16:46Парковый комплекс городского округа Клин к юбилею Победы в ВОВ проводит акцию по высадке 1945 саженцев кедров

14:55С начала 2020 года городским властям удалось ликвидировать 14 объектов долгостроя

13:59Продолжается строительство школы на 550 мест в Электрогорске

12:31В Останкинском районе инвестор построит пятиэтажную парковку

11:16Новая дорога свяжет Коммунарку с районом Южное Бутово

09:55Бюджет Москвы из-за коронавируса потерял 160 миллиардов рублей и 500 из-за перекладки бордюров

09:03Новый инфекционный лечебно-диагностический комплекс построят на территории ИКБ №1

17:0070 московских команд одобрено для участия в конкурсе на дизайн метро

16:30Многофункциональное здание в стиле модернизм появится в Пушкино

15:00«Ингосстрах» урегулировал более 280 страховых случаев по Московской программе страхования жилья

13:30ДОМ.РФ откроет кредитную линию для строительства ЖК в Краснодаре

13:17Эксперты ТЕХНОНИКОЛЬ прогнозируют максимальное за 10 лет падение сегмента каменной ваты

13:00Региональный спрос на новостройки Москвы формируется городами-миллионниками

11:45ДОМ.РФ запускает ипотеку по ставке от 2,9%

11:30Бизнес сможет арендовать у города четыре участка по сниженной ставке 

Тула: архитектурные шедевры, оружейники, самовары и пряники

logo russianconstruction.com
Тула: архитектурные шедевры, оружейники, самовары и пряники
Поисковые теги: Тула архитектура история Источник фото: фото автора

От кремлевских стен путешественника встречает город, не застывший музыкой в камне — живущий перекличкой времен, трудолюбием и гостеприимством своих жителей и стремлением меняться к лучшему. Тем более, есть куда разум и руки приложить.  Застройка современной Тулы — это смешение эпох: старые особняки и деревянные, кое-где сохранившиеся здания позапрошлого и прошлого веков перемежаются с типовыми пяти- и девятиэтажками из ЖБИ или силикатного кирпича, а кое-где уже выросли ультрасовременные высотки.




Старая Тула

 

Веером расходятся улицы Мосина, Коминтерна, Староникитская, Кроасноармейский и Ленинский проспекты, пересекая опоясывающую сердце города Советскую. Ранее первые две носили имена Старопавшинской и Новопавшинской. Красноармейский проспект, соединяющий центр с вокзалом, именовался Томилинской, потом — Суворовской и  Красноармейской улицами, вид собой долгое время являл весьма захудалый, пока в 1960-х его не привели в порядок и застроили новыми домами. Проспект Ленина, в прошлом не раз менявший названия — Крапивенская, Одоевская, Посольская, затем, после революции, улица Коммунаров — получил соответствующее главной улице города имя уже в 1963 г.  Староникитская побыла до XIX в. Добрынинской — здесь жили купы Добрынины, производители сукна, кирпича и крупные строительные подрядчики. Потом стала Староникитской, с 1922 по 1993 гг. —  улицей Свердлова, и вот, одна из немногих, вернула себе прежнее имя.

Храм Серафима Саровского на улице Фридриха Энгельса

 

Любопытно, что многие тульские храмы, формирующие исторический силуэт города, расположены на улицах и проспектах, носящих имена Ленина, Энгельса, Октябрьской, Демонстрации, Коминтерна. Но это — тоже часть нашей истории, драматичной, героической и порой загадочной, как русская душа.

Оружейная столица России 

Памятник юным тулякам-оружейникам, вставших к станкам в годы войны

Исстари считается Тула городом русских оружейников. История городского «самопального» промысла, так называли изготовление ружей, берет свое начало с 1595 г., когда царь Федор Иоаннович освободил здешних кузнецов от податей, поручив им поставку пищалей для русского войска. Первые оружейные заводы открыли на тульской земле голландцы, а к концу XVII в. инициатива перешла к талантливому тульскому мастеру и предпринимателю Никите Демидову.

