14:21Время добрых дел с Kärcher

13:38Выяснилось, как благоустроят Ленинский проспект

11:58Движение в шести районах ЮВАО ограничат для строительства БКЛ метро

10:41«Группа ЛСР» вывела на рынок еще один дом в «ЗИЛАРТе»

10:07Развязку на пересечении МКАД с Липецкой улицей реконструируют

09:35Когда откроют станцию Аминьевская МЦД-4

09:01Строительство зданий с помощью 3D-принтеров: мечта или реальность

16:42Более 1,7 тыс. многоквартирных домов капитально отремонтируют в бывших военных городках

15:11Как изменится промзона «Каширское шоссе»

13:55В Петербурге продается 2,8 тыс. комнат и 150 долей

13:08Синоптики предупредили москвичей о грозах и сильном ветре

11:22Начинается бетонирование фундаментной плиты башни Национального космического центра

10:07Новые улицы и дороги появятся в Троицке в 2022 году

09:01Делегация из Норильска изучила опыт Москвы по реновации жилья

17:44Как строят первый участок Троицкой линии метро

Шуя. Свет рождественской звезды над площадью Революции

logo russianconstruction.com
Шуя. Свет рождественской звезды над площадью Революции
Поисковые теги: Шуя архитектура Источник фото: фото автора

Шуя, старинный город на реке Тезе, впервые упоминается в сохранившихся летописных источниках как один из разоренных набегом казанского хана Сафа-Гирея в 1539 г. и отсюда ведет свое официальное летоисчисление. Однако тут же становится понятно, что и до этой печальной даты город существовал и был достаточно заметным — согласно исследованиям историков XVIII-XIX веков, он давался в удел Василию Кирдяпе, одному из двух братьев-князей нижегородских, отчасти повинных в захвате Москвы Тохтамышем. Князья оставались заложниками у хана и до похода на Москву, и после — вероятно, потому их возвращение на Русь не завершилось позорной казнью. А Шуя около 200 лет оставалась центром небольшого удельного княжества.




Шуя как Феникс

От сына Василия Кирдяпы Юрия и пошли князья Шуйские, оставившие неизгладимый след в русской истории. Вспомним, что полководец Иван Петрович Шуйский отличился в битве при Молодях, а позже сумел остановить под стенами Пскова Стефана Батория, на чем и завершилась Ливонская война. Род Шуйских имел право на престолонаследие первым после московской династии, и воцарение Василия Шуйского, последнего Рюриковича на русском троне, было вполне законным. Хотя этот царь за время Смуты полностью потерял уважение в народе и оказался свергнутым своими же боярами после ряда чувствительных поражений от войск Тушинского вора и поляков. Однако шуяне верность своему государю хранили, присягать самозванцу отказались, приняли неравный бой — и Шую снова разорили и сожгли недруги. То случилось в 1609 г., а через десять лет город вновь был уничтожен польско-литовским набегом.

Макет Шуйского кремля

 

До середины XIX века Шуя часто страдала от пожаров, выжигавших почти весь город, но вновь отстраивалась, благо леса вокруг хватало.И выгодное географическое положение города в междуречье Оки и Волги, на оживленном водном торговом пути тому также способствовало. Теза, вытекавшая из болот в 12 км от Волги, несла свои воды почти двести верст до Клязьмы, на которой, как известно, стоит стольный град Владимир. Ниже Шуи по течению реки со временем устроили плотины со шлюзами, и совсем еще недавно здесь ходили небольшие теплоходы типа «Зарница» и «Москвич».

Нет, не была Шуя неприметным городом на русской земле. Шел через нее на казанцев походом Иван Грозный, и что-то ему, видать запомнилось, раз включил Шую в состав опричнины, прирастил ее новыми земельными угодьями и завещал сыну Федору в числе прочих городов. Причем в перечне Шуя значилась второй, после Суздаля. Посещали Шую другие венценосные особы — при разных обстоятельствах: Петр — чтобы приложиться к чудотворной Шуйско-Смоленской иконе Богоматери, царевна Елизавета —  поохотиться, будущий император Александр II – в ходе ознакомительной поездки по России еще задолго до Крымской войны и восшествия на престол.

Остатки городского рва

Деревянный шуйский кремль, не раз горевший, в конце концов восстанавливать перестали. Теперь о нем можно судить по макету работы В. К. Кулиева в историческом музее города. От оборонительных сооружений остались лишь фрагменты рва, спускающегося от Литературно-краеведческого музея, бывшего здания городской управы, к реке Тезе.

Фрагмент оборонительного рва у Литературно-краеведческого музея

 

В каждом городе есть свои легенды. Одни слагаются в народе, другие — привносятся учеными и людьми творческого склада. Споря о древности города, говорили, что название его восходит к сарматскому слову, означающему столицу, а потому именно Шуя стояла во главе северо-восточных русских земель за много веков до принятия христианства. В этих местах сохранились курганы — захоронения «фатьяновской» культуры, появившиеся за две с лишним тысячи лет до нашей эры. Впрочем, более вероятным для образования топонима кажется слово «шуий», т.е. «левый»: Теза — левый приток Клязьмы, а сам город изначально строился на левом берегу реки. Есть и угро-финская версия… Когда-то здешнее селение именовалось Борисоглебской слободой, и, может быть, это сыграло свою роль в запутанной истории с годом рождения Шуи, в результате чего у города их целых два.

Особняк А. М. Ермилова — пример шуйского модерна

 

Масштабное каменное строительство Шую обошло стороной. Да, в центре есть старинные каменные здания в стиле классицизма и даже модерна, но малоэтажная деревянная застройка начинается чуть не сразу от Соборной площади и практически полностью занимает вытянутую северную часть города — бывшую до 1940-го селом Мельничным. Несмотря на пожары, шуяне упорно предпочитали самый экологичный природный материал

Герб города на сувенирной упаковке шуйского мыла

 

В нижней части герба города, до революции принадлежавшего Владимирскогй губернии — брусок мыла: Шуя испокон веков славилась производством этого полезного предмета, равно как и шитьем шуб, отчего царя Василия Шуйского бояре за спиной обзывали «шубником». А вернее было бы поселить на гербе несгораемого Феникса, хотя мифическая птица, раз за разом возрождающаяся из пепла вправе быть символом не одного города, а всей России. Но мы про Шую сегодня.

