15:33В Шагонаре построят новые очистные сооружения

14:45Как проходит строительство вестибюля станции метро «Славянский мир»

14:11Новый торговый центр построили в Зеленограде

13:23Среди россиян растет интерес к побережью Испании как к месту для удаленной работы

12:47742 проекта из 59 стран поборются за статуэтку первого архитектора Петербурга

12:03Когда в Балашихе завершается строительство детского сада на 110 мест

11:33Восстановлены права 279 «обманутых» дольщиков ЖК "Спасский мост"

11:00Реконструкция Крутицкой набережной завершится в 2022 году

10:30Экспертами утвержден проект строительства многоуровневых транспортных развязок на пересечении дороги «Солнцево-Бутово-Видное» с Боровским и Киевским шоссе

09:43Как в Чеченской Республике 757 человек благодаря нацпроекту улучшили свои жилищные условия

09:11Семь пешеходных переходов построят через ж/д пути МЦД-2

08:44Стартовая» площадка в районе Южнопортовый позволит начать переселение жителей в начале 2021 года

18:00В Подмосковье завершили благоустройство в 450-ти дворах

17:16На участке Джанкой – Крым проведут техническое перевооружение железной дороги

16:30Росреестр начнет работу по созданию централизованной системы информационной безопасности с учетом новых технологий

АРХ Москва-2020: картина маслом

logo russianconstruction.com
АРХ Москва-2020: картина маслом
Поисковые теги: Арх Москва Источник фото: фото автора

На днях завершилась выставка АРХ Москва, которая проходила с 8 по 11 октября в Гостином дворе. В качестве темы АРХ Москвы-2020 в этом году заявлена: «Архитектура – искусство». Мы попытались «вписаться в тему» и составить своеобразный каталог образов нынешней АРХ Москвы. Попробовать представить, какая картина из этих образов могла бы получиться. Вот что у нас вышло.




Клин:

Гостей АРХ Москвы на этот раз встречал ярко-красный клин, врезающийся в по преимуществу белое пространство выставки. В пространстве этого «клина» и разместилась необычная экспозиция. Четырем бюро - АБТБ, CITIZENSTUDIO, AI Architects и SAGA - было поручено спроектировать один и тот же район Москвы, подготовленный к реновации - но с одним условием: архитекторы не будут ориентироваться ни на какие нормативы, за исключением ТЭПов – технико-экономических показателей.

Целью исследования, которое затеяла Москомархитектура, было понять: а от каких градостроительных норм в современных условиях можно отказаться? Что будет, если архитектору не мешать, ставя ему препоны в виде достаточно жесткой нормативной базы.

Итоги конкурса оказались прелюбопытными.

 "Клин" нормативов, врезающийся в пространство проектирования

В бюро АБТБ, например, считают, что нужно вообще отказаться от единых нормативов для такого сложного образования, как город. Единое проектирование для всех участков – и отдаленных, и тех, что находятся в центре - приводит к переуплотнению города на периферии и дополнительным затратам на подвод к этим переуплотненным районам добавочных коммуникаций.

Выход, как считают в бюро – в градиентном нормировании. Нужно сделать градиентную нормативную шкалу. Свой проект в бюро даже назвали «Градодиент».

- Авторы концепций своими работами показали, что не все действующие нормативы так уж важны для комфортного существования человека, — подвел итог исследованию главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов.

Некоторые из этих нормативов на сегодня являются избыточными, устаревшими. И, конечно,  просто взывают о пересмотре. 

Экопульсар (маяк):

… Возле этой странной установки все четыре дня выставки толпились желающие проверить на себе принципы, продекларированные ее авторами – художником, идеологом и комиссаром Арктической биеннале Александром Пономаревым и архитектором-дизайнером Алексеем Козырем.

Экопульсар – довольно вместительный шар из полиэтилена, внутри которого работал механизм, создающий искусственный климат. Причем то, холодно там, внутри, или жарко, мокро или сухо – зависело от смены положения «оси земли», роль которой выполняла специальная направляющая. Дело в том, что климат переводится с древнегреческого как раз как наклон. Меняя наклон (в данном случае, маяка-пульсара), можно, как считают авторы, воздействовать на стихии и на умы.

 Шарообразное пространство наверху - экопульсар Александра Пономарева и Алексея Козыря

Авторы пытались продемонстрировать, что наша жизнь напрямую связана с космосом, в глобальном смысле этого слова.

