15:02Где на 20 % снизилось количество фактов незаконного использования земельных участков

14:23Кто ответит за незаконную реконструкцию в Преображенском районе

13:13Третий раз в Новосибирске ищут подрядчика для подготовки к строительству четвертого моста через Обь

12:12Завешается строительство школы на территории ЗИЛа

11:28Как жители Курска платили за "Народный бюджет"

10:33Департамент Горимущества Москвы безвозмездно передал помещения совету ветеранов бутырского района

09:50Выяснилось, сколько проверок прошло на дорожных стройках Москвы

09:04На Сокольнической линии вновь открыли девять станций для пассажиров

08:30Остановка движения поездов в московском метро на кольце

17:49Рабочая группа при Минстрое России утвердила проект Справочника технологий водоподготовки и очистки воды

17:14Когда будут открыты девять станций красной ветки метро

16:05Какой радиационный фон обнаружен при строительстве участка Юго-Восточной хорды

15:15На МЦД-2 в районе Митино построят две станции

14:22Кто будет восстанавливать обрушившуюся Митридатскую лестницу в Крыму

13:19Где в Москве Госинспекция по недвижимости обнаружила нелегальный хостел

Нарышкинское барокко: архитектура, похожая на праздничный торт

logo russianconstruction.com
Нарышкинское барокко: архитектура, похожая на праздничный торт
Поисковые теги: архитектура Источник фото: Евгений ШАПОЧКИН

Конец XVII века ознаменован не только потрясающими молодую династию Романовых  стрелецкими бунтами, но и зарождением нового стиля, ставшего переходным мостиком от традиционного русского узорочья к европейской архитектуре.  Речь – о нарышкинском барокко. После воссоединения с Украиной, к нам приходит барочная архитектура правого берега Днепра - стиль, черты которого находят отражение как в гражданском, так и в храмовом зодчестве.



Пережив стрелецкий бунт, построил храм в стиле барокко 

Почему барокко называется нарышкинским? Да потому что один из первых шедевров в этом стиле построен родственником Петра Первого по материнской линии Львом Нарышкиным. История этого деятеля петровской эпохи очень увлекательна и поучительна. 

…Перед какой именно иконой истово молился о своем спасении 15 мая 1682 года Лев Кириллович Нарышкин, когда толпа ворвавшихся в Кремль стрельцов рубила на куски его брата Афанасия, князя Григория Ромадановского, боярина Артамона Матвеева и других приближенных к царской семье дворян? Перед образом Спаса Нерукотворного или Покрова Пресвятой Богородицы? Бог весть! Но обет свой дядя будущего первого императора России исполнил. 

Стрелецкий бунт зрел давно. Дело в том, что в новые, петровские, полки набирали, в основном, иноземцев, и выплату жалования им, в отличие от стрельцов, не задерживали. Так что стрельцы искали только повода, чтобы выплеснуть свое недовольство. 

 Октавия Россиньон, «Царь Петр Алексеевич во время стрелецкого бунта в Московском Кремле 15 мая 1682 года», 1839 год 

27 апреля умер, не оставив наследников, царь Федор Алексеевич, и новым государем выкликнули не старшего Ивана, сына Алексея Михайловича от первого брака с Марией Милославской, а юного Петра. За этими событиями последовало стремительное усиление позиций его родственников по линии матери, Нарышкиных. Милославские, в том числе и царевна Софья, сумели возмутить стрельцов. И началось… 

Зрелище кровавой расправы над близкими не могло не отразиться на характере будущего великого государя, и вторая попытка стрельцов привести к власти Софью закончилась заточением царевны в монастырь, ссылкой ее приближенного – князя Василия Голицына и казнью главы стрелецкого войска Федора Шакловитого. А третий стрелецкий бунт был быстро подавлен у стен Ново-Иерусалимского монастыря. «Утром стрелецкой казни» 10 октября 1698 года расправа над бунтовщиками не завершилась: следствие и исполнения приговоров продолжались до 1707 г. Стрелецкое войско расформировали, семьи московских стрельцов выселили из Первопрестольной. 

