14:35В Москве на Семеновской набережной построят пешеходный мост через Яузу

13:11Началась реконструкция Кольцевой линии метро

12:05Парк развлечений «Остров Мечты» ввели в эксплуатацию

11:17Кто будет владеть 340 хостелами в Москве и Петербурге

10:00На западе столицы ввели в эксплуатацию более миллиона квадратных метров недвижимости

09:04В Москве могут утвердить еще 40 стартовых площадок реновации

18:57Берег Керчи защитят от оползней

17:27Станции метро «Смоленская» вернут историческую систему освещения

16:10В промзоне «Октябрьское поле» возведут жилье, соцобъекты и технопарк

15:16В онлайн-режиме: мониторить работу над нацпроектами будет информационно-аналитическая система

14:10Панорама «Бородинская битва»: москвичи смогут понаблюдать за реставрацией фрагмента «Всадники»

13:26Где заменят системы теплоснабжения в 1300 домах

11:55Станцию «Смоленская» Арбатско-Покровской линии закроют на ремонт 22 февраля

10:58Минстрой МО провел совещание по расселению аварийного жилья в Сергиево-Посадском округе

10:00Станция метро «Кленовый бульвар» – новый маршрут до парка «Коломенское»

Углич: стойкий в вере город мастеров

logo russianconstruction.com
Углич: стойкий в вере город мастеров
Поисковые теги: Углич история архитектура Источник фото: фото автора

К концу средних веков в фортификационном искусстве толщина крепостных стен перестает играть решающую роль: развитие артиллерии это преимущество способно свести на нет. Рано или поздно, но сосредоточенным пушечным огнем удастся пробить брешь, необходимую для штурма, а под башни подвести подкопы и заложить пороховые заряды. Обеспечить эффективную оборону до подхода подкрепления могли вынесенные вперед отдельно стоящие бастионы, перекрестным огнем препятствующие приближению неприятеля к городским укреплениям.




Непокорные обители 

Древний Углич. Рисунок угличского художника И. Н. Потехина

В Угличе роль таких бастионов с успехом исполняли монастыри, чьи стены и башни, местами каменные в отличие от рубленого Кремля, встали на всех ведущих в город дорогах. К святыням, хранящимся в них интервенты-католики, к которым примыкал сброд всех мастей, пиетета не испытывали: когда настоятель Покровского монастыря Антоний вышел с распятием увещевать захватчиков, его зарубили саблями, при этом отсекли руку и изображенному на кресте Христу.  Распятие, в отличие от монахов и самого монастыря, уцелело и хранится в Угличском музее. 

По всем ныне существующим монастырям Углича Смутное время прошло беспощадным огненным валом. Около 40 тысяч жителей этого крупного волжского города Руси были убиты — и даже в 1681 г., переписывая население Углича, насчитали лишь 850 мужчин. 

Находившийся первоначально в Кремле Богоявленский монастырь основан, по одной из версий, угличским князем Дмитрием Борисовичем в 1293 г., по другой — вдовой Дмитрия Донского великой княгиней Евдокией, принявшей постриг под именем Евфросиньи и ставшей одной из почитаемых русских святых. Есть и утверждение, что основана обитель позже, Марией Нагой, которую, по воле Годунова, в этом же монастыре насильно постригли в монахини. 

В 1608-1609 гг. Углич обложили отряды Сапеги, Лисовского и Микульского. Признать очередного самозванца, равно как и права иноземцев решать судьбу русских городов и святынь, угличане не пожелали. В памяти еще свежи были события недавних лет и прощание с телом царевича на поле. Деревянный Богоявленский девичий монастырь с храмами Богоявления и Смоленской иконы Богородицы захватчики разграбили и сожгли, а настоятельницу, монахинь, священников и собравшихся за стенами обители женщин — всего около 300 человек — перебили и тела сбросили в Волгу, откуда их выловили и погребли местные жители. 