Говорят, однажды сам Петр предложил Демидову починить редкой иноземной работы пистолет. Тот взялся. Обнаружилось, что изделие пришло в полную негодность, и Демидов приказал пистолет разобрать на детали и по этим образцам изготовить точь-в-точь такой же, который и вернул Петру. Царь, не заметив подмены, похвалил от души работу иностранцев, на что Демидов скромно намекнул, что и русские оружейники ничем не хуже. И получил затрещину — «Сделай, потом хвались!» — «Узнай, потом дерись!» — парировал Демидов, показав свое клеймо на изделии. Понятно, что такого самородка Петр не оценить по заслугам не мог, и даровал Демидову «зеленый свет» для развития оружейного дела и в Туле, и на Урале. «Постарайся, Демидыч, распространить фабрику свою, а я тебя не оставлю». Между ними сложились доверительные отношения; дело между тем развивалось.  В Северную войну Демидов поставлял в царскую армию отличные ружья по цене ниже трех рублей за штуку, тогда как другие купцы запрашивали по 12 рублей и выше.

Памятник Петру у Тульского оружейного завода

Указом Петра в 1712 г. при тульской оружейной слободе предписывалось создание новых заводов. Уже через два года напротив Кремля заработал знаменитый теперь на весь мир Тульский оружейный завод. В 1912-м на территории предприятия на средства рабочих и служащих был установлен памятник царю — распрямившемуся у наковальни, в рабочем фартуке и с молотом. Через полвека его перенесли на видное всем тулякам и приезжим место — перед главным корпусом. 

Если во времена Азовских походов Петра тульские оружейники выполняли царский заказ на 2 тысячи ружей в год, то в начале Северной войны объем поставок увеличился до 15 тысяч, и это еще до ввода в строй ТОЗа. Столетие спустя туляки не только бились с наполеоновскими войсками на полях сражения, но и отправили в действующую армию 600 000 ружей собственного производства! На Тульском оружейном заводе создал свою «трехлинейку»  С. И. Мосин — и ее технические решения тщетно пытались перекупить в Европе.

Памятник С. И. Мосину, создателю знаменитой «трехлинейки»

На оборону работали и другие предприятия города — например, «Тульский патронный завод», или расположенный напротив ТОЗа  и с 1912 по 1939 гг. входивший в его состав «Туламашзавод». Здесь в 1915 г. открыли линии по производству пулеметов «Максим», в Великую Отечественную выпускали станковый пулемет ДС-39 и другую продукцию, в послевоенные годы — зенитные самоходные установки и комплексы, автоматические пушки и иные стреляющие устройства, которыми оснащалась советская боевая техника. Для мирного населения производили мотороллеры, мотоциклы и даже мотокультиваторы, но в середине 90-х их выпуск прекратили.

Музей оружия в Туле — новое здание

Музей оружия в Туле — один из старейших в России, созданный благодаря распоряжениям Петра I и Екатерины II беречь образцы прежнего вооружения и деятельному участию тульских оружейников. Официально же он открылся в 1873 г., сумел сохранить свои экспонаты в годы революции, Гражданской и Великой Отечественной войн, а в 2012 г. получил для достойного размещения экспозиции в дополнении к площадям Богоявленского собора Кремля новое, пятиэтажное здание, выстроенное в форме гигантского воинского шлема. Наряду с постоянно действующей экспозицией, рассказывающей об истории холодного и огнестрельного оружия с XIV в. до наших дней, здесь проводятся интерактивные экскурсии, можно совершить виртуальный полет в кабине боевого вертолета, «побывать» в действующей оружейной мастерской или в окопах Первой Мировой, увидеть пистолет космонавтов и другие образцы отечественного и зарубежного производства, осмотреть площадку военной техники «Стальные стражи». Вообще, в Тулу можно приехать только для посещения этого уникального музейного комплекса, провести здесь весь день и не пожалеть.