Лев Нарышкин в 1690 г. возглавил Посольский приказ.  Получив по наследству Романов двор, усадьбу на Воздвиженке рядом с Кремлем, он приобрел несколько соседних зданий и начал строительство нового каменного Знаменского храма, одного из первых шедевров стиля,  именуемого впоследствии «нарышкинским барокко». Одновременно в подмосковном селе Нарышкиных, Филях, строилась – в этом же стиле – церковь Покрова Пресвятой Богородицы.

Москва, Романов двор: храм «иже под колоколы» 

Европейское барокко, с его округлыми, изогнутыми формами переняло у Ренессанса ордерную систему, подчиненность всех элементов здания единому замыслу. Барокко «нарышкинское» – это многоярусные, как правило, центрические храмы, взявшие из прошлого галереи-гульбища и ряд элементов декора. Это симметрия, контраст красных плоскостей стен и белокаменной лепнины, овальные или восьмиугольные окна, неожиданно появляющиеся в верхнем кубе, «петушиные гребни», завершающие четверики и восьмерики вместо рядов кокошников, граненые главы над сужающимися кверху ярусами восьмигранных барабанов. В одном из нижних восьмериков размещали звонницу, и этот тип церквей получил название «иже под колоколы». 

Даже иностранцы, критически относящиеся к самобытности русского искусства, не считают «нарышкинское» барокко слепым следованием европейскому стилю. Эти строения  торжественны, нарядны. Ажурность декора придает им возвышенность и легкость. Но, в отличие от шедевров русского узорочья, декор не покрывает стены храма полностью, а располагается в соответствии с требованиями ордера.

 Шереметев двор. Церковь Знамения на Шереметьевом дворе Шереметев двор. Чешуйчатые главы Знаменского храма

…Икона Божией матери «Знамение» считалась покровительницей дома Романовых, и Лев Нарышкин не стал изменять посвящение церкви на Романовом дворе. Храм был выстроен «кораблем», с приделами Сергия Радонежского и Варлаама Хутынского. По широкой лестнице поднимались на арочную галерею, охватывающую здание с трех сторон. Верхнюю часть галереи украшал ряд ширинок. Торжественную красоту храма – дома Божьего - подчеркивало и внутреннее убранство, в первую очередь, резные, многослойные иконостасы, увитые виноградными гроздьями. С «петушиными гребнями» парапетов перекликались «разорванные» завершения наличников, следующих тем же формам.

 Шереметев двор. В Знаменском храме

Знаменскую церковь венчают четыре главы, поставленные «в ряд», при этом близкие по размерам. Центральная возвышается над тремя другими на трех восьмериках, в среднем из которых — колокольня. Храм соединялся с домом Нарышкиных и служил их семье домовой церковью.  

Граф Шереметев привез на Воздвиженку жену, крепостную актрису 

Венценосный племянник Нарышкина домовые церкви не жаловал, и в 1722 году храм стал приходским. Какое-то время он даже стоял запечатанным, но позже службы в нем возобновились. Последняя владелица усадьбы, внучка Льва Нарышкина Екатерина, вышла замуж за Кирилла Разумовского, брата приближенного к императрице Елизавете Петровне Алексея Разумовского. Их свадьба проходила на Романовом дворе, и государыня почтила торжество своим присутствием.

Шереметев двор. Угловой дом Разумовского


В конце 1780-х Кирилл Разумовский перестроил нарышкинский дом, превратив его в настоящий дворец, выходящий фасадом на Воздвиженку. Напротив него был, также в классическом стиле, выстроен еще один дом Разумовских, который называли «угловым». Сын Кирилла Разумовского, Алексей, женатый на Варваре Петровне Шереметевой,  в 1799 г. продал имение ее брату, графу Николаю Петровичу Шереметеву. Сюда после венчания привез Николай. Шереметев молодую жену – бывшую крепостную актрису Прасковью Ковалеву-Жемчугову. А двор, да и бывший Романов переулок стали именоваться Шереметевыми.

В память крепостной актрисы 

В 1812 году дом сильно пострадал от пожара. И супруга наследника Шереметевых, Дмитрия, Анна Сергеевна Шереметева пригласила известного московского архитектора А. С. Григорьева, под руководством которого были отремонтировали фасады храма. Архитектор переделал интерьер, объединив трапезную с четвериком храма, а боковые приделы – с центральным престолом. Были увеличены оконные и дверные проемы, заложены входы с гульбища, выложены новые каменные полы и солея, сделан новый иконостас. 