 Вид на Богоявленский монастырь

В 1620-х обитель была восстановлена на прежнем месте матерью первого русского царя из династии Романовых инокиней Марфой. Родители будущего государя Михаила Федоровича также были пострижены в монашество по воле Годунова с именами Филарет и Марфа и сосланы в дальние монастыри. Лжедмитрий, объявивший амнистию противникам сверженных Годуновых, возвратил их в Москву, и Филарет стал ростовским митрополитом, а позже — и патриархом. Романовы оказывали монастырю существенную поддержку. При переносе обители в 1660-х на новое место, на нынешнюю Ростовскую улицу, на месте старого, стоявшего там храма, были поставлены две деревянных церкви, колокольня и монашеские кельи. В 1676 г. Богоявленская церковь сгорела от удара молнии, и после долгого сбора пожертвований к 1700 г. на территории обители поднялся ее первый каменный храм — пятиглавый Богоявленский собор — с 1854 г. это церковь Смоленской иконы Божией матери. 

Храм Смоленской иконы Божией матери

В ее облике сказываются московские и ярославские традиции зодчества конца XVII в., строили же местные мастера. Алое здание прочерчено белокаменными деталями; килевидные завершения оконных наличников, пояса поребрика и «язычков», ложные закомары и аркатуры высоких глухих барабанов, над которыми возвышаются шаровидные главы, покрытые зеленой черепицей — синтез русского узорочья и нарышкинского барокко. Основной объем — небольшой двухсветный куб на высоком подклете с выступающей вперед апсидой — частично охватывает трапезная, подобно тому, как это устроено в дворцовых храмах Алексея Михайловича Романова. Была и шатровая колокольня, но не сохранилась, а вот крыльцо пристроили в XIX  в. вместо прежнего, разобранного, имевшего сходы на две стороны. 

Храм переосвятили, потому что в 1853 г. на прирезанном к обители участке земли на углу Ростовской и Петровской (ныне — 9 января) улиц по проекту К. А. Тона поднялся новый, высокий, мощный, пятиглавый Богоявленский собор, чьи синие, усыпанные золотыми звездами главы парят сейчас над историческим центром города. Ему предназначалось стать главным храмом обители, теплой зимней церковью женского монастыря. За недостатком средств монахини сами трудились на строительстве, копали глину, делали кирпичи, заготавливали известь и бутовый камень. Вскоре пошли пожертвования. 

Богоявленский собор

Собор выстроен по созданному Тоном образцу храмов русско-византийского стиля как попытке вернуться от европейских классических архитектурных канонов к отечественным истокам. Своды поддерживают четыре столпа,; еще два отделяют алтарь. Внутристеновая лестница ведет в ризницу, расположенную на втором этаже. Храм обогревался четырьмя сохранившимися мзразцовыми печами; обширный подвал использовался в хозяйственных целях. Роспись интерьера выполнили Д. Г. Буренин и его сын Павел — за столетие они сильно пострадали. Были расписаны и наружные поверхности собора — от этой живописи практически ничего не осталось. Строился собор десять лет, а реставрационные работы потребовали намного больше времени и пока еще не завершились. 

Феодоровская церковь и колокольня

А несколько раньше громады нового собора в монастыре появилась летняя церковь Феодоровской иконы Божией Матери (1805-1818 гг.), в которую Великая старица инокиня — так стали при царе Михаиле называть Марфу Романову — пожертвовала список с чудотворной костромской иконы. Это изображение Богородицы особо почиталось Романовыми, и храм, посвященный Феодоровской иконе в опекаемой инокиней Марфой обители появился не случайно. Церковь возведена в строгом классическом стиле, но уникальна тем, что в плане представляет собой четырехлистник-квадрифолий: к основному четверику примыкают четыре полукруглых объема, надстроенных, как и центральный куб, ротондами с изящными главами на высоких барабанах.Еще через двадцать лет рядом с Феодоровской церковью появилась колокольня высотой 64 метра, в советское время разрушенная, а сейчас — восстановленная. Примечательно, что после возвращения порушенной и поруганной обители церкви на стенах Феодоровской церкви стали проступать утраченные, казалось, навсегда, фрески, созданные в XIX  в. Епифаном Медведевым.