Пистолет космонавтов в тульском Музее оружия

Прославленные династии тульских оружейников и «благоустроителей»

Дом-музей Демидовых

В Заречье, поблизости от нового здания Музея оружия, сложился мемориал Демидовых — памятник основателю династии Никите Демидову, Николо-Зарецкая церковь, возведенная на средства его сына Акинфия и дом-музей семьи оружейников. В XVIII в. Демидовы строили «железоделательные» заводы, вели геологоразведку, приобретали земли. Объем производства их предприятий доходил до двух третей от совокупно производимой продукции всего российского частного бизнеса. Продолжал дело предков и Григорий Акинфиевич Демидов, хотя в историю он вошел еще и как ученый-ботаник и создатель первого в России ботанического сада в Соликамске. Г. А. Демидов сохранил и передал в Академию наук коллекцию растений Г. Стеллера, принимавшего участие в экспедиции В. Беринга; он состоял в переписке с К. Линнеем и другими зарубежными естествоиспытателями, а перебравшись в северную столицу, оказал неоценимую услугу российской науке, приютив в своей усадьбе библиотеку Кунсткамеры, пострадавшей от пожара.

Памятник Никите Демидову и Николо-Зарецкая церковь

Николо-Зарецкая церковь стала родовой усыпальницей Демидовых. Храм сооружен в 1730-1734 гг. и отличается ярко выраженными барочными чертами, что вообще характерно для многих тульских церквей, сооруженных в период быстрого экономического расцвета города благодаря резко выросшему спросу на продукцию оружейников. Церковь — двухэтажная; на первом этаже устроен теплый храм, выше — летний. Первоначальным проектом предусматривалась композиция «кораблем», но колокольня, только ее возвели, рухнула, похоронив под собой несколько человек. И новую поставили отдельно от храма.  Внешним видом своим она напоминает «ярославскую свечу», но при этом отличается необычным завершением: вместо шатра мы видим четыре яруса убывающих в размерах восьмериков.

Николо-Зарецкая церковь

Барочный характер церкви подчеркнут рустовкой первого этажа, решетчатыми вытянутыми окнами, многочисленными пилястрами в подкупольной части четверика и самой конструкцией четырехгранного изогнутого купола со световым фонарем, над которым возвышается изящная главка. Уничтоженная пожаром 1779 г. галерея соединяла храм с колокольней. Тогда же сильно пострадала и сама церковь, лишившаяся купола и верхнего этажа. В восстановлении, помимо Демидовых, приняли активное участие другие тульские купцы и оружейники — Лялины, Коротковы, Зверев, Белоусов и братья Баташёвы Андрей и Иван.

Дом Баташёвых на набережной Упы

 

Это — другая знаменитая династия тульских оружейников, что вела свою родословную от современника Петра Великого Ивана Баташёва. Развивая успех, он основал заводы в Туле, Олонце, Липецке, а сыновья и внуки пополнили семейное дело предприятиями в Выксе, Гусе-Железном и других городах, став одними из крупнейших сталепромышленников России. Баташевы устроили рядом со своей усадьбой на реке Тулице большой сад с регулярной планировкой, ставший излюбленным местом отдыха горожан. Внук родоначальника династии Андрей Баташёв был личностью загадочной — его считали тайным масоном, подозревали в изготовлении фальшивых денег. Дело после смерти А. Р. Баташёва перешло к его младшему брату Ивану, репутация которого в обществе сомнений не вызывала.