Еще одно здание в стиле модерн: «Дом Кочетковых с магазином»

Шуя и ее герои

 

Памятников, посвященных князьям Шуйским, в городе не встретить. Шуяне больше гордятся другими прославленными земляками. Чаще на мемориальных досках встречаются имена Бальмонта и Фрунзе.

Заснеженный памятник Бальмонту

 

Поэт-символист Константин Дмитриевич Бальмонт, выдающийся представитель творцов Серебряного века русской культуры, родился в селе Гумнищи Шуйского уезда, в семье мирового судьи. Дед его служил морским офицером, а отец избирался мировым судьей и председателем уездной земской управы. Вскоре семья переехала в Шую, в дом, стоящий на живописном берегу Тезы. Бальмонт учился в городской гимназии до седьмого класса. Учеба ему вскоре прискучила и, немного повзрослев, он примкнул к кружку народовольцев, в результате чего шуйскую гимназию пришлось оставить и завершать обучение во Владимире. Затем поэт, уже начавший печатать свои стихи, поступил на юрфак Московского университета, откуда его исключили за участие в студенческих беспорядках и сослали обратно в Шую.

Здание гимназии, где учился поэт

 

Тернистый путь восхождения поэта к славе достаточно подробно описан; что же касается «альма матер» — Шуйской мужской классической наследника цесаревича Алексея гимназии — то Бальмонт к ней особых чувств не питал, называя учебное заведение «гнездом декаденства и капиталистов, чьи фабрики портили воздух и воду в реке». Здание, построенное в 1879 г. по проекту С. Я. Яковлева, признано объектом культурного наследия, и сейчас в нем размещается средняя школа №2  имени К. Д. Бальмонта. В годы войны здесь был госпиталь. Выстроенная в традиционном для конца XIX века «кирпичном» стиле гимназия расположена на площади Фрунзе, ранее называвшейся Дровяной. К чести города, таблички с указаниями прежних названий его улиц и площадей здесь встречаются часто.

Охраняется в Шуе и дом из темно-красного кирпича, где жила семья поэта — на Садовой, бывшей Малой Соборной улице. «Дом, в котором в 1876-1884 гг. жил русский поэт-символист К. Д. Бальмонт», - гласит табличка.

Мы видим дом, в котором Бальмонт жил…

 

Памятник Бальмонту установлен рядом со зданием Литературно-краеведческого музея, также носящего имя поэта. Двухэтажный дом, как уже упоминалось, строился в 1806 г. для городской управы, а сто лет спустя был перестроен в русском стиле и дополнен двумя пристройками слева и справа. Щедро украшенное узорочным декором — тут и ширинки, и спаренные полуколонки, и килевидные фронтоны наличников, и высокий шатер над крыльцом — это, наверное, самое красивое в городе общественное здание.

В здании Народного дома размещался Шуйский драматический театр

 

В коллекции музея множество предметов искусства, подаренных городу заслуженной артисткой СССР Е. Я. Мазуровой, начинавшей свою творческую карьеру со сцены Шуйского драматического театра. Кинозрителю она известна по небольшой роли бабушки главного героя фильма «Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещен», и ряду других ролей доброй русской женщины в лентах «Когда деревья были большими», «Романс о влюбленных», «Джентльмены удачи»… Достигнув почтенного возраста, Екатерина Яковлевна решила посвятить себя малой родине, активно занялась краеведческой деятельностью и передала созданным при ее участии музеям в Шуе и селе Васильевском Шуйского района более тысячи ценных экспонатов.

Литературно-краеведческий музей имени К. Д. Бальмонта

 

Одна мраморная доска на стене музея открыта в честь почетного гражданина Шуи И. В. Цветаева, основателя Музея изящных искусств в Москве; сейчас это Государственный Музей изобразительных искусств имени А. С. Пушкина.

А другая сообщает, что здесь, в этом здании, работал председателем Шуйской городской думы Михаил Васильевич Фрунзе, революционер, полководец Гражданской войны и тоже почетный гражданин города. Он родился в Пишпеке, ставшим столицей Советской Киргизии и носившем имя Фрунзе с 1926 по 1991 г. (ныне — Бишкек), в семье военного фельдшера-молдаванина и русской крестьянки. С блеском отучившись в гимназии Верного (Алма-Ата), Фрунзе поступил в Политехнический университет Петербурга, где познакомился и навсегда связал себя с большевиками.

Памятник М. В. Фрунзе

 

Фрунзе поднимал на стачку иваново-вознесенских ткачей, участвовал в декабрьских событиях 1905 г. в Москве, вернувшись в Шую, выступал перед рабочими, агитировал, штурмовал городскую типографию, был арестован и чуть не приговорен к смертной казни за убийство полицейского, отбывал тюремный срок и сибирскую ссылку, вел работу на фронте в Первую Мировую, в конце 1917 г. возглавил в Шуе Совет и местный партийный комитет, а с началом Гражданской стал военачальником и, можно сказать, одним из создателей Красной Армии. В Шуйском историко-художественном и мемориальном музее (имени Фрунзе) можно увидеть диораму Е. А. Корнеева «Бой под Уфой» - в атаку на позиции колчаковцев несутся на лихих конях Михаил Васильевич и Василий Иванович (Чапаев.)

Фрагмент диорамы «Бой под Уфой»

 

С именем Фрунзе начинают свое путешествие по Шуе прибывающие по железной дороге гости города. Памятная доска, укрепленная на здании вокзала, сообщает, что в августе 1917-го трудящиеся Шуи торжественно встречали здесь уже хорошо знакомого им Михаила Васильича, товарища Арсения по партийному псевдониму. Путь к историческому центру города лежит через площадь Революции, где установлена стела с изображением шуян-революционеров, в середине — Фрунзе. Рядом со зданием гимназии Советская улица проходит через площадь Фрунзе, на которой стоит памятник командарму, громившему Колчака и Врангеля. Двухэтажное красно-кирпичное здание на площади Ленина — в прошлом частная типография Лимонова, захваченная Фрунзе и его дружинниками для печатания листовок.