Церковь иконы «Достойно есть» Богоявленского монастыря

К концу XIX  в. монастырь был обнесен оградой с воротами и башенками, а в ее северо-западном углу появилась невысокая церковь иконы Божией Матери Достойно есть» - необычная, но по стилю вполне соотносящаяся с Богоявленским собором Тона.

Алексеевский монастырь

В отличие от Богоявленской обители про Алексеевский монастырь доподлинно известно, что основан он в 1371 г. по велению московского митрополита Алексия — причем  святитель указал иноку Адриану место на Огневой горе, где некогда располагалось капище язычников. Поскольку первая, деревянная церковь была освящена в честь Успения Богородицы, то и монастырь первое время называли Успенским, до той поры, пока мощи святителя Алексия не были обретены нетленными и митрополита не канонизировали. Тогда, в 1439 г., здесь поставили еще один деревянный храм — святителя Алексия — а обитель стали именовать Алексеевским монастырем.В 1534-1547 гг. стараниями удельного князя Дмитрия и, после него, наместника Фомы Колычева в монастыре отстроили в камне сначала Алексеевскую, а затем — и Успенскую церковь.

Церковь Усекновения главы Иоанна Предтечи

В Смутное время здесь держали оборону 60 монашествующих во главе с архимандритом Арсением и примкнувшие к ним 500 горожан. Все они пали в неравном бою (по некоторым сведениям, сгорели заживо), а монастырь был сожжен дотла. Но уже в 1610 г. возглавивший монастырь близкий к Филарету Романову старец Мисаил начал восстановление обители. И в 1628 г. на месте гибели защитников монастыря поднялась трехшатровая Успенская церковь, подобной которой не было еще на Руси, а потому ее прозвали Дивной (об этом шедевре русской архитектуры см. «Шатровое зодчество: прерванный триумф» https://rcmm.ru/arhitektura-i-proektirovanie/44022-shatrovoe-zodchestvo-rossii-prervannyy-triumf.html   17.08.2018). Через шесть лет встал из руин  каменный Алексеевский храм. Несмотря на многочисленные перестройки, он считается единственным памятником архитектуры XVI в.; в настоящее время, пострадавший от событий XX в., законсервирован. А в 1681 г. архитектурный ансамбль монастыря пополнился церковью Усекновения главы Иоанна Предтечи — красивым асимметричным строением, первым бесстолпным храмом Углича. В настоящее время он отреставрирован и служит соборным храмом обители. Вертикали пятиглавия дополняют главка придела Феодора Стратилата и навершие крыльца. Плоскости стен и поверхность барабанов убраны традиционным для конца  XVII в. декором, причем использованы и поливные изразцы. 

Работы по реставрации и восстановлению исторического облика Дивной церкви вели в 1920-х И. Грабарь и П. Барановский, а завершились они только в 1960-х. Многочисленные туристы и паломники приезжают сюда круглый год, чтобы увидеть чудо шатрового зодчества и помолиться перед иконой Богоматери «Вратарница» (она же «Свеча неугасимая огня невещественного»), считающейся чудотворной.

 

 

Успенская «Дивная» церковь Алексеевского монастыря  и памятник «Защитникам Отечества во все времена от благодарных угличан»

И Воскресенский мужской монастырь, основанный, по преданию, еще князем Романом Углицким, не сдался интервентам. Захваченных монахов вместе с настоятелем, архимандритом Лаврентием, поляки утопили в Волге. Восстановлением уникального храмового ансамбля мы обязаны ростовскому митрополиту Ионе Сысоевичу, великому храмоздателю этой земли. На одном фундаменте, соединенные переходом-галереей над высоким подклетом, выстроились Воскресенский собор (трехапсидный пятиглавый храм с двумя приделами, также имеющими апсиды; трехпролетная звонница под золоченой главкой с церковью Марии Египетской под ярусом звона, трапезная палата и храм Одигитрии. В творении  зодчих отчасти воплотилась мечта митрополита, когда-то принявшего в этой обители постриг, о горнем монастыре-граде как символе рая на земле. Отделка скромна, но присутствуют муравленые изразцы, один из которых изображает всадника и снабжен предостерегающей подписью «Поляк едет».