Флигель усадьбы Баташёвых в Москве

Иван Баташёв скупил земли и домовладения на Таганском холме Москвы, и на территории, занимаемой раньше четырьмя кварталами, построил усадьбу в классическом стиле, ставшую образцовым историческим памятником архитектуры того периода. Авторство постройки приписывают Родиону Казакову (М. Ф. Казакову — однофамилец). При сооружении усадебных построек, многие из которых были соединены несохранившимися галереями, выгодно использованы особенности рельефа местности. Предполагают, что чугунная ограда, во многом повторяющая решетку Летнего сада в Петербурге, как и украшающие ее вазы и фигуры львов, была отлита на Выксунском заводе Баташёвых, и служила не только украшением, но и наглядной демонстрацией высокого качества продукции завода владельца. По соседству с усадьбой стояла ветшавшая каменная церковь Симеона Столпника «за Яузой», которую постепенно, по частям перестраивали. Иван Баташёв вложился и в строительство  новой, удивительной по красоте церкви. После революции ее высокую ротонду поделили на семь этажей и передали в пользование разным конторам. Сейчас храм возвращен верующим, в трапезной проводятся службы, но до восстановления ротонды еще далеко. 

 Храм Симеона Столпника «за Яузой»

В роскошной усадьбе Баташёва в 1812 г.  останавливался в 1812 г. Мюрат, но ретировался, и не зря. Усадьба изрядно пострадала от пожара и по изгнанию французов реставрировалась, причем столь богато, что на время коронации Николая I была предоставлена прибывшему на празднества герцогу Девонширскому. Советская власть передала этот комплекс зданий больнице, которая здесь сейчас и пребывает.

Величавые тульские храмы

Старейший храм Тулы — Благовещенская церковь — возведена в 1692-1695 гг. стараниями иеромонаха Феодосия, происходившего из рода тульских купцов Федоровых, и несет в себе черты московской храмовой архитектуры. Здесь речь не столь об элементах узорочья, распространенных в XVII в. в русском храмоздательстве. Считается, что именно в Москве пришли к рациональному решению проблемы обогрева храмов в зимнее время, когда службы переносили из высокого или верхнего летнего помещения в небольшое отапливаемое нижнее, или трапезную, становившуюся в эти месяцы зимнем храмом своего прихода. Прогревать же постоянно весь объем было непросто и недешево.

Благовещенская церковь

Над четырехскатной крышей двухсветного четверика поднимается декоративное пятиглавие, профилированный карниз, отделанный «язычками», продолжен на пристроенную колокольню, а верхняя часть стен храма, отбитая им, украшена кокошниками. Апсида, сложенная менее, чем до половины высоты основного куба, членится по вертикали полуколоннами и декорирована узорчатым фризом. Прорезные золоченые подзоры свисают из-под луковичных глав, барабаны которых опираются на прямоугольные базы, завершенные рядом кокошников. Колокольня, возвышаясь над северо-западным углом трапезной, выделяется стрельчатыми арками звона, невысоким шатром с тремя рядами слухов и часами. Изящные колонки-дудочки оформляют углы храма, в подвале которого в старину купцы хранили товар, что с успехом переняли при Советской власти, устроив в церкви склад. В 1990-1995 гг. по возвращении храма православным его капитально отреставрировали, передали старинные колокола и даже установили на колокольне новые часы. И улице вернули название Благовещенской — с 1922 по 1995 г. она числилась Советским переулком.

Храм Николы «На Ржавце»

На улице Революции с 1749 г. стоит каменный храм Николы на Ржавце, выстроенный вместо деревянной, XVII века, церкви Рождества Иоанна Предтечи. Ржавцем называли протекавший здесь ручей с красноватой железистой водой. Материал разобранного храма продали в село Иван Озеро на строительство одноименной церкви. Новый храм, который строили поэтапно в течение 20 лет, получил приделы св. Николая и Иоанна Предтечи, и, хотя посвящался празднику Рождества Богородицы, прозывается Свято-Никольским, как самая первая деревянная церковь, стоявшая здесь еще до Иоанно-Предтеченской. Средства на постройку жертвовали не только тульские предприниматели Добрынин и братья Ломовы, но и харьковский купец Расторгуев. Храмовый комплекс выстроен «кораблем»: одноглавый четверик — трапезная — колокольня, и предполагается, что авторство строения принадлежит тому же неизвестному архитектору, создателю Успенского собора Тульского Кремля. 