 Типография Лимонова

 

Шуйский Арбат — улицу Малахия Белова, тоже видного революционера и одного из первых партийно-хозяйственных деятелей города — украшает модерновый особняк. Здесь, в бывшем доме купца Соколова расположился музей имени Фрунзе. До революции купец Листратов держал в примыкающем вплотную к музейному зданию гастрономический магазин (д.11), и об этом на стене здания есть соответствующая табличка, но над ней — мраморная доска с профилем стойкого большевика и следующим текстом, оставшимя от прежней эпохи: «В этом доме в 1917-1918 гг. под руководством М. В. Фрунзе формировася отряд Красной гвардии для защиты Советской республики от иностранных захватчиков и буржуазно-помещичьей белогвардейщины». Севернее, параллельно улице Малахия Белова идет Театральная (б. Воздвиженская) — в особняке бывшего городского головы и потомственного почетного гражданина С. А. Щеколдина находился Шуйский уездный комитет партии большевиков, возглавляемый Фрунзе, о чем напоминает еще одна охранная табличка…

Историко-художественный и мемориальный музей им. Фрунзе

 

Своим почетным гражданам, добрыми делами постаравшимся для всего городского населения, будь то железная дорога, музей, больница или городской сад, шуяне благодарны, но к Фрунзе относятся с особенным почтением. Может, потому, что хоть и участвовал он в подавлении выступлений как белогвардейцев, так и возмущенных политикой партии крестьян, но свое имя не замарал. А может еще и благодаря крепкой вере в народе, что порой приходят такие, как он, чтобы обуздать произвол и защитить обездоленных.

 Дом С. А. Щеколдина, в котором в конце 1917-го находился Уком РСДРП(б)

 

Судьба двух этих безусловно выдающихся людей, чью жизнь коренным образом изменила революция, сложилась печально: Константин Бальмонт эмигрировал и умер в декабре 1942 г. во Франции больным и нищим; кончина Михаила Фрунзе на операционном столе в октябре 1925 г. обросла конспирологическими версиями.

Конечно, дорожит город не только памятью о Бальмонте и Фрунзе. Еще одно историческое общественное здание в Шуе — гимназия №1, женская гимназия, расположенная на бывшей Большой Соборной улице, носящей имя учительницы-революционера Зинаиды Касаткиной. Гимназия №1, как и та, которую не окончил Бальмонт, также выстроена из красного кирпича.  После того, как женская гимназия стала обычной советской школой, в ней учился будущий конструктор ракетных двигателей, Герой Социалистического труда, член-корреспондент Академии Наук Л. Н. Лавров. А в школьном дворе установлен памятник учителям и ученикам, павшим в годы Великой Отечественной. Тогда и в этой школе устраивали госпиталь.

Здание женской гимназии

 

В Шуе формировались артиллерийские полки, уходящие на фронт. Рядом с памятником Фрунзе, на той же площади у мемориального комплекса пылает Вечный огонь, а если пройти дальше, то попадаешь на улицу Генерала Белова. Бывшую Полянку переименовали в честь Героя Советского Союза П. А. Белова, прославленного кавалериста, еще повоевавшего в Первую Мировую в гусарском полку, а в Отечественную командующего корпусом конницы, отличившимся под Москвой, и потом успешно вышедшим из окружения после неудачной Ржевско-Вяземской операции. Встав во главе 61-й армии, генерал Белов прошел с ней путь от Орла до Берлина и до 1960 г. служил Родине в Вооруженных Силах страны.

О чудотворной иконе и самой высокой колокольне

1654 год. Россия ведет успешную войну с Польшей, возвращает утраченные в Смутное время земли и воссоединяется с Украиной. В эти дни в самом центре державы бушует моровое поветрие, проще говоря, чума. Вымирают деревни, села, резко сокращается население многих городов. Предполагают, что смертоносные бациллы были занесены в столицу из Астрахани, Украины или Крыма, а потом уже начали гулять по России, впрочем, пострадала от чумы и Речь Посполитая. Сам царь стоял с войсками близ Смоленска. Семья его укрывалась сначала в Троице-Сергиевой Лавре, а потом в Калязине. Мор накатывался на страну двумя волнами; бедствие затянулось на три года.

Шуйско-Смоленская икона Божией Матери

 

В сентябре чума пришла в Шую. Смертность в городе росла с каждым днем. Умирали порой целыми дворами. Никаких прививок, чудодейственных вакцин и прочих достижений современной фармакологии не существовало: от эпидемий спасались карантинами, постом, молитвами и покаянием. Причем, по свидетельствам уцелевших современников, меры эти оказывались действенными.

В середине сентября польско-литовский гарнизон Смоленска сложил оружие и сдал город войску царя Алексея Михайловича. Этой победы ждала вся Россия, не забывшая потери и унижения Смутного времени. И тогда у одного из прихожан деревянного Воскресенского храма, стоявшего на крутом берегу Тезы, возникла идея написать для прихода «обетную» икону, список со Смоленского образа Богоматери. Что поручили исполнить «с благоговением и поспешностью» известному городскому иконописцу Герасиму Тихоновичу Иконникову. Всю неделю, пока писалась икона, в храме непрестанно молились.

Уже на другой день после нанесения на доску прориси мастер обнаружил, что положение рук и ног у предвечного младенца изменилось: правая нога оказалась приподнята, согнута в колене, в которое упирается локоть правой руки, а пята обхвачена левой рукой. Иконописец исправил отклонение от канонического образа, но наутро история повторилась. Больше икону не «правили» и в положенный срок торжественно внесли в храм, после чего помещение озарилось необычным светом. В чем также усмотрели особый знак свыше, однако болезнь отступила лишь когда паломничество к написанному образу Богородицы охватило весь город. До того эпидемия лишь усилилась, причем одними из первых скончались сам иконописец и его семья.