Внук Николая Петровича Александр Шереметев существенно изменил вид усадьбы, построив перед дворцом доходные дома. В главном доме усадьбы в конце XIX века заседала Городская Дума, позже – размещался Охотничий клуб, на сцене которого играли будущие артисты Московского художественного театра. В первые годы Советской власти усадьбу заняла Военная Академия, а затем – кремлевская больница. Шереметев переулок стал улицей Грановского. 

Знаменский храм закрыли в 1930 г.  Его приспособили для нужд кремлевской больницы и столовой, расположив последнюю непосредственно в церкви. Храм лишился глав, многих элементов декора, арки галереи заложили кирпичом. Облик сооружения был изуродован перекрытиями и пристройками. Вдобавок, при бомбежке в 1941 году были выбиты окна. 

В 1950-х была проведена первая реставрация храма: восстановлены барабаны и три главы, белокаменный декор. Следующая реставрация проводилась в 1970-х, но состояние постройки ухудшалось, чему способствовало проседание фундамента и вибрация, передающаяся на стены от вытяжных труб. Храм все же устоял и дожил до капитального ремонта, проведенного уже после возвращения святыни церкви в 2005 году и завершившегося в 2008-м., чему немало способствовали первые лица государства.

 Шереметьев двор. Знаменская церковь


А переулок вновь именуется Романовым, и многочисленных туристов приводят во двор, где возвышается Знаменская церковь, бывшая домовым храмом знаменитых родов России – Романовых, Нарышкиных, Разумовских и Шереметевых.  

Фили: в этом храме Петр Первый пел на клиросе 

Образцом «нарышкинского» барокко принято считать храм Покрова Пресвятой Богородицы в Филях. В основном, строительные работы были завершены уже в 1691 году, отделка – двумя годами позже. Здание возведено на месте ранее стоявшего здесь деревянного Покровского храма, выстроенного в 1619-м. в честь победы над войсками польского королевича Владислава и примыкавшего к нему гетмана Сагайдачного, что с завершением польских претензий на русский трон ознаменовало собой окончание Смутного времени. 

Лев Нарышкин построил здесь центрический пятиярусный храм «иже под колоколы». Над двумя четвериками, нижний из которых опоясан галереей, возвышаются, последовательно сужаясь, три восьмерика. В плане от центра здания расходятся четыре каменных лепестка притворов, визуально отделенные от основного объема белоснежными элементами декора.

 Фили. Храм Покрова 


Здесь два храма: нижний, отапливаемый, посвящен празднику Покрова Богородицы, и верхний, летний, освященный во имя Спаса Нерукотворного, перекрытый сомкнутым сводом. Повторяют убранство Знаменского храма белокаменные полуколонки, «петушиные гребешки» парапетов и оконных завершений и пояс ширинок по всей галерее – но на нее ведут уже три широких, парадных крыльца.  Пять золотых глав венчают церковь, одна – центральная и четыре – над каждым из полукруглых выступов-лепестков. Коронка на кресте центральной главы и двуглавый орел на западной напоминают о внимании к храму царской семьи. Петр выдал Нарышкину 400 червонцев на золочение крестов, а после взятия Нарвы вывез из захваченного города цветные витражи и подарил дяде. Помогла деньгами при строительстве Покровской церкви и вдовствующая царица Наталья Кирилловна. Порой, посещая храм, молодой Петр пел на клиросе. Считается, что изображение архидиакона Стефана в верхнем храме списано с будущего первого императора.

 Фили. Покровская церковь. Петушиные гребни и  завершения наличников


Внутренние объемы притворов плавно переходят в центральную часть храма, и впервые посещая его, словно путешествуешь по небольшим залам, дивясь красоте настенной росписи (XIX век). Иконостас, напротив которого устроен балкон, являющийся одновременно и царской ложей, изготовил в барочных традициях мастер Карп Золотарев. Здесь во множестве встречаем многослойную резьбу по дереву с позолотой, виноградными гроздьями и листьями.