Церковь Флора и Лавра

Тулу отличают несколько величественных храмов, построенных в XVIII в. на стыке архитектурных периодов уходящего барокко и укореняющегося классицизма. Когда они вырастают перед глазами, испытываешь чувство восхищения, сходное с восприятием торжественной красоты  Смольного собора в Питере. В центре города — это церковь Флора и Лавра, воздвигнутая в 1779-1796 гг. Здесь повторяется история многих тульских храмов — строили церковь поэтапно, начинали с трапезной, а посвящали Боголюбской иконе Богоматери. Но в народе закрепилось прежнее название, идущее от старого храма, стоявшего прежде на этом месте. В декоре храма множество барочных элементов: граненый купол, фигурные люкарны, мансардная крыша, закругленные углы, решетчатые окна и типично «растреллиевское» бело-голубое цветовое решение фасадов — но в то же время совершенно классические портики с колоннами.

Вознесенская церковь

Вознесенскую церковь (1755-1787) возводили долго, 33 года, и потому присутствие в ее облике как барочных, так и классических элементов вполне естественно. Ходу строительства мешали то нехватка денег, то пожар. Церковь, построенная по проекту тульского зодчего К. С. Сокольникова, двухэтажная: верхний храм посвящен Вознесению Господню, нижний — Введению во храм Пресвятой Богородицы.  Финансовую поддержку храма обеспечивали купцы Владимировы. Строение стало одной из доминирующих вертикалей силуэта Заречья и хорошо просматривается с моста через Упу, откуда начинается нынешняя Октябрьская (ранее — Московская и Миллионная) улица. Над большим, вытянутым по оси «запад-восток» четвериком с портиками возвышается восьмигранный декорированный световой барабан, над граненым куполом которого поднимается фонарь небольшого восьмерика с золоченой главкой. Колокольня стояла отдельно и после революции не уцелела. Храм уже много лет как возвращен епархии. При нем вновь открылись приходская школа и библиотека.

Всехсвятский собор

Когда, всерьез озаботившись борьбой с эпидемиями, Екатерина II издала указ, запрещающий хоронить умерших в черте города, на южной окраине Тулы было устроено новое кладбище, а нем выстроена деревянная церковь Воскрешения Лазаря, которую в 1776 г. перестроили в камне, выполнив одноэтажной. Через несколько лет возвели второй этаж, однако в 1790 г. рухнул один из куполов, проломив своды при этом погибли три человека, и стройку возобновили лишь в 1799 г. Сейчас кафедральный собор Всех Святых и его отдельно стоящая колокольня видны почти отовсюду.  Взявшийся за восстановление храма Сокольников предусмотрительно облегчил конструкцию, водрузив главный купол на основной объем фактически без ротонды, окружив его небольшими главками на высоких, небольшого диаметра цилиндрических световых барабанах. Здесь также сходятся в одном храмовом объеме барокко с изогнутой кровлей трапезной, решетчатыми окнами и скруглеными углами — и треугольные, поддержанными строгими колоннами, портики классицизма. Плачущий ангел над одной из могил перед входом в храм дополняет общую картину скорби над прервавшейся человеческой жизнью и, одновременно, торжества вознесения души к Всевышнему.

Церковь Рождества Богородицы в Гончарах (Пречистенская)

Авторству К. С. Сокольникова принадлежит храм Рождества Богородицы в Гончарах — в Заречье, на Демидовской улице. Это изящная и в то же время величественная постройка некоторыми своими деталями повторяет работы мастера — мы видим портики и эллипсоидный купол с люкарнами, опирающийся своим округлым основанием непосредственно на четверик. Посвящение Богородице связано с обретением в земле на этом месте иконы «Знамение»; в народе церковь привычно называют Пречистенской. Строительство продолжалось с 1789 по 1808 гг., а благоустройством занимались почти до начада XX века.  И сейчас храм, хоть и приведен внешне в порядок, ждет завершения реставрационных работ. 