Со временем у иконы стали совершаться исцеления от слепоты, душевных расстройств, глухоты, суставных и зубных болей и других болезней, что скрупулезно фиксировалось местными священнослужителями: всего с апреля 1666 по октябрь 1667 г. отметили 85 подобных случаев. Уведомили патриарха. Из Москвы прибыла комиссия видных деятелей церкви, и после детальных опросов очевидцев икону, получившую имя Шуйско-Смоленской, признали чудотворной, с отдельным днем празднования, назначенным на 2 ноября — когда город избавился от чумы.

Воскресенский собор

 

Воскресенский храм стал соборным: богослужения в нем проводил управляющий местной епархией архиерей. Здание на собранные в народе средства перестроили в камне в виде четверика с пятью главами. В XVIII веке оно сильно пострадало от пожаров 1710, 1766, 1770 и 1792 гг. При этом чудотворный образ каждый раз оказывался не тронутым огнем.

Приезжал к чудотворной иконе Петр I, когда-то исцелившийся от болезни после молитвы перед ее списком. Покидая Шую, царь захотел забрать икону с собой, но горожане со слезами упросили самодержца оставить святыню в соборе.

У стен соборного храма

 

Тот храм, что видим мы сегодня, возвели в 1798 г., а в следующем, закончив отделку, освятили. В 1912-1913 гг. собор немного перестроили, увеличив размеры трапезной и воздвигнув «трехглавие» над западным входом, что усилило его сходство с символическим кораблем при отсутствии пристроенной к трапезной с запада, как это часто делалось, колокольни — здесь она стоит в отдалении, сама по себе. Построенная в классической традиции в 1810-1832 гг., Воскресенская колокольня по-прежнему остается самой высокой (106 м) из отдельно стоящих звонниц Европы. Храм оштукатурили и украсили лепниной; над южным входом соорудили чугунное крыльцо, опирающееся на десять колонн. Всего входов три, и для них установили тройные двери: первые —  железные, вторые — дубовые, третьи — окрашенные под дуб. Для внутреннего убранства храма использовали итальянский и подольский мрамор, дорогие сорта древесины. Шуйско-Смоленская икона заняла место в пятиярусном позолоченном резном иконостасе слева от царских врат. Ей посвящался главный престол собора. Два других, Воскресенский и Успенский, устроили по правую и левую стороны от главного.

Колокольня Воскресенского собора

 

Благодаря достройке 1913 г. Воскресенский кафедральный собор приобрел необычный, при этом величественный и торжественный облик. Вместе со знаменитой колокольней и собором св. Николая он составляет храмовый ансамбль Соборной площади, к которому ведут центральные улицы Шуи.

Работы по возведению колокольни начинал итальянский зодчий Яков Маричелли — но в 1819 г., доведенная до третьего яруса постройка обрушилась. Достраивала сооружение артель  умелого каменщика, крестьянина Михаила Савватеева, под руководством губернского архитектора Евграфа Петрова. Главный из двенадцати колоколов, поднятых на третий, ярус звона, весил более 20 тонн и считался седьмым по весу в России. Он появился на четырехъярусной колокольне позже, благодаря воодушевлению, возникшему в народе после чудесного спасения царской семьи в железнодорожной катастрофе 1888 г. Отливали колокол на средства крупного шуйского предпринимателя М. А. Павлова, а также прихожан храма и нескольких других шуйских благотворителей. Колокол украшали рельефные изображения небесных покровителей царя и членов его семейства и чудотворной Шуйско-Смоленской иконы. При перевозке по льду Тезы в январе 1891 г. колокол ушел под воду, но был быстро извлечен из реки благодаря смелому поступку горожанина, нырнувшего в полынью и продевшего канат в «уши» литого изделия. Через несколько дней колокол подняли на колокольню. Звон его был слышен за 30 верст.

Колокольня в праздничном освещении

 

До того, как в Воскресенском соборе установили печи, он оставался летним, а в холодное время богослужения совершались в Никольском храме (1756), вставшем несколькими метрами севернее. После рокового пожара он перестраивался, в результате чего его облик приобрел классические черты. Сейчас завершаются работы по полному восстановлению этого здания.

Никольский собор

 

После революции собор долго оставался действующим, но и храм, и приход ждали тяжелые испытания. Голод 1921 года уносил жизни миллионов человек. Под руководством патриарха Тихона был создан Всероссийский церковный комитет помощи голодающим. Церковь организовала сбор средств, в том числе международную помощь. Кроме того, разрешили жертвовать в помощь голодающим церковное имущество, не предназначенное для богослужений. Советское правительство ответило на это декретом об изъятии церковных ценностей, в том числе и богослужебной утвари, что расценивалось верующими как святотатство.

Предложение шуян выкупить церковное имущество комиссия по «учету и сосредоточению ценностей» отвергла. Народ воспротивился. При разгоне протестующих власти применили оружие; четверо защитников храма, в том числе и малолетняя девочка, погибли, десять человек получили ранения. Так возникло «Шуйское дело», по итогам расследования которого расстреляли настоятеля Воскресенского храма Павла Светозарова, настоятеля Крестовоздвиженского храма Палеха Иоанна Рождественского и заведующего литейной мастерской Петра Языкова. Остальные 16 участников процесса получили различные тюремные сроки. Ценности изъяли, в том числе содрали ризы с чудотворной иконы.

Памятник священникам и мирянам работы А. И. Рукавишникова

 

Храм, тем не менее, оставался действующим до 1937 г., хотя уже в 1933-м с его глав снесли кресты, а с колокольни сбросили все колокола. Падая, они разбивались на осколки, ранившие собравшихся людей. Крест с самой колокольни так и не смогли снять.

Комитет по охране памятников и Третьяковская галерея пытались спасти Шуйско-Смоленскую икону, предлагая взять ее под охрану, однако после закрытия храма она бесследно исчезла.

