лаковой миниатюры. Многие из его выпускников вернулись в наше время к истокам – к иконописи и храмовой стенописи. В старом здании на улице Ленина, бывшем доме Коровайковых, сейчас размещается библиотека, а учебное заведение переехало в просторные корпуса на Шуйской улице. Некоторое время назад училище захотели было оптимизировать, преобразовав в художественную школу, но обошлось. И детская школа искусств в Палехе тоже есть.

Главное здание музейного комплекса и дом И. И. Голикова

 

В 1935 году при большой поддержке Горького и Бакушинского, а также Крупской, Луначарского и ряда деятелей советской культуры открылся Государственный музей палехского искусства. Многие художники безвозмездно передали в его фонд свои работы. Стараниями первого директора ГМПИ Г. В. Жидкова и его единомышленников коллекция вскоре выросла с 540 до полутора тысяч экспонатов. Ее пополняли не только работы палешан, но и произведения русской и зарубежной живописи. В музей поступали предметы из закрываемых в округе храмов, а также приобретенные в ходе научных экспедиций сотрудников.

Дом Салаутиных – музей лаковой миниатюры

 

Музей занял бывший дом Салаутиных, а один из его отделов до 1992 г. находился в Крестовоздвиженском соборе. В 2014 г. музей получил новое здание Экспозиционно-выставочного центра с выставочным залом и салоном-магазином на первом этаже и музеем иконы – на втором. Кроме того, в его комплекс входят музей лаковой миниатюры, дома-музеи П. Д. Корина и палехских художников И. И. Голикова, Н. М. Зиновьева (в соседнем Дягилево), музей-мастерская скульптора Н. В. Дыдыкина, библиотечно-информационный центр. Сокровищница музея сегодня – это около тысячи икон, более полутора тысяч предметов иконописной графики, две тысячи лаковых миниатюр, образцы декоративно-прикладного искусства.

Дом культуры

В Палехе работают три объединения художников лаковой миниатюры, несколько иконописных мастерских и три десятка индивидуальных предпринимателей. При изготовлении больших работ, в том числе иконостасов, мастера вновь делятся на «личников» и «доличников»; над созданием же небольших икон трудится один иконописец. Работает строчевышивальная фабрика, развивается туристическое направление, жители заняты в торговле, транспортной отрасли и обеспечивающей поселение инфраструктуре.

Кафе и магазин

 

Палех – село, и, как и в соседней Шуе, здесь немало домов, встречающих путешественника удивительной красотой и разнообразием резных оконных наличников. Кроме того, в городской застройке очень заметны двухэтажные красно-кирпичные здания, среди которых иногда мелькают представители типовых проектов советского периода. Но их немного, и уютной палехской атмосферы они не нарушают.

 

Резные узоры Палеха

 

А еще здесь рассказывают легенду, что в трудные времена американские меценаты предложили перевезти палешан вместе со всем их имуществом, домами и живностью на свой континент. Те подумали и отказались. Ну не может подлинное искусство жить в отрыве от своих корней, а художники – без Родины. Сказка – ложь, да в ней намек.

 

Евгений ШАПОЧКИН



Похожие публикации





Партнеры