Некоторые историки считают, что Сокольниковым, этим «тульским Растрелли», построен также храм Флора и Лавра. Действительно, в композициях храмовых объемов этой церкви и Всехсвятского собора прослеживаются общие черты, а купола схожи с завершением Пречистенской церкви, где авторство мастера не отрицает никто.

Возвращение русского стиля

В здании бывшего торгового дома И. Баранова (арх. Гурьев, конец XIX в.) - гарнизонный военный суд

 

Полагая, что возможности классицизма исчерпаны, и дальнейшее следование строгим законам ордера ограничивает полет творческой мысли, архитекторы углубляются в поиск новых форм, в том числе обращаясь к историко-культурному наследию. Так в архитектуре складывается новое направление — историзм. В России возврат к истокам начался с использования форм и решений византийского зодчества, а также образцов древних храмов Армении, Грузии греческих христианских церквей. Страна воевала на Кавказе, устремляла свой взор к проливам и Константинополю. Николай I, по его собственному признанию, стиля византийского «не любил, но разрешал», всячески подталкивая зодчих к следованию национальным традициям. 

В общем, наш «русско-византийский» стиль не такой уж и византийский. От царьградских святынь им взяты сферические купола, кладка с «утопленным рядом», называемая также «полосатой» и ступенчатость основных объемов, сложившаяся из-за того, что пристройка к уже существующим храмам все новых приделов стала в Византии процессом перманентным. К тому же византийские храмы увенчивались одним куполом, а в России не собирались отказываться от  утвержденного собором предписания Никона строить церкви «об одной, трех, пяти главах...» Запрет же на шатровые храмы в конце XIX в. потихоньку игнорировали. 

Работы основоположников византийского стиля К. Тона и В. Стасова были рекомендованы для подражания на законодательном уровне. Между тем сами мастера постепенно отходили от греческих образцов в сторону русского зодчества.

Храм Сергия Радонежского

 

История тульского храма Сергия Радонежского начинается с пожелания уроженца города, митрополита Сергия (Ляпидевского) построить здесь на свои средства приют и ремесленное училище для детей-сирот, а затем и церковь. Благие намерения о. Сергия получили, конечно же, поддержку властей и благодарность горожан. В 1891-1893 гг. в Заречье были выстроены два двухэтажных здания, в которых разместились церковно-приходская школа почти на 80 учащихся, помещения для учителей, ремесленное училище для 20 детей-сирот и их жилые комнаты. Потом «сиропитательное заведение», как называл свое детище митрополит Сергий (кстати, профессор богословия, несколько лет возглавлявший Московскую духовную семинарию), дополнилось еще лечебницей, в которой малоимущих консультировали и лечили бесплатно. Церковь, возведенная московским архитектором А. Латковым в византийском стиле, выросла в 1898 г.  гг., когда в столицах уже безраздельно царствовал модерн. 

Сергиевский храм воспринял от византийских образцов ступенчатость объемов, «полосатую» кладку кирпичных стен, двух- и трехчастные окна и сферические купола над главным кубом, притвором и алтарем. В подвале устроили подземный храм, освятив его престол во имя Серафима Саровского. Кроме того, в храме имелись приделы Николая Чудотворца, Рождества Богородицы и Пантелеймона-целителя. Вскоре рядом поставили колокольню, которая не сохранилась.

Филимоновская игрушка

Храм чудом уцелел в канун Олимпиады-80. По Октябрьской улице, мимо его ветшающих стен должны были нести олимпийский факел. Власти, подсчитав, что снос обойдется много дороже, провели небольшой ремонт. В 1994 г. Свято-Сергиевскую церковь, уже поставленную на учет памятников архитектуры, вернули верующим и отреставрировали. Теперь здесь не только ведутся службы: работают православный детский сад, кинозал, отделение духовной музыки, организовано молодежное движение. Устроены часовня, звонница, соответствующая стилю ограда, по другую сторону которой оборудована детская площадка, украшенная большими фигурами образцов филимоновской игрушки, родина которой — в Одоевском районе Тульской области.