Воскресенский монастырь

Позже обители не везло. В 1764 г. монастырь упразднили и сделали приходской церковью. Близость могучей реки и строительство гидроузла — плотина Угличской ГЭС здесь совсем рядом — усугубили и без того невеселое положение масштабной постройки: грунт размяк, в стенах появились растущие трещины. В 1970-х  провели работы по укреплению грунта и приступили к реставрации, а в 1999 г. вернули церкви.

Вид на Воскресенский монастырь

Все стили в гости к Угличу 

Рядом с Воскресенским монастырем – храм Рождества Иоанна Предтечи «на Волге», выстроенный в память об еще одном невинно убиенном мальчике, Иоанне Чеполосове, сыне посадского Никифора. Ребенок был зарезан неподалеку от старой деревянной церкви завистливым и мстительным работником в 1663 г. – а в 1689-м его мощи были обретены нетленными, и потрясенный отец построил взамен прежнего храма каменный (1691), настолько удивительной красоты, что его рисовали братья Васнецовы, К. Юон и Н. Рерих, не говоря уже о менее именитых художниках.  Здание изящно и пропорционально: шатровая колокольня с рядами «слухов» и арочным восьмериком «звона» на четверике с нарядным крыльцом под шатром, пятиглавие на высоких по-ярославски барабанах, придел с такой же вытянувшейся к небу главкой, каменный декор и поливные изразцы в отделке. 

Храм Рождества Иоанна Предтечи «на Волге»

С ходом времени и сменой эпох менялись и архитектурные стили, в том числе и в храмовом зодчестве. В облике церкви Корсунской иконы Богородицы (Корсунью на Руси именовали Херсонес, где крестился князь Владимир) с ярославской традицией сошлись черты нарышкинского барокко. В первом случае это устремленное ввысь пятиглавие над четырехскатной крышей, во втором – ярусы восьмериков колокольни, вырастающей из трапезной и построенной в том же 1730 г. С белоснежным «кораблем» здания контрастирует сочный красный декор – аркатуры по барабанам верху четверика, ширинки, пояса, наличники, арочки и – уже дань  XVIII в. – совершенно барочная главка в навершии колокольни! 

Корсунская церковь

Детали нарышкинского барокко присутствуют в убранстве церкви святых Флора и Лавра, кторых считают покровителями лошадей. А храм стоит на бывшей Конюшенной (теперь – Островского) улице, идущей в сторону княжеского дворца, и здесь тогда располагались конюшни. Каменный храм поставили в 1762 г. вместо деревянного, уцелевшего чудом в Смутное время – и освятили два придела, в честь Воскресения Христова и Собора Богоматери, поэтому некоторое время церковь называли Воскресенской, а потом вернули ей прежнее имя. Пятиглавый храм – трехсветный (три ряда окон) и двухэтажный: в верхнем этаже – летняя церковь, в нижнем, теплом – зимняя. После революции снесли купола и колокольню, а здание отдали госучреждениям. Вернувшийся к прихожанам храм ныне действует, и в нем установлен необычный иконостас, больше напоминающий размерами алтарную преграду древних русских церквей, а лаконичной и яркой живописью – что-то неуловимо восточное.

 

Церковь св. Флора и Лавра и Казанский храм

Типичным образцом барокко является храм Казанской иконы Божией Матери, некогда возвышавшийся над угличским хлебным торгом. До него на этом месте стояла деревянная Георгиевская церковь, сожженная интервентами в Смутное время. Потом ее сменил построенный старцем Александровской слободы Варлаамом, бывшим опытным зодчим. Храм горел, восстанавливался – сначала в дереве, а в 1778 г. – в камне, и стоит таким по сей день. Храм двухэтажный, и на каждом этаже имеется свой алтарь. К двухэтажной трапезной примыкает высокая трехъярусная колокольня, построенная в начале XIX  в. уже в классическом стиле, с колоннами, фронтонами и шпилем, который заменили позже главкой на высоком барабане. Решетчатые окна колокольни и белоснежные колонны перекликаются с белокаменным барочным декором храмовой части и трапезной, что делает постройку в целом на удивление органичной. С 2000 г. в храме вновь проводятся службы. 