В 1989 г. Воскресенский собор был возвращен верующим и стал подворьем Свято-Николо-Шартомского монастыря, а с 2012 г. - соборным храмом образованной Шуйской епархии. Трижды в год по церковным праздникам из монастыря в Шую привозят список Шуйско-Смоленской иконы. Семеро погибших в 1922 г. священнослужителей и прихожан канонизированы в 2000 г. в лике новомученников Российских. На Зеленой, бывшей Соборной, площади, перед колокольней в 2007 г. установлен памятник священникам и мирянам работы скульптора А. И. Рукавишникова. На собранные народом средства.

О других шуйских храмах

Вознесенский храм

 

Храмовый комплекс на Соборной площади — к счастью, не все, что осталось от старинных шуйских церквей. Исстари город делился на старую, левобережную часть, с кремлем,и посадом, и Заречье, где сейчас находятся железнодорожный и автобусный вокзал, предприятие «Шуйская водка» и Вознесенский храм. Постройка из красного кирпича, возведенная в русском стиле, представляет собой четверик с щипцовыми фронтонами, соединенный с шатровой колокольней. В 1930-х храм закрыли и частично разрушили; сейчас он действует, а восстановительные работы продолжаются.

Крестовоздвиженский храм

 

Восстанавливается ансамбль Крестовоздвиженской и Георгиевской церквей на Театральной площади. Это древнейшие в городе храмы — их история берет свое начало в XVII веке, в конце которого Крестовоздвиженская была перестроена в камне в виде пятиглавого четверика. «Ярославской свечой» к ней примыкала колокольня, а входы позднее украсили ампирные портики: в первой половине XIX столетия здания вновь перестраивали на пожертвования знаменитых шуйских купцов Посылиных и Киселевых. Колокольни больше нет, а руинированные храмы верующие восстанавливают по кирпичику.

Георгиевская церковь

 

Направляясь от вокзала к центру города, перед самым Октябрьским мостом путешественники видят белоснежную Ильинскую церковь, доминирующую вертикаль площади Революции. (Как часто старые и новые имена мирно уживаются в названиях наших городов, площадей и улиц. Кстати, в годы Советской власти после закрытия храма в нем устроили клуб «Безбожник».) Здесь высокая шатровая колокольня также мирно соседствует с приземистым пятиглавым четвериком и объединенный трапезной «корабль» устремляется вдоль дороги, ведущей к реке. В те времена, когда площадь Революции именовалась Ильинской, храм не был покрыт штукатуркой и побелен, а как он выглядел, можно увидеть на старых фотоснимках, да на макете работы Кулиева, кстати, уроженца города Фрунзе, теперь — Бишкек. Бывают же совпадения… Посетив Шую, мастер вдохновился ее скромной красотой и подарил музею множество своих работ, весьма интересных каждому,  кто хотел бы представить себе, как выглядел в старину этот небольшой, но такой уютный город.

Ильинская церковь

 

Покровская церковь, стоявшая в Шуйском кремле, служила соборной до 1667 г. В источниках она упоминается раньше прочих городских храмов, но в камне стала только в 1754 г. Рядом с ней находились Иоанно-Предтеченская церковь и деревянный храм Алексея, Человека Божьего — они не сохранились. Материал от разобранной Предтеченской церкви пошел на устройство придела Иоанна Предтечи в Покровском храме. Конструкция храма проста — четверик с пятью главами на тонких, невысоких барабанах соединен с классической колокольней трапезной с примыкающим к ней этим приделом. Еще один придел посвящен св. Феодору Стратилату.

Покровская церковь

 

Напротив в весьма печальном состоянии высится на пригорке над оставшимся оборонительным рвом Киселевская больница, одна из городских достопримечательностей. Купец Василий Киселев, разбогатевший на поставке сырья для текстильных фабрик, сделал для родного города немало — в бытность его городским головой построили мост через Тезу, торговые ряды, казармы, а по завещанию предпринимателя, уже через 10 лет после его смерти — городскую больницу. Лечебное учреждение открылось в 1841 г. и долго служило горожанам. Здание возведено в классическом стиле. Своей трехчастной композицией с колонным портиком и распластанным за ним куполом оно напоминает дворянскую усадьбу начала XIX века. На втором этаже находилась больничная церковь, а для хозяйственных нужд за главным корпусом соорудили четыре небольших флигеля. Больница функционировала до 2013-2014 гг., пока ее отделения не закрылись одно за другим в результате оптимизации, или как это лучше назвать. Одно время планировали разместить в здании наркологический и психоневрологический диспансеры, но до сей поры архитектурный памятник остается бесхозным.

Киселевская больница

 

Больницу возводили на завещанные деньги внуки В. М. Киселева — сам он и его сын Дмитрий скончались, став жертвами пришедшей в город в 1831 г. холеры. Рассказывают, что остановить болезнь помогла чудотворная Шуйско-Смоленская икона, которую набожные горожане крестным ходом обнесли вокруг Шуи. Умерших хоронили в братских могилах за городом, в малонаселенном месте, называемым урочищем Рыково. На кладбище появилась часовня, перестроенная вскоре в храм апостолов Петра и Павла, а село переименовали в Петропавловское. Теперь это часть города Шуи, не слишком отдаленная от центра.

Храм св. апостолов Петра и Павла

 

В 1891-1893 гг. храм, не вмещавший уже всех прихожан, вновь перестроили, невольно подарив городу еще один замечательный архитектурный шедевр. Невысокий четверик завершен восьмигранным куполом, увенчанным единственной серебристой чешуйчатой главой, барабан которой опирается на основание, оформленное килевидными кокошниками. Другие элементы узорочья рядами орнамента щедро украсили карнизы, разделенные в центре щипцовыми выступами; углы четверика убраны пилястрами из вертикальных поясов ширинок. Фасады делятся на три прясла; центральные заканчиваются щипцами. Форму окон подчеркивают архивольты, над которыми выложены треугольные сандрики. Под щипцами устроены сдвоенные киоты для икон с изображением апостолов.