 Покровская церковь. Коронка на кресте центральной главы и двуглавый орел, венчающий крест главы притвора


Храм стоял на пути паломников в Саввино-Сторожевский монастырь, и село долгое время по его имени называлось Покровским. В 1812 г. французские кавалеристы устроили в нем конюшню – они берегли мерзнущих лошадей, а чужими святынями интересовались только по линии грабежей. 

При советской власти Покровскую церковь не закрывали до самой войны. В июле 1941 года, чтобы храм не служил ориентиром для немецких бомбардировщиков, с него сняли сверкающие позолотой главы, но несколько зажигательных бомб сюда все же попали. В нижнем храме некоторое время был госпиталь, затем – склад бумажных изделий, потом, после первого этапа реставрации, продолжавшейся в целом около 25 лет, – филиал музея им. Андрея Рублева. С 1992 г. храм Покрова в Филях возобновил богослужения.

Широкие лестницы крылец подчеркивают торжественность в восприятии храма. Храм устремляется ввысь. 


В отличие от Знаменского храма на Шереметевом дворе, в Филях было достаточно места, чтобы не сдерживать размах композиции. Нарышкин разбил здесь парк, выстроил дом, конюшню, другие хозяйственные постройки, которые не сохранились. 

В последние годы  XVII века Лев Нарышкин постепенно утратил свое влияние. Посольский приказ возглавил адмирал Головин, и дядя государя лишь замещал его во время отсутствия. Современники считали его человеком гордым, своенравным, не всегда умеренном в питии. Он скончался в 1705 году, обессмертив свое имя не успехами в делах государственных, а созданными, благодаря данному им обету, красивейшими  памятниками русского зодчества – храмами в стиле «нарышкинского» барокко. 

Троице-Лыково: купцы Карзинкины построили в историческом имении больницу и богадельню

На старом пути в Саввино-Сторожевский монастырь стоит еще одна церковь, выстроенная в стиле «нарышкинского» барокко: храм Живоначальной Троицы в Троице-Лыкове. Имение на западе от Москвы (сейчас это западная окраина столицы) принадлежало князю Борису Лыкову-Оболенскому, видному деятелю эпохи Смутного времени. В его послужном списке и победы над польско-литовскими интервентами, и вхождение в состав «Семибоярщины», и участие в Земском соборе, избравшем на царство Михаила Романова,  и управление рядом важных приказов.

 Троице-Лыково. Храм Живоначальной Троицы


Боярин Лыков был женат на сестре патриарха Филарета Анастасии Никитичне Романовой и молодому царю приходился дядей. Не один храм возвел на своих землях Лыков, и немалую поддержку оказывал он Нило-Столобенской пустыни, чьи золотые купола величественно и строго возвышаются над озером Селигер. Дочь Лыкова была женой трагически погибшего на второй день стрелецкого бунта Ивана Нарышкина. Село перешло к его брату Мартемьяну, начавшему строительство каменного Троицкого храма на месте, как часто бывало, одноименной деревянной церкви.

 Троице-Лыково. Каменный декорТроицкого храма


В отличие от большинства «нарышкинских» церквей, это здание выполнено не в красно-белой цветовой гамме, а плывет над Москвой рекой подобно белому лебедю — сравнение из глубины веков. Основные работы закончились к 1694 году, освящение состоялось в 1708-м, в присутствии царя Петра. Мастера Оружейной палаты изготовили для храма прекрасный девятиярусный иконостас.

 Троице-Лыково. Каменные узоры и строгое следование ордеру


К основному объему — четверику на высоком подклете, примыкают алтарь и западный притвор, завершающиеся двумя ярусами восьмигранных барабанов. На четверике возведены последовательно три сужающихся восьмерика, в среднем из которых, называемом «звоном», устроена колокольня, а верхний стал основанием для золоченой главы. Главы алтаря и притвора — темные, усыпанные золотыми звездами. Церковь призывала верующих поднять свои взгляды к небу - считается, что, в отличие от западноевропейских мастеров, в «петушиных гребешках» наши зодчие видели облака, среди которых парит, приподнимаясь над всем земным, русский православный храм.