  Иконостас храма св. Флора и Лавра

В то же время в Угличе можно полюбоваться примерами и других архитектурных стилей, царивших в России в XIX – начале XX  вв. Здание купцов Ожгихиных – типичный ампир с декором в виде грифонов на фризе и львиных масок по рустованному первому этажу и четыре мощные колонны коринфского ордера поддерживают массивный портик. 

 

Дом Ожгихиных

Переславцевы для своей усадьбы, выдержанной в такой же строгой классике выбрали для капителей колонн ионический ордер. 

Дом Переславцевых

Автор «образцовых» проектов в классическом стиле Л. Руск подарил Угличу здания пожарного депо с каланчой («Фурманный дом») и  особняка купцов Буториных, украсившие начало Ярославской улицы.

 

Здание пожарного депо («Фурманный дом») и дом Буториных 

Дом Евреиновых

И тут же стоит редкий по красоте образец деревянного модерна – дом купцов Евреиновых, один из которых, Константин Николаевич, стал в 1892 г. первым хранителем Угличского музея. А в другом своем доме (1896), на Успенской площади, где сейчас работает городская администрация, Евреиновы открыли драматический театр, где выступала труппа под руководством М. П. Чехова, брата великого писателя. 

Дом Виноградова

Также угловое здание в стиле эклектики, что не принижает таланта архитектора, а лишь означает «выбор», принадлежало купцу Голеву, а потом было перестроено по заказу нового владельца, А. С. Виноградова: был «срезан» угол, появились рустовка, аттики (декоративные стенки), выразительное оформление окон и, как и над домом Евреиновых – купол со шпилем. Улица раньше называлась Московской; теперь она носит имя Ленина, здесь можно увидеть памятник вождю, а напротив – кирпичный «модерновый» доходный дом, появившийся в городе на рубеже XIX–XX  вв. 

Новые дома в Угличе

Зданий советского периода в Угличе тоже хватает, и особой красотой они не блещут. К  чести нынешних застройщиков новые дома в городе они стараются вписать в сложившийся исторический ландшафт.

Как Феникс возрождаясь из пепла

 Волга – главная транспортная артерия Руси, и городам, выросшим на ее берегах суждено было стать крупными торговыми и перевалочными центрами. После Смуты численность населения Углича росло медленно, несмотря на многочисленные льготы, дарованные городу первым царем из династии Романовых Михаилом. Оставшиеся в живых плотники отстраивали заново крепость, рубленую из угличских сосен, жилые дома, храмы. И хотя по количеству проживающих горожан Углич так и не смог, до нынешних дней, превысить уровень 1601 г., а пожары вплоть до 1921 г. наносили ему немалый ущерб, слизывая огненными языками почти все еще недавно построенное, город жил, и не только молитвами – мастерством рук своих умельцев, их трудом. Плотники не только рубили избы – строили суда, которым суждено было плыть с товарами по Волге, ставшей русской рекой от истоков до устья. Волго-Донского канала еще не было, и в районе Царицына струги перетаскивали волоком: ставили на катки и по дубовым, смазанным жиром, рельсам конной тягой отправляли к Дону, откуда они добирались до Черного моря. 

Купеческий дом — здесь открыт музей городского быта

Славились угличские кузнецы и ювелиры, кожевники, торговали здесь хлебом, мясом, рыбой, сукном, бумажными, шелковыми и шерстяными материями и мелким товаров для женского рукоделия, называемого щепетильным.  Отец Константина Евреинова Дмитриевич начал свое бакалейное дело с нуля, и добился немалых оборотов, а сын уже открывал филиалы в ближайших городах. Евреиновы не купались в роскоши, и значительную часть своих прибылей отправляли на благотворительные нужды, поощряли развитие образования, науки, в том числе исторических исследований, искусства. 