Возведенная тремя годами позже колокольня в 1930-х была уничтожена. С 1997 г. в храме вновь проводятся службы, а от церковной ограды зимой скатывается на санках детвора, и это хорошо, конечно.

Фонтан в городском парке

 

Дорога от Воскресенского собора к Петропавловскому храму проходит по краю городского парка культуры и отдыха. В старину это место называли Грачевниками или Крутихой — берег Тезы за парком особенно крут. Раньше эти земли принадлежали Троицкому Шуйскому монастырю. Монахи посадили там фруктовый сад и устроили огороды. В 1870-х по инициативе купца Чернышева в городе начался сбор средств на создание общественного парка для культурного времяпровождения — крупный фабрикант А. А. Посылин внес 150 рублей, Попов, Листратов и Щеколдин по 100 и так далее. Всего собрали 1970 рублей, о расходовании которых управе был представлен отчет, подробный до копейки — сколько купили саженцев сосен, сколько липок, сколько краски, сколько ушатов коровьего навоза и даже сколько отдано «на чай»: пять рублей. Столь детальная и честная отчетность видимо, растрогала городские власти: Чернышеву, пожертвовавшему, кстати, 15 рублей, объявили благодарность за труды и добавили 500 рублей на завершение работ.

Старообрядческая церковь

 

Главной достопримечательностью городского парка, помимо фонтанных чаш с ангелочками из усадьбы Киселевых и подаренной фабрикантом Павловым скульптуры «Три грации», конечно, является восстанавливаемая сейчас старообрядческая церковь Шуйской Смоленской иконы Богоматери. Ее, построенную в первые годы XX века в неорусском стиле, так же, как и многие храмы, разрушили в 1930-х. Тогда же снесли и расположенное рядом старообрядческое кладбище. Первый молебен в возвращенном общине храме отслужили в 2017-м; сейчас прихожане (в Шуе 40 человек придерживаются «древлего благочестия») собирают деньги на внутреннее обустройство.

Преображенский храм

 

В селе Мельничном, некогда родовом имении Шуйских, а теперь районе города, улицы неширокие и застроены частными деревянными домами. Дорожки выводят к Северному тракту, главной магистрали этой части Шуи. На высоком берегу в глубине застройки поднимается колокольня Преображенского храма с золоченой «пучинистой» главой. Сам храм возник на месте ранее существовавших деревянных церквей. Но строился довольно своеобразно, с запада на восток: к деревянной Никольской церкви сперва пристроили теплую, каменную, во имя апостола Якова, с колокольней, а уже в 1836 г. на средства купечества деревянный храм сменило каменное здание с престолом, посвященным празднику Преображения Господня, и вся постройка именовалась то Никольской церковью, то Преображенской. С 1940-х этот храм оставался в Шуе единственным, где совершались богослужения (всё подальше от занятого советскими учреждениями центра!) и потому до открытия Воскресенского собора считался соборным. На погосте похоронены умершие малолетними две дочери Василия Шуйского, а на склоне холма устроен колодец над целебным источником. В облике основного объема переплелись барочные и классические черты, что характерно для эпохи эклектики, но изящное пятиглавие над четырьмя гранями купола смотрится весьма торжественно.

Шуя купеческая

В наши дни Шуя знаменита тремя брендами: это «Шуйское мыло», «Шуйские ситцы» и «Шуйская водка». Текстильное дело стало развиваться в городе, когда он уже был известен своими мыловаренным и овчинно-шубным промыслами, кузнечным мастерством да стоявшими по рекам и речкам мельницами. К началу XVIII века мыло в Шуе варили на 11 заводах.

Один из корпусов «Шуйских ситцев»

 

В городе занимались выделкой кож. Петр, посетивший Шую, познакомился с городской экономикой и по возвращении прислал шуйским кожевенникам наказ скапливающуюся на заводах шерсть не выбрасывать, а копить и делать из нее войлок.

Шуяне, конечно, занимались хлебопашеством, разводили пчел, растили хмель, шили одежду, делали посуду, телеги… Импульсом к развитию ткацкого производства стало появление в гостином дворе Шуи лавок английско-архангельской торговой компании, хотя льняные холсты здесь издавна производили на дому, в крестьянских избах. Первым свою мануфактуру открыл в 1755 г. Яков Игумнов. Затем шуйские предприниматели переключились на хлопчатобумажные ткани. Сырье закупали у англичан; первыми поставки пряжи из Англии наладили Киселевы.

Купцы Посылины же, не ограничиваясь реализацией закупленной пряжи, наладили выпуск и сбыт текстиля. В начале XX века их мануфактуры производили до 250 пудов ткани в день, и она ценилась по всей стране, поскольку была и качественная, и недорогая. Император Николай I лично благодарил их за продвижение на зарубежные рынки. На первой Всероссийской промышленной выставке продукция фабрик Посылиных получила золотую медаль. Их рабочие получали неплохие заработки, а когда один из самых знаменитых представителей этой купеческой династии, Алексей Александрович Посылин скончался, гроб его фабричные несли на руках до самого кладбища, и на глазах их были слезы...

Шуйский текстиль славился во все времена

 

Государство всячески поддерживало начинания отечественных купцов, а те поддерживали свои города и села, и не только занимаясь благотворительностью. Благодаря Киселевым в городе замостили улицы, Посылины пожертвовали полторы тысячи рублей на сооружение шлюзов и 15 тысяч — на проведение городского водопровода, Иван Попов стал инициатором  строительства в Шуе железной дороги и первым ее директором. На его же средства в городе построили Народный дом, в котором в 1918 г. открылся драматический театр. Множество учебных заведений в городе появилось также благодаря щедрым купеческим вкладам.

Особняк М. А. Павлова. Арх. А. С. Каминский

 

Немало сделал для города фабрикант-миллионер М. А. Павлов, чей двухэтажный усадебный дом в наши дни стал культурным центром «Павловский», а рядом находится Павловский сад. Павлов освоил выпуск высококачественных тканей, эскизы для которых выписывал из Парижа. Своим рабочим заводчик платил неплохо, правда, только в том случае, если они хорошо трудились.