Ильинская церковь

 

«Пузатые» колонны поддерживают крыльцо Ильинской церкви, перестроенной в русском стиле в конце XIX столетия, а между треугольными фронтонами главного объема поднимается барочный купол. От колокольни, выраставшей над крыльцом, остался лишь основной четверик — а раньше она составляла целостный ансамбль этого храмового комплекса и была выше на два яруса-восьмерика.

Храм Двенадцати апостолов

К изыскам модерна священноначалие относилось с известной осторожностью, и многие русские храмы конца XIX столетия, выстроены в традициях русского зодчества, хотя их облик порой дополняют более поздние элементы декора. Так, архитектурное решение церкви Двенадцати апостолов — это распространенное пятиглавие на четверике, стены которого в верхней части украшают щипцы, снизу отбитые поясами кирпичных язычков», и пары кокошников по углам. В оформлении участвуют и другие детали, позаимствованные из русского узорочья: аркатура и отделенные от нее лепные полуколонки украшают боковые барабаны, арочный пояс также словно подвешен к карнизу. Угловые пилястры представляют собой сплошные вертикальные полосы квадратных углублений-ширинок, городки поддерживают карниз трапезной и переходят на тот же уровень основного куба, а обрамления окон завершают килевидные арки. Храм выстроен «кораблем», и вместе с шатровой колокольней выглядит типичным примером следования канонам русской архитектуры XVI-XVII веков.

Перекличка веков на городских улицах

Тула, как и многие крупные российские города — место, где можно ощутить себя путешествующим по разным архитектурным эпохам. Здесь еще сохранились деревянные дома и каменные купеческие особняки, некоторые из которых бережно восстанавливаются.

Дом Дворянского собрания

Трехчастный, с выступающим вперед главным, центральным объемом Дом Дворянского собрания посещали Л.Н. Толстой, И. С. Тургенев, В. Д. Поленов; здесь пели Ф. И. Шаляпин, Л. В. Собинов, М. Н. Ермолова, читали стихи С. А. Есенин, В. В. Маяковский, Н. Н. Асеев… Украшением интерьера стала литая чугунная лестница с затейливым рисунком и торжественный Колонный зал. В помещении давали спектакли, и однажды произошел курьезный случай: на репетицию пьесы «Плоды просвещения» долго не пропускали Льва Толстого, приняв автора за простолюдина.

Музей «Тульские древности»

Теперь в здании Дворянского собрания (ул. Ленина, 44) — Дом офицеров. А напротив, в  бывшей усадьбе купца Ермолаева-Зверева, расположился музей «Тульские древности», одна из экспозиций которого посвящена Куликовской битве. Само здание — яркий образец модерна с его демонстративной асимметрией, изогнутыми линиями, разновеликими окнами и характерной кованой решеткой ограды.

Дом Вересаева

В небольшом деревянном доме на Гоголевской, 82 (б. Дворянской) улице провел юные годы врач и писатель В. В. Вересаев, удостоенный последней в истории этого поощрения писательских талантов старой России Пушкинской премии. Впрочем, в 1943-м Вересаеву присудили Сталинскую премию. А в этом старом тульском доме устроен музей.

Дом купцов Сидневых — образец русского барокко

На Благовещенской завершена реставрация двухэтажного барочного дома купцов Сидневых (1750-е). В нем сейчас располагается управление Минюста. Традиционная для этого стиля алая окраска фасада контрастирует с белоснежными элементами декора — броскими наличниками окон, пилястрами, рустовкой в углах и профилированным карнизом.