 Центр композиции и оформление оконного проема


Каменное убранство Троицкой церкви оригинально: рисунок наличников, обрамляющий окна, нигде не повторяется. Интерьер выполнен не менее изысканно: кроме барочного иконостаса, растительный орнамент с виноградными кистями украшал двери, ставни, резное царское место, окна хоров. Стены изнутри были расписаны под мрамор. Храму изрядно досталось в 1812 г. — его разграбили французы, но часть награбленного партизаны отбили и вернули, а император Александр I пожертвовал пострадавшему приходу бронзовое паникадило с хрустальными подвесками. 

…После кончины Мартемьяна Нарышкина Троице-Лыково перешло к его брату Льву Кирилловичу, о котором мы уже писали выше. В середине XVIII имение вновь сменило хозяев. Владел им известный дворянский род Бутурлиных, а впоследствии поместье купили купцы Карзинкины, представители трех поколений которых служили в храме церковными старостами. Они же построили здесь богадельню и бесплатную больницу для всех нуждающихся в медицинской помощи.  Причем Карзинкины занимались не только церковными делами — они покровительствовали искусствам и принимали в своем имении Третьяковых, Васнецовых, Гнесиных, семью Шаляпина. Здесь бывал патриарх Тихон. Один из основоположников «русского стиля» в архитектуре И. П. Ропет построил для Карзинкиных деревянный дом с узорчатыми башенками (не сохранился), куда они и переехали, отдав каменное здание усадьбы под богадельню. По замыслу последних хозяев, территория Троице-Лыкова должна была отойти во владение организованному с их участием женскому  Свято-Троицкому  монастырю. 

В 1930-х храм закрыли. Здание хотели перестроить под выставку достижений Туркменской ССР. Но не успели — в 1935 г. комиссия Лиги Наций объявило его памятником архитектуры мирового значения. За храмом стали присматривать уже как за объектом всемирного культурного наследия. В 1970-х провели реставрацию. Предполагалось разместить в его стенах филиал музея, но наступили перемены…

 Троице-Лыково. Западный притвор


Сейчас храмы Троице-Лыкова возвращены церкви. Здесь учреждено подворье Покровского монастыря, устроена православная гимназия. Службы ведутся в каменной Успенской церкви, построенной Н. А. Бутурлиным. Территория усадьбы приведена в порядок. Обретет новую жизнь и Троицкая церковь. 

Крепостного гения Якова Бухвостова спас его талант

Далеко не все имена зодчих допетровского времени дошли до нас. Но нескольких мы знаем. Один из них — Яков Григорьевич Бухвостов, крепостной архитектор дворян Татищевых. Доподлинно известно, что им построены Успенский собор в Рязани (1693 – 1699), Входоиерусалимская надвратная церковь в Новоиерусалимском монастыре (1694 – 1697),  и Спасо-Преображенский храм в селе Уборы (1689 – 1697), принадлежавшем П. В. Шереметеву. Приписывают Бухвостову авторство шедевров «нарышкинского барокко» в Троице-Лыкове, Зюзине и даже Филях, хотя в последнем случае предполагают возможность участия другого зодчего, Петра Потапова, строившего в Новодевичьем монастыре.

 Входоиерусалимская надвратная церковь в Новом Иерусалиме и Спасский храм в Уборах


Далеко не все имена зодчих допетровского времени дошли до нас. Но нескольких мы знаем. Один из них — Яков Григорьевич Бухвостов, крепостной архитектор дворян Татищевых. Доподлинно известно, что им построены Успенский собор в Рязани (1693 – 1699), Входоиерусалимская надвратная церковь в Новоиерусалимском монастыре (1694 – 1697),  и Спасо-Преображенский храм в селе Уборы (1689 – 1697), принадлежавшем П. В. Шереметеву. Приписывают Бухвостову авторство шедевров «нарышкинского барокко» в Троице-Лыкове, Зюзине и даже Филях, хотя в последнем случае предполагают возможность участия другого зодчего, Петра Потапова, строившего в Новодевичьем монастыре. 