Здание администрации — бывший дом купцов Евреиновых

В 1784 г. Екатериной был утвержден план городской застройки – и на спрямленных улицах, образовавших правильной формы кварталы по «красным линиям» стали строить дома по образцам, присланным из столицы. При этом учитывали образующую роль Кремля, стены которого снесли за ненадобностью, и сложившихся монастырских храмовых комплексов. Причем в глубине кварталов оставались здания, построенные в прошлых веках – например, старейший в Угличе деревянный дом Меховых во дворе на Ярославской улице дошел до нас из первой половины XVIII столетия. К сожалению, нуждается в серьезной реставрации.

Дом Меховых-Ворониных

Углич порой называют заповедником русской архитектуры, сохранившим примеры творческой мысли зодчих разных столетий. Полюбоваться волжским городом приезжали многие деятели культуры и искусства: Жуковский, Салтыков-Щедрин, Островский, Суриков, представители правящей династии. А однажды к пристани причалил пароход, на палубе которого стоял Александр Дюма, совершавший в 1858 г. путешествие по России. 

Доходный дом. Конец XIX – начало XX вв. 

Слово о Василии Калашникове

Железная дорога в XIX в. Углич обошла стороной, и это не могло не сказаться на развитии капитализма в отдельно взятом городе. Кожевенное дело, например, в это же время и заглохло. Но недаром для Руси первостепенное значение имели водные пути – отлаженная за столетия система речных перевозок не дала городской экономике захиреть. 

Небо над Волгой коптили дымы пароходов множества частных компаний. Направляясь   вверх по реке приходилось преодолевать сильное течение, на что требовались суда с паровыми машинами большой мощности – или ватаги бурлаков. В 1868 г. на участке между Рыбинском и Тверью предприниматели организовали туерное, или цепное пароходство. По дну водной трассы проложили в нужном направлении толстую цепь, и паровая машина туера, вытягивая ее со дна, наматывала на барабан, пропуская над палубой. Подтягиваясь вдоль цепи, пароход медленно двигался против течения по заданному фарватеру, ведя за собой караван из 5-6 груженых барж. Компания  работала до  1897 г., и поднятая со дна цепь украсила угличскую набережную. Отдельные ее фрагменты можно увидеть и сегодня у причала. 

Дом В. И. Калашникова в Угличе

К тому времени были уже усовершенствованы старые паровые машины, и большая заслуга в этом принадлежит русскому судовому инженеру, механику и изобретателю Василию Ивановичу Калашникову (1849-1908). Он родился в небольшом двухэтажном доме напротив Богоявленского монастыря, в 1865 поступил учеником на Рыбинский механический завод. Затем переехал в Нижний, где 20 лет трудился на Курбатовском заводе, с которого и началось нижегородское судостроение, и прошел путь от простого механика до технического руководителя предприятия. Калашников начал с усовершенствования старых паровых машин Уатта, после чего построил машину с двумя цилиндрами, а вслед за ней создал целую серию новых, экономичных паровых машин «Компаунд» с тройным расширением пара, изобрел дешевую и простую в производстве форсунку, что позволило перевести флот с дров на нефтяное топливо, изменил конструкцию гребных колес… «Деньги в трубу пускать с дымом не следует!» - говаривал русский новатор. Центробежные насосы, спроектированные Калашниковым для городского водопровода в 1870-х, работали до 1926 г.! Перейдя на Сормовский завод, изобретатель строил пароходы для Каспия и там же сконструировал машину с четырехкратным расширением пара. Создав собственную верфь, он построил несколько судов, в том числе и пожарный пароход. 

 

 

В. И. Калашников и Большая Бронзовая медаль Всероссийской выставки в Москве (1882 г.), присужденная ему за создание конструкции вертикального парового котла.