- …Мы все сидим в масках, у нас экологические проблемы, проблемы с океаном, бесконечные революции, - поразмышлял на предваряющей выставку пресс-конференции Александр Пономарев. - Давно пора переосмыслить наше отношение к миру. Видимо, «экологический маяк», по мнению автора, может сыграть в этом переосмыслении не последнюю роль. 

Корни:

Под корнями можно понимать разное. Например, сохранение нашего богатого архитектурного наследия. Правда, вот  что именно нужно сохранять – об этом до сих пор идут споры. Нужно ли, например, оставлять рядовую застройку, как «свидетельницу» эпохи? Имеет ли право на долгую историческую жизнь здание, которое не признано объектом культурного наследия?

Об этом участники поговорили на дискуссии «Редевелопмент с большой буквы РЕ: новые компетенции архитекторов в новой реальности».

Партнер CITIZENSTUDIO Михаил Бейлин, например, считает, что сохранять следует не только архитектурные шедевры, но и самые обычные здания, если они являются доминантой какого-то района, к ним привыкли жители, более того, ориентируются на них.

Михаил сравнил такие здания с театральными  статистами: их роль невелика, но без них не обходится ни одна театральная постановка. 

…Кто-то из молодых архитекторов поколения NEXT высказал крамольную мысль о том, что лет через сто профессия архитектора может вообще исчезнуть, останется только профессия реконструктора-реставратора. Мол, к тому времени будет понастроено столько, что никаких новых зданий уже не потребуется – сберечь бы те, что уже есть.

 Инсталляция "Корни" Тотана Кузембаева

- Безусловно, это не так, - парировал многоопытный представитель более старшего поколения архитекторов, Алексей Гинзбург. – Новое вообще никак не зависит от того, освобождается место для его возведения, или нет. Оно возникает, и точка. Таковы законы жизни и архитектуры.  Каждая эпоха рождает свои архитектурные образы.

Если мы не хотим, чтобы город превращался в музей под открытым небом, чтобы он рос и развивался, неминуемо что-то придется сносить. И это нормально. Если бы это было не так, в Москве до сих пор стояли бы терема допетровской эпохи. С этой точкой зрения полностью согласились  архитекторы Александр Цимайло и Николай Ляшенко (бюро «Цимайло Ляшенко и Партнеры»).

- Историческая архитектура привносит такое важное качество среды, как разнообразие, - подчеркнул еще один участник дискуссии Константин Ходнев (Архитектурная группа DNK). Не секрет, что визуальное разнообразие – важный фактор психологического здоровья.

– Не исключаю, что наступят времена, когда сносить старое будет попросту не выгодно – большие затраты на утилизацию и т.д. – подытоживает Михаил Бейлин. - Гораздо дешевле будет приспособить старое здание под новые функции. В архитектуре возобладает очень модный сегодня принцип разумного потребления. Кроме того, девелоперы будут просто стремиться иметь такие объекты в своем арсенале. Ну, как коллекционный олдсмобиль или майбах.

 Идеолог инсталляции "Корни" Тотан Кузембаев (слева)

…Собственно, о том же, о «разумном потреблении» новейших тенденций и уважительном отношении к  традиционным ценностям, в том числе, и архитектурным – инсталляция известного архитектора-«деревянщика» Тотана Кузембаева под названием «Корни». Город у него разделен глухой горизонтальной плитой: снизу природа, зверьё, а сверху –  идут в рост те самые высотки-человейники, которые все так критикуют.

- Все, что у нас есть ценного, загнано, образно говоря, куда-то в подвал, и там, в подвале, варится. Хотелось бы, чтобы было наоборот. Чтобы «корни» всегда  были у нас перед глазами. Чтобы мы о них никогда не забывали, - поведал Тотан Кузембаев.

О корнях архитектор размышлял и на прошлой АРХ Москве, подготовив для выставки инсталляцию с настоящей казахской юртой. 

Маркер:

Конкурс архитектурного рисунка «Архиграфика», существующий в недрах АРХ Москвы, с каждым годом только набирает обороты. В нынешнем конкурсе уже участвовали десятки иностранных участников.

Архитекторы с удовольствием рисуют: причем не только с натуры, но и свои архитектурные фантазии. Порой диву даешься, насколько филигранно передан какой-нибудь старинный собор, или улочка в маленьком европейском городке, основательная сибирская застройка или сложный индустриальный пейзаж .

 Одна из работ конкурса "Архиграфика", отмеченная жюри

В этом году у «Архиграфики» - новая номинация: «Рисуя современную архитектуру». И в этой номинации – сразу главный приз. Работа-победитель называется «Утро в Амстердаме».