История Бухвостова весьма занимательна. Она чем-то сродни злоключениям современных дачников, попавшихся на крючок строительным бригадам, что нахватают заказов и вместо положенных пары месяцев тянут с возведением садовых домов все лето, осень, а порой и следующий сезон. Возможно, Бухвостов в силу своего крепостного статуса не имел права отказать заказчикам из числа сильных мира сего. Но факт: начав строительство в Уборах, он этот объект оставил, отправившись в Рязань: проект главного городского собора был куда масштабнее, а значит, и выгоднее. Мастер метался между Новым Иерусалимом, Уборами и Рязанью, и, понятно, не успевал нигде. Шереметев, будучи в преклонных летах, забеспокоился и объявил сбежавшего зодчего в розыск. Бухвостова нашли, отослали Шереметеву, и он вскоре опять сбежал в Рязань. Кто-то пишет, что его там изловили, а кто-то — что явился с повинной сам, но был приговорен к битью кнутом с последующей передачей  Шереметеву. Если выживет. Боярин, предчувствуя близкий конец и опасаясь не увидеть при жизни завершенного храма, отмолил Бухвостова у властей и взял мастера на поруки. Как в воду глядел Шереметев: до окончания  строительства он не дожил. Но стоит в Уборах построенный Бухвостовым храм…

 Уборы. Храм Спаса Нерукотворного образа утопает в зелени


Недаром знаток «нарышкинского» барокко В. Н. Подключников, исследовавший перед войной многие памятники русского зодчества, включил храм в Уборах в свой альбом наряду с двумя другими шедеврами стиля – церквями в Филях и в Троице-Лыкове. Такой же центрический ярусный храм «под колоколы» украшен белокаменной резьбой. Звонница, как и было принято, устроена в среднем восьмерике, над которым возвышаются гребни с белоснежными раковинами. Решетчатые, как у голландских барочных зданий, окна в полукруглых выступах нижнего яруса окаймляет лепнина с «разорванным» навершием.

 Уборы. Многообразие каменного декора

Оформление оконных проемов разнится – особенной вычурностью отличается окантовка окон первого восьмерика. Да и сами окна разные: прямоугольные в нижнем ярусе, восьмигранные – над ними, в верхней части четверика. А в нижнем восьмерике окна также решетчатые, но – арочные. Витые колонны разделяют выгнутые стены апсид, на гранях первого восьмерика резные колонки установлены парами. Солнечный, оранжевый цвет стен контрастирует и с белокаменной резьбой, и с ярко-красным парапетом галереи, в нишках и на тумбах которого мастера поместили узор из виноградных кистей, а на самих тумбах возвышаются каменные вазы, покрытые растительным орнаментом. Темная главка на восьмигранном барабане усеяна золотыми звездами. Говорят, что внутреннее убранство храма по красоте не уступало его внешнему оформлению, но, увы, не сохранилось. Зато сейчас здесь проводятся службы, а на одном из домов по дороге от остановки автобуса к церкви прикреплена табличка: «Улица «Путь к храму».

Западный фасад и иконостас Спасского храма

Зюзино: Борис построил храм, посвященный Борису 

Храм Бориса и Глеба в Зюзино (1698 – 1704), давно ставшем одним из районов Москвы, выглядит скромнее. Бухвостов построил его по заказу владельца имения, князя Б. И. Прозоровского, сына казненного Степаном Разиным астраханского воеводы. Сам же Борис вместе со старшим братом по приказу атамана был повешен за ноги и на всю жизнь остался хромым. Старшему брату, которого также звали Борисом с приставкой «старший» повезло меньше – его после пытки убили.

 Зюзино. У подножия Борисоглебского храма установлены крест и памятный камень всем, погибшим за Отечество. 


По окончанию мятежа Борис Прозоровский – «меньшой» был возвращен в Москву и пожалован в стольники, а потом – в бояре. Служил верой и правдой Петру, участвовал в его поездках в Архангельск и Воронеж, где строился русский флот, Особое расположение императора подтверждает и то, что Прозоровский – один из немногих – присутствовал при венчании Петра и Екатерины. В 1687 году он получил во владение Зюзино и решил строить там храм, посвятив его первым русским православным святым – Борису и Глебу.  Первый, деревянный храм, был построен уже в 1688 году, но и простоял недолго – строительство каменной церкви на высоком подклете началось десять лет спустя.