По инициативе Калашникова – а некоторое время и за его счет – в Нижнем выходил технический журнал – «Нижегородский вестник пароходства и промышленности». Им же был подготовлен атлас пароходных машин, за который автор получил золотую медаль Нижегородской выставки. Впрочем, медалей и дипломов у него было немало. Калашников ревностно защищал отечественное судостроение, доказывая, что завозимые из-за рубежа пароходы построены без учета волжских условий. А еще он принял самое деятельное участие в организации первого в России Нижегородского речного училища, где преподавал бесплатно. Не выдержав экономического кризиса начала XX в., верфь Калашникова разорилась… Совсем недавно в Нижнем благодарные речники отметили 170-летие гения, и на празднике побывали потомки Калашникова – одни из них живут в России, другие – в Европе. 

Из сурового прошлого – в туманное будущее

Плотина Угличской ГЭС

В  конце 1930-х, в ходе строительства канала Москва – Волга, было создано Угличское водохранилище и началось строительство гидроузла, включавшего плотину, шлюзы и гидроэлектростанцию. Причем при сооружении ГЭС ее место расположение перенесли от указанного в первоначальном проекте, чтобы не повредить памятнику истории и архитектуры – Иоанно-Предтеченскому храму. И это при том, что в ходе стройки века были снесены с лица земли многие монастыри и церкви, в том числе и в Угличе. С развитием волжского судоходства еще активнее заработал Угличский порт, а городская пристань к концу XX столетия стала излюбленным местом стоянки туристических теплоходов. 

Стойкость угличан в православной вере даже поколебала революционный задор представителей новой власти, призванных разрушить старую идеологию до основания. В июне 1918-го в городе вспыхнуло восстание, которое подавили, а угличан за непокорность обложили контрибуцией в 200 тысяч рублей.  Тем не менее, в сентябре того же года Улейминский волостной совет ходатайствовал перед Угличским уездным исполкомом о сохранении в помещениях органов власти и училищ православных икон, поскольку местные крестьяне настолько религиозны, что при входе первым делом снимают фуражки и крестятся. Поэтому в совете опасались, что, убрав иконы, представители власти окончательно потеряют поддержку и уважение населения. 

О годах первых пятилеток напоминает стоящий в Угличском кремле трактор — один из первых, выпущенных Харьковским тракторным заводом. На таком работала местная комсомолка, бригадир девичьей бригады трактористок Зина Золотова. Вряд ли это ее машина, но выпущена она была в 1936 г., а через год Зина погибла, и и ее имя увековечено в названии одной из городских улиц. 

Угличский гидроузел достроили уже после войны, в 1955 г. Работали там большей частью заключенные — не менее 75% от общего состава. Несмотря на изменение проекта, под воду созданного водохранилища ушли несколько монастырей, о чем скорбно напоминает поднимающаяся из речной воды колокольня Никольского монастыря в Калязине, что в нескольких десятках километров от Углича. Были затоплены многие населенные пункты и отдельные районы Углича, Калязина и Кимр; пришлось переселять почти 25 тыс. человек. В то же время создание гидроузла обеспечило на этом участке необходимые габариты судового хода, а в годы войны уже работающая ГЭС давала ток, поддерживая энергообеспечение Москвы. Объект признан памятником архитектурного наследия, а в здании управления открыт музей гидроэнергетики. 

Население Углича сегодня немного превышает 32 тыс. жителей и медленно уменьшается, но город работает. Выпускают продукцию два часовых завода, прославленная «Чайка» и «Звезда», где делают настольные и настенные часы под брендом «Михаил Москвинъ». Порт специализируется на добыче и реализации природных строительных материалов — песка, щебня. Есть предприятия по обработке металлов, изготовлению мебели, кабели и проводов, различного оборудования, точных приборов. Пекут хлеб, бутилируют местную минеральную воду и, на ее основе — фруктовые газированные напитки «Воды Углича». А еще город знаменит своими сырами, и здесь создан единственный в стране ВНИИ маслоделия и сыроделия.  Потенциал Углича вполне достаточен для того, чтобы не просто подняться — расцвести, и тогда в нем и вокруг будут стремиться селиться люди.

 

Евгений ШАПОЧКИН



Похожие публикации


Advertisement

Партнеры