Водонапорная башня

 

Среди множества водонапорных башен в Шуе самая знаменитая та, что стоит на торгу, где и сейчас работает городской рынок. Она построена в 1883 г. по проекту архитектора В. О. Шервуда. Ее сооружение было необходимым для устройства городского водопровода, избавившего шуян от необходимости брать питьевую воду из открытых источников, что было чревато повторением эпидемии холеры. Кроме того, вода из башни, вмещавшей 8000 ведер, использовалась и для противопожарных целей. Комиссию по строительству водопровода возглавлял И. И. Попов.

Павильон «Мерные весы». Арх. Я. Маричелли

 

В центре рынка и сегодня бережно сохраняются мерные весы — павильон в виде классической беседки, куда въезжали подводы для взвешивания товара. Сегодня это единственный в Центральной России сохранившийся образец первой половины XIX века Сам же рынок расположился вдоль бывшей Торговой (ныне — Малахия Белова) улицы.

Один из двух корпусов Гостиного двора

 

Эту улицу называют Шуйским Арбатом. Она — пешеходная, и начинается с корпусов Гостиного двора, а продолжается двухэтажными купеческими особняками по одну сторону, и торговыми рядами — по другую. Кроме уже названных ранее, здесь стоят дома, принадлежавшие купцам Закорюкину, Коковину, трактир Кузнецова. Как и все центральные улицы города, Торговая выходит к Соборной (Зеленой) площади.

Хозяин этого дома, купец Н. А. Закорюкин приходился дядей А. П. Чехову

 

Выпускникам классических гимназий предоставлялось монопольное право поступления в российские университеты. Поэтому шуйские купцы настояли на том, чтобы мужская гимназия в городе была классической. Желающих учиться в ней оказалось много — среди них, кстати, был и Бальмонт. На строительство нового здания предприниматели пожертвовали немалые деньги: И. И. Попов — 5 000 руб., А. А. Посылин — 4500, А. Г. Калужский — 3000, А. В. Щеколдин — 2500 и т.д., возместив таким образом треть сметной стоимости.

Трактир Кузнецова

 

Занятный случай: объявленные торги на устройство в городском саду, прозванном «Грачевником на Крутихе», павильона с буфетом и площадкой для танцев, выиграл купец Григорий Кувшинов, хотя были и претенденты побогаче. Победитель подкупил тем, что передал безвозмездно под женскую гимназию арендуемое им здание, отказавшись от возмещения убытков. Но поставил условие эксклюзивного права торговли в павильоне, а также во всем саду напитками, кислыми щами и прочей снедью, а также беспошлинной аренды самого возводимого им павильона в течение пяти лет. Устраиваемое же при этом отхожее место щедрый купец отдавал в собственность города сразу, без всяких компенсаций.

В городском парке

 

С введением в конце XIX века государственной монополии на производство алкоголя в стране построили 300 «казенных винных заводов», третий из них — в 1899 г. в Шуе. Здесь выпускалось 300 тысяч ведер «хлебного вина» в год. Через 15 лет завод, приносящий огромные барыши, закрыли в ходе борьбы с пьянством, начатой в годы Первой Мировой войны царским правительством. Производство вредной продукции возобновили в 1930-х, и на часть полученной прибыли рядом с цехами построили жилой дом для рабочих. Сейчас в нем находится музей «Казенный винный склад №3». Останавливали завод и в последние годы Советской власти, во время антиалкогольной кампании — на пять лет. Потом снова открыли, поскольку шуйские водки и настойки все же не уносили столько жизней, сколько некачественный самогон, суррогаты и сомнительная заграничная продукция.

«Казенный винный склад №3»

 

По числу купцов 1-й и 2-й гильдий на душу населения Шуя опережала Москву и Санкт-Петербург. После пожара 1792 г. город долго отстраивался заново, получив радиальную планировку, прообраз которой прослеживается в плане 1771 г., составленном землемером М. Хомяковым. Окончательный план застройки в 1834 г. утвердил Николай I. К концу XIX века в Шуе насчитывалось 2250 домов, из них 437 каменных, в которых проживало 22 тысячи горожан. Работали 29 фабрик и заводов, где трудились более десяти тысяч рабочих.

Корпуса «Шуйского пролетария» на площади Революции

 

Годы очередного крутого перелома, на сей раз демократического, погубили многие шуйские предприятия, оставшиеся без налаженных ранее деловых связей, рынков сбыта и государственного внимания. В нынешней отраслевой структуре Шуи чуть более трети по объемам производства занимает легкая промышленность, треть — пищевая, и менее трети —   деревообрабатывающая. Работают «Шуйские ситцы», «Шуйско-Тезинская фабрика», цех «Шуйского пролетария», выпускаются ткацкие станки, мебель, товары из пластмасс и аккордеоны АО «Шуйская гармонь». Мыло в Шуе также варят, и в музее в Заречье можно познакомиться с историей его производства и приобрести весьма прагматичные сувениры, в том числе — диковинной формы и с самыми разными ароматами.

Шуя старая и новая

Фоторепортаж из Шуи деревянной

Сегодня Шуя — районный центр и третий по величине город Ивановской области с населением около 58 тысяч человек. Мостов через Тезу в Шуе целых шесть! Местная пресса с гордостью писала, что вот, у нас шесть, а в одном из российских городов-миллионеров, между прочим, их всего восемь, и река там намного шире. Мост, названный в советское время «Октябрьским» своеобразно связан с революционерами: в 1875 г. его сжег беглый солдат Солнцев, чтобы насолить купцам-меценатам. Говорили, наслушался идей Нечаева и Бакунина. Восстановили мост вновь из бревен, а железобетонным он стал лишь в 1929 г.