 Зюзино. Храм св. князей Бориса и Глеба. Парадные лестницы


В нижней части здания была устроена теплая зимняя церковь, освященная во имя святого равноапостольного князя Владимира. Верхний, летний храм посвящен святым Борису и Глебу. Три граненые золотые главы – центральная, над алтарем и притвором и две широкие лестницы, ведущие в летний храм, пожалуй, наиболее эффектное украшение строения – внешнее каменное убранство не так богато. Во второй половине XIX в. к храму пристроили колокольню, но она не сохранилась. Сейчас Борисоглебский храм в Зюзино действует (а что только не размещалось в нем при Советской власти, и завод искусственных алмазов, и архив Минстанкопрома). Вокруг него кипит приходская жизнь.

 Рязань. Успенский собор

…А Успенский собор, еще одно творение Якова Бухвостова, стал подлинным украшением Рязанского кремля, хотя конструкция его проста: пятиглавие на четверике с характерным красно-белым цветовым решением фасада и белокаменным декором. Тем не менее, храм, на целых 13 метров превосходивший высотой Успенский собор в первопрестольной, а по длине уступающий лишь Софийским соборам Новгорода и Киева, долгое время служил архитектурной доминантой города. Белокаменная резьба, украшающая наличники, порталы и колонны, признана шедевром русского камнерезного искусства. 

Сам же крепостной мастер, оставивший нам столько замечательных произведений русского барочного зодчества, был… неграмотным. Подпись за него ставил – «руку прикладывал» – верный человек. Тем ярче гений зодчего, чей талант ценили именитые заказчики. В память о нем после Октябрьской революции была переименована одна из Петровских улиц в Москве, в районе Преображенской площади. Три улицы, называвшиеся ранее 1-я, 2-я и 3-я Петровские стали именоваться Бухвостовы улицы: одна увековечивает имя первого солдата потешного полка Петра I С. Л. Бухвостова, другая – известного уже нам Якова Григорьевича, а третья - архитектора С. А. Бухвостова, также строившего в Ново-Иерусалимском монастыре. Но какая из улиц чье имя из перечисленных Бухвостовых носит – так и не указали…  

Софрино: Варвара Ягужинская отпустила своих крестьян на волю 

Тем, кого заинтересуют жемчужины «нарышкинского» барокко, стоит посетить и подмосковное село Софрино, лежащее на старой дороге из Москвы в Троице-Сергиеву лавру. Когда-то это село на берегу реки Талицы называлось Супоневым, потом - Сафариным, по имени купца, ставшего его владельцем в XVI в. Затем село отошло в государственную казну, а в 1680-х было пожаловано царскому тестю Ф. П. Салтыкову – его дочь Прасковья стала женой соправителя Петра, молодого царя Ивана Алексеевича. Салтыков затеял бурное строительство – разбил сад, устроил парк с прудом, основал ткацкую фабрику, возвел двухэтажные палаты и, рядом с ними – домовую церковь, ярусный центрический храм «иже под колоколы», по образу эффектных строений Нарышкиных, посвятив его Смоленской иконе Богоматери.

 Софрино. Храм Иконы Божией Матери Смоленская с пристроенными трапезной и колокольней

Сейчас храмовая композиция предстает перед нами «кораблем» – но трапезная и колокольня были пристроены уже в следующем столетии, с использованием материала от разобранной галереи-гульбища. В отличие от построек Бухвостова, здесь на четверик поставлены четыре восьмерика, причем два нижних имеют окна, освещающие интерьер. В третьем расположена звонница, на четвертом установлена чешуйчатая глава. Гребнеобразные парапеты восьмериков украшают шары (в 1-м и 3-м ярусах) и башенки-пинакли – во втором. Небольшая коронка на кресте напоминает о внимании к храму венценосных особ – царский поезд не раз останавливался здесь по пути в Лавру.