- Я сразу выделил эту работу,- признался председатель жюри конкурса «Архиграфика», архитектор Сергей Чобан (его соединение с площадкой АРХ Москвы происходило онлайн). – В ней есть самое главное – настроение утреннего города. Амстердам принято изображать определенным образом: каналы, дома-баржи, узенькие домики исторической застройки с характерными островерхими крышами. А тут – очень современное здание – но понимаешь, что да, это Голландия, это Амстердам, это его колорит…».

Любопытно, что работа сделана цветными маркерами – сейчас это очень популярная графическая техника. И очень «архитектурная». Именно маркер часто становится изобразительным инструментом в руках архитектора-проектировщика. 

Оазис:

Хотя темой АРХ Москвы изначально была архитектура как искусство, мимо проблем на злобу дня пройти не удалось. Пандемия, конечно же, наложила свой отпечаток на многие темы дискуссий.

Как должен выглядеть город, жители которого максимально защищены от опасности заразиться коронавирусной или любой другой инфекцией? Как сделать времяпрепровождение горожанина максимально полезным, оздоравливающим, благотворным для его психологического состояния?

 АРХ Москва тоже стремится быть ближе к природе

Об этом рассуждали многие спикеры.

Девелопер, заместитель генерального директора компании MR Group Рустам Топчиев поделился опытом своей компании. Здесь, например, стараются организовать рабочую атмосферу «непосредственно на дому». Чтобы человек лишний раз не выезжал за пределы своего района. А лучше – за пределы дома.

- Открываем коворкинги, мини-общественные пространства во вновь построенных жилых комплексах. Создаем все условия, - поделился наработками Рустам.

Кроме того, компания активно внедряет всевозможные «умные мелочи», вроде дверей с фотоэлементами, лифтов, управляемых со смартфона и т.д.

А вот главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов убежден, что в будущем кардинально изменится «рисунок» ритейла. На смену большим торговым центрам придут хорошо забытые торговые ряды: с большим количеством небольших магазинчиков. Это, во-многом, может спасти от такой опасной сегодня скученности.

Тем не менее, многие убеждены, что именно большой город, мегаполис (а совсем не маленькие городки) способен эффективно противостоять пандемии. Потому что здесь - развитое здравоохранение, магазины шаговой доступности, службы доставки всего и вся, уверенный интернет и так далее.

…А молодые архитекторы уже вовсю проектируют города и районы-оазисы. В объявленном МААМ (Международной академией архитектуры) конкурсе, итоги которого подводились на сессии «Парадигма жилья-оазиса как новый формат пространственного развития», даже трудно было выбрать победителя. Настолько гармонично конкурсанты распланировали территории, деликатно внедрив принципы комфортной городской среды. Буквально каждый проект можно было смело воплощать в жизнь. 

Нити:

Это заблуждение, что наших архитекторов не приглашают проектировать за рубежом. Приглашают. Правда, поручают им пока не столь уж крупные проекты. Но, лиха беда – начало.

На сессии «Знай наших! Обзор практики российских архитекторов за рубежом» выяснилось, что «наши» проектируют в Нью-Йорке, в горах Италии, в Бразилии, на Цейлоне.

Архитекторы Владислав Спицын и Хорен Морозов (бюро Frontarchitecture) рассказали, как они собираются преобразовывать купленный по случаю крестьянский дом в небольшом итальянском селении. Заодно обсудили нормы и правила строительства в Италии. Какие разрешения и от кого (оказывается, от жителей) нужно получить, если ты планируешь сделать перепланировку или чуть-чуть поменять внешний облик дома – пристроить к нему террасу, например, или прорубить лишнее окно.

А вот стройка на Цейлоне очень напоминает стройку в России. С реалиями этого экзотического острова познакомились архитекторы из Ярославля, которым было поручено запроектировать  бутик-отель. Оказывается, на Цейлоне запрещено вырубать пальмы. Поэтому первоначальный проект пришлось полностью перепроектировать, с учетом уже имеющейся растительности.

Кроме того, как  выяснилось, с проектом в этом благословенном крае не очень-то считаются. А чертежики отдельных деталей строения делаются порой прямо на коленке.

Архитектор Вера Одынь сделала проект школы креативных индустрий в Сан-Паулу (Бразилия), разработав для нее еще и мебель в духе конструктивизма.