По Шуе деревянной

 

В Шуе свыше трех тысяч различных строений, из которых большая часть представлена деревянными частными домами. Как правило, это простые по архитектуре одноэтажные здания, которые можно встретить, казалось, в любой деревне. Однако нет, шуяне к своим пенатам относятся с любовью, и это сразу видно по удивительной красоте и разнообразию украшающих фасады резных наличников. Наверное, чтобы увидеть самые диковинные из них, город надо обойти пешком, улицу за улицей — и все равно, приедешь сюда в следующий раз и встретишь что-то новое.

На улице М. Заботина

 

От Петропавловской церкви, стоящей на улице, названной в честь революционера М. Заботина, можно отправиться в сторону центра города, но уже здесь начинаешь любоваться резным деревянным кружевом.

И на соседней улице...

 

Переходишь на 4-ю Пушкинскую — и снова глаз не отвести.

Наличники в унисон сосулькам

 

За городским парком — Садовая, она же Малая Соборная. Удивительно, что в большинстве случаев горожане сохраняют резные наличники и после обивки дома сайдингом, и на фасадах зданий, обложенных кирпичом, и при замене окон на пластиковые стеклопакеты.

Осмотр экспозиции музея наличников под открытым небом продолжаем на улице Зинаиды Касаткиной. Крыши домов, в основном, двускатные, но вальмовые также встречаются, и дают еще больший размах творческой мысли.

На Садовой

Неожиданное цветовое решение

 

У некоторых зданий узор с оконных наличников перетекает на пилястры.

Дом с вальмовой крышей

 

В бывшем селе Мельничном легко заблудиться, разглядывая деревянные кружева. Хозяев иногда настораживает вид человека с фотоаппаратом, но, задав пару вопросов и получив вежливые ответы, они успокаиваются и съемке не препятствуют.

   На 2-й Мельничной улице

 

Шуя — жемчужина деревянного зодчества, пишут в соцсетях туристы, приезжающие в город, а потом создающие целые фотоальбомы. Иные авторы не указывают улиц, где скрываются найденные ими шедевры плотницкой мысли, но, может быть потому, что желают  нам самим испытать радость неожиданного открытия Шуи.

Шуя — столица Рождества

У входа в городской парк

 

Уже второй год, как Шуя объявлена столицей фестиваля «Русское Рождество». Пандемия внесла свои суровые поправки, и программа 2021 г. оказалась скромнее. Тем не менее, шуяне подготовились ярко и радостно встретить этот семейный праздник — для малого города программу фестиваля можно считать грандиозной.

Железнодорожный вокзал

 ...и его маленькие сюрпризы

 

Погрузиться в торжественную атмосферу гости фестиваля могли уже на празднично убранном железнодорожном вокзале. Здесь с 25 декабря и до конца каникул была организована выставка «Путешествие в Рождество» — елка, украшенная флажками из дореволюционных рождественских открыток, мундиры железнодорожников XIX-XX вв., детские игрушки, дорожные наборы пассажиров.

Как же в шуйском венке без хлопка

 

По всему маршруту фестиваля устроена праздничная иллюминация, а улицы, площади и парки оформлены в едином, символическом стиле — неизменные Рождественская звезда, фигуры мальчика, несущего ее на шесте и крылатого ангела, идущего ему навстречу. Насколько дней по маршруту Иваново — Шуя — Гаврилов Посад ходит ретро-поезд, влекомый старинным паровозом; для тех, кто занимает места в его фирменных вагонах, предусмотрена богатая экскурсионная программа.

Рождественская символика повсюду

 

На центральной площади города, перед кинотеатром «Родина» до поздней ночи работала рождественская ярмарка — сувениры, чай-кофе-глинтвейн, шуйское мыло и изделия народных умельцев. В соответствии с православными канонами в Воскресенском соборе проводились торжественные богослужения.

Инсталляция «Храм»

 

Центр всего празднования и гордость горожан — световая инсталляция «Храм», возведенная в нескольких шагах от места, где до 1930 г. возвышалась церковь Спаса Нерукотворного. Уничтожая ее, подрывники «Взрывсельпрома» отрабатывали технику предстоящего разрушения храма Христа Спасителя в Москве.

Этот храм строился на месте обветшавшей деревянной церкви, существовавшей уже в начале XVII века; некоторое время при ней существовал женский монастырь, а также часовня в память чудесного избавления от мора 1654-1655 гг. Каменный храм строили долго, частями, в несколько этапов, почти 40 лет и освятили в 1847 г. Писали, что церковь «...в итальянском вкусе, с портиками, куполом, золоченым крестом, весьма величественна и очень пространна; стены ея внутри росписаны превосходно». Колокольня, построенная архитектором Н. И. Финисовым по образу звонницы Никитского храма на Новокузнецкой улице в Москве (разрушен в 1936 г.) поднялась в 1869 г.

Поклонный крест

 

Сейчас на месте, где находился храм, простоявший в центре города несколько столетий, воздвигнут Поклонный крест. Увидеть, как выглядело это строение, можно на макетах В. К. Кулиева в историческом музее, старых фотографических карточках, а также на сувенирных упаковках фирменного шуйского мыла. Храм, уничтоженный без малого век назад, и по сей день остается визитной карточкой города наравне с Воскресенским собором и его знаменитой колокольней.

Макет Спасского храма

 

Световая инсталляция каждое Рождество возвращает Шуе силуэт Спасского храма. В изготовлении этой конструкции участвовали специалисты из Москвы и Санкт-Петербурга. Внутри искрящегося макета сооружены рождественские вертепы и звучат церковные песнопения. Здесь всегда людно.

Катание на пони

 

Проведение таких праздников, которые сопровождаются украшением городских улиц, организацией экскурсий, гуляний, катаний, концертов и угощений оживляет привычную атмосферу малых и средних городов страны, способствует росту интереса их жителей и гостей к родной истории и народным традициям. Но даже за самым прекрасным праздником следуют рабочие дни, а там, где есть хорошая работа, всегда станут жить люди, и в их жизни вновь найдется время для праздника.

 

Евгений ШАПОЧКИН



Похожие публикации

Все по теме: Шуя архитектура




Партнеры