 Софрино. Смоленский храм. Гребни второго восьмерика больше напоминают облака и увенчаны пинаклями. Треугольные парапеты первого и третьего восьмериков завершаются каменными шарами


Село вновь сменило хозяев: дочь Николая Салтыкова Варвара стала второй женой сына сподвижника Петра Великого Сергея Павловича Ягужинского. Отпрыск птенца гнезда Петрова дослужился до генерал-поручика, но состояние свое почти полностью промотал.  Варвара Николаевна надолго пережила мужа, скончавшись в 1843 г. в возрасте 94 лет. Известно о ней то, что она отказала в беседе Пушкину, искавшему подробные сведения о петровской эпохе и сожгла архив Павла Ягужинского – на всякий случай, памятуя о том, как свекровь ее, известная нам по фильму «Гардемарины, вперед», была за политические интриги отправлена в Сибирь с вырезанным языком.

 Смоленский храм. Просматриваются различия в каменном убранстве ярусов, а  уровень входа напоминает о существовавшей ранее галерее


Но главное, чем запомнилась Варвара Ягужинская простым людям, так это тем, что почти за 30 лет до отмены крепостного права отпустила всех своих крестьян на волю и – с землей и угодьями! В память об этом благородном поступке на восточной стене Смоленского храма установлена мемориальная доска, сохранившаяся до наших дней.

 Софрино. Мемориальная доска в память Варвары Ягужинской


В начале ХХ в. на средства купчихи В. А. Егоровой с южной стороны к храму пристроили Никольский придел.  В 1938 г. храм закрыли; церковное имущество удалось сберечь в музее «Коломенское». Сохранить сам храм помогла реконструкция, проведенная в 1970-х. Сейчас он действует, хотя и не всегда открыт. 

Архитектура, похожая на праздничный торт 

Удивительно, что храмы «нарышкинского» барокко порой сравнивают с … праздничным тортом. А, может быть, это кондитеры позаимствовали торжественную, величественную, радующую глаз форму у барочных шедевров? Но московское барокко – это не только храмы с ярусной центрической композицией. Одна из ранних построек той архитектуры – церковь Воскресения в Кадашах в Замоскворечье. Пять золотых глав поднимаются над алым четвериком, обильно украшенным белоснежными барочными гребнями самой причудливой формы, грани световых барабанов разделены витыми полуколонками, меж которых вытянулись решетчатые окошки. Храм возведен в 1687 году, а через восемь лет к нему пристроили шестиярусную колокольню, достигающую в высоту 43 метра и выполненную в том же стиле.

 Замоскворечье. Храм Воскресения в Кадашах


Сказочной красоты роспись в виде виноградных лоз покрывает стены трапезной палаты (1686 – 1692) в Троице-Сергиевой лавре – и этот узор повторяется в каменной резьбе ее колонн.

 В Троице-Сергиевой Лавре.


Здесь же, в Лавре, можно любоваться надвратной церковью св. Иоанна Предтечи (1693–1699) с пятью гранеными главами на высоких барабанах. В нижнем и верхнем четвериках устроены восьмигранные окна, только они несколько вытянуты, причем нижние ориентированы горизонтально, а верхние – вертикально.

 Граненые главы Иоанно-Предтеченского храма


Прекрасны Успенский храм (1685 – 1687), Покровская (1683 – 1688) и Преображенская (1687 – 1689) надвратные церкви Новодевичьего монастыря, да и другие его строения не уступают им по величию и красоте…

 Новодевичий монастырь. Успенская церковь


Многие шедевры московского барокко связаны с именами известных деятелей петровской эпохи. Новый стиль в русской архитектуре сложился накануне великих перемен в жизни России – и сложился также не без европейского влияния. Да, московское барокко порой называют переходным мостиком к архитектуре нового времени. Но творческий поиск отечественных зодчих, несмотря на последующее длительное, почти 150-летнее превалирование западной архитектуры, продолжался, обогащаясь новыми знаниями, навыками и образцами. Эпоха средневековой русской архитектуры завершилась на высокой ноте. И то, что спустя полтора столетия российская архитектурная мысль обратилась к многовековой традиции, идущей от крестово-купольных храмов, шатровых церквей и узорочья, подтверждает, что как самостоятельное, достойное мирового признания направление наше зодчество, безусловно, состоялось.

 

Евгений ШАПОЧКИН



Похожие публикации

Все по теме: архитектура


Партнеры