 Школа креативных индустрий в Сан-Паулу

Достаточно востребованными стали наши архитекторы в Казахстане. Здесь уже построены по нашим проектам школа в городе Бурабай и культурный центр с яркими национальными элементами.

...Журнал «Проект Россия» провел собственное исследование объектов, которые были построены за последние пять лет  нашими архитекторами за рубежом и иностранными архитекторами в России. Результаты этого исследования авторы изобразили в виде карты, где множество нитей тянется из-за рубежа в Россию, и от нас – за рубеж.

От чего зависит, чтобы этих нитей стало еще больше? Наверное, от желания российских архитекторов погружаться в чужую культуру, от частоты участия в международных конкурсах. И от того, насколько быстро будет расти профессионализм отечественных специалистов. 

Пружина:

Одним из наиболее интересных проектов выставки стал проект «Москва. Значимо!» Целью проекта, как декларировали его кураторы Илья Мукосей и Юлия Бычкова, было «…выявить среди  построек последних трех десятилетий наиболее значимые». Причем это не должны быть только удачные постройки.

- …Нам удалось найти более объективный критерий, чем «нравится- не нравится», - поведал Илья Мукосей. – Это влияние на городской ландшафт: не важно, со знаком + или со знаком -.

Между прочим, споры по некоторым зданиям, по словам куратора, продолжаются до сих пор.

Кураторы поставили перед собой задачу - сделать качественное художественное высказывание, пригласив трех профессиональных фотографов – Александра Гронского, Алексея Народицкого и Михаила Розанова.

Формирование городской среды в постсоветское время происходило по несколько другим законам. Какой же портрет сложился за 30-летие после распада Советского Союза? И нужно ли его редактировать архитектурно-градостроительными методами? На этот вопрос и пытался ответить проект.

Архитектура - это, в первую очередь, не квадратные метры, а эмоции - эту мысль попытались выразить авторы инсталляции 

Другой заметный проект выставки – экспозиция десяти молодых архитектурных бюро «Архитектура NEXT!».

Предоставление молодым архитекторам такой площадки, как АРХ Москва стало хорошим трамплином для тех, кто только начинает свою профессиональную архитектурную деятельность.

Организаторам хотелось выяснить, каковы сегодняшние ценности молодого поколения архитекторов, каким образом их творчество «откликается» на новые запросы общества. И, конечно, что они думают о будущем архитектуры.

Очень поэтично рассказало об архитектуре молодое бюро Son Architecture:

- Архитектура – декорация человеческой жизни. Цель архитектуры – создавать и обрамлять сценарии жизни. От ее образности и поэтичности зависит радость бытия. Чудо архитектуры – не в утилитарности, чудо – в образности, создаваемой своеобразной игрой масс, света и цвета.

По сути, согласны с коллегами архитекторы из бюро ODA:

- Ценность архитектора теперь заключается не в умении работать с бетоном и пространством, а в умении генерировать эмоции людей. Ценность города будущего в том, насколько он умеет «вытягивать» людей из экранов смартфонов в общественные места – для живого общения. Город будущего будет производить эмоции, а не квадратные метры.

 Образ пружины лучше всего иллюстрирует одновременную жесткость и пластичность архитектуры

Но, пожалуй, лучше всего суть происходящих изменений выразило в своей инсталляции Кремнёв Ателье:

- Новое время заставляет человека пересматривать свои привычки, быстро ориентироваться в меняющихся обстоятельствах. И архитектура должна помогать ему в этом. Города должны меняться, но меняться, поворачиваясь к человеку лицом. Образ пружины – метафора приспособления и трансформации. Архитектура, городская среда, общество подобны пружине – они вынуждены меняться, при этом не изменяя себя и сохраняя свою ценность и природу. 

Резюме:

Не претендуем на истину в последней инстанции. Это чисто субъективные ощущения. Итак, какая же картина у нас получилась?  Клин, маяк, корни, маркер, оазис, нити, пружина…

Клин – то, что разрушает старое.

Корни – то, что это старое удерживает из последних сил.

Маяк – ориентир, причем ориентир на другое понимание жизни, с экологическим подтекстом

Маркер – новый маршрут, который предстоит начертить именно архитекторам

Оазис – то, чего современный человек ищет в этом мире

Нити – то, что нас связывает, но эти связи очень тонки

Пружина – а пружина потихоньку распрямляется…Прорывные  изменения в облике наших городов неизбежны.

Елена МАЦЕЙКО



Похожие публикации

Все по теме: Арх Москва



Партнеры