Здание Городской думы

Одно из самых эффектных зданий Тулы было построено купцом-рыбопромышленником И. К. Платоновым в самом центре города, на Воздвиженской улице — теперь это дом №2 по улице Революции. Строительство по проекту архитектора А. Г. Бочарникова завершилось в 1889 г. Угол здания оформлен огромной аркой, над которой возвышается величественный купол со шпилем. На втором этаже заседала Городская дума, часть помещения также была предоставлена Офицерскому собранию, а первый этаж купец отвел под свои рыбные лавки. В 1911 г. отцы города задумали снести Тульский Кремль, чтобы использовать его кирпич для новых строительных объектов, Платонов, как истый патриот воспротивился. Решающего голоса он, конечно, в думе не имел, но за ночь наполнил свои лавки пришедшей в негодность рыбой, и сорвал таким образом судьбоносное заседание. На следующий день городские газеты ехидно сообщили, что дума-то протухла, а еще Кремль хочет снести. И принятие ставшего абсолютно непопулярным постановления не состоялось. Сегодня это здание предстает перед нами в более ярком цветовом решении. В стенах его расположился дом детского и юношеского творчества.

Дом Советов — Белый Дом

 

Для городской администрации в 1984 г. построили уже обросший легендами тульский «Белый дом», но рыбных лавок там нет.

Пряник, самовар и гармонь!

Памятник тульскому чаепитию.

Тула знаменита не только оружейным делом. Когда после победы над Наполеоном заказы на огнестрельную продукцию сократились, в городе развернулись новые производства, среди которых снискало всемирную известность изготовление самоваров. Здесь отличилась другая династия тульских предпринимателей, тоже Баташёвых. Фамилия эта в городе распространенная, и семей-носителей ее насчитывалось больше трех десятков. От небольшой мастерской, где в 1840 г. начал делать самовары оружейник Степан Баташёв дело разрослось до таких масштабов, что сыновей Степана Федотовича Василия и Александра именовали «самоварными королями» России. Их самовары получали высшие награды на российских и международных промышленных выставках.

Музей «Тульские самовары»

Конечно, самоварами в Туле занимались не только Баташёвы. Городские фабрики производили их до 660 тысяч в год. Собранная за долгие годы хранителями старины коллекция стала основой экспозиции музея «Тульские самовары», расположенного вблизи башни Одоевских ворот. А современные тульские самовары выпускают теперь на заводе «Штамп».

Музей тульского пряника

Тульские пряники известны всем. На Руси их изготавливали с IX века, постепенно совершенствуя технологию и дополняя рецептуру привозимыми из заморских стран специями. Пряники любили и бедные, и богатые, их даже поставляли к царскому столу. Не вдаваясь в детали производства, уточним, что Тула знаменита своими печатными пряниками, которые словно отпечатывали на резных формовочных досках, ну и отправляли в печь. Появление первых тульских пряников датируют 1685 годом.

Пряники на выбор

Во второй половине XIX в.  прославились пряничники Гречихины. Их продукция не один раз удостаивалась высших наград выставок в Париже, получила признание в Европе и, само собой, в Зимнем дворце. Сейчас пряники, разные по форме, размерам и начинке выпускают несколько городских предприятий. Подробнее познакомиться с пряничным делом можно в музее «Тульский пряник» на Октябрьской улице.

Музей Н. И. Белобородова

Еще один музей в центре города посвящен Н. И. Белобородову, создателю двухрядной хроматической гармоники и первого оркестра гармонистов из рабочих оружейного завода. Так же, как и Мосин, патент своего изобретения за границу он продать отказался, хотя жил, мягко говоря, небогато. Хоронили его в 1912 г. всем городом. В музее можно увидеть легендарную «хромку», многое узнать о жизни и творчестве ее создателя, послушать музыку. Сюда приезжают коллективы гармонистов из разных регионов страны. 

Такова она, Тула, древняя и современная, работящая и приветливая. Гордится своей историей и смотрит в будущее. Как говорят, званых гостей встречает самоварами да пряниками, незваных — продукцией своих оружейников. Конечно, не без проблем, как и везде. Но когда туляки их боялись.

 

Евгений ШАПОЧКИН



Похожие публикации




Партнеры