15:01Наконец запущен участок Северо-Восточной хорды в районе Метрогородока

14:22Где в Москве построят современный спортивный комплекс с бассейнами и игровым залом

13:40Когда запланирована реконструкция футбольного стадиона «Москвич» в Текстильщиках

12:49Пожар в Татарстане едва не сгубил троих рабочих

11:27Что будет с дачными участниками этим летом

10:18В районе Косино-Ухтомский обновят электроподстанцию «Каскадная»

09:07Каким образом будет проложен путь от «Давыдково» до «Карамышевской»

17:09Мэр Москвы презентовал новейшее полицейское здание

15:39При очередных санкциях США «Газпром» сам достроит «Северный поток – 2»

14:02Выяснилось, сколько застройщиков запросили подключение к ресурсоснабжающим организациям

12:39Где Южном Медведково начали строить дом по реновации

11:29В Омске cредь бела дня случился «прорыв»

10:09Не вся реновация нужна жителям столицы

09:00Где можно узнать о замене лифтов в вашем доме

18:02Дмитрий Пестов: 4 новых газопровода ввели в Московской области

Эколог Марк Андея: Хотели блеснуть перед премьером «экологией», но, увы, ничего не работает

logo russianconstruction.com
Эколог Марк Андея: Хотели блеснуть перед премьером «экологией», но, увы, ничего не работает
Поисковые теги:

Почему наше государство не заинтересовано в зеленой экономике? Чем нам могут помочь собственные национальные зеленые стандарты?


Для дальнейшего чтения материалов, пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.

В последнее время все громче звучат голоса в пользу того, что нам нужны собственные экологические стандарты. Почему нам недостаточно проверенных временем BREEAM и LEED, по которым работает вся Европа? Об этом и о многом другом нам рассказал руководитель отечественного экологического проекта «Карта качества» Марк АНДЕЯ.

 

Суть зеленой экономики — в сокращении углеродного следа

— Марк Андреевич, зачем нам нужны свои собственные зеленые стандарты?

— На самом деле однозначного ответа нет. Я бы другим вопросом озадачился: как Россия в принципе относится к зеленой экономике. Потому что зеленая экономика — как маркетинг, как некое полномасштабное внедрение в умы, как позиция государства, как поступательное внедрение чистых или зеленых технологий — у нас пока, увы, не состоялась. Если сравнивать это с тем, что произошло в Европе, Китае, Индии, странах АТР, США, Канаде и др.

Между тем в мире зеленое строительство не существует в отрыве от других концепций: быт, транспорт, производство, продукты питания. Это, прежде всего, определенная философия. Ее суть — в сокращении углеродного следа, то есть вредных выбросов, которые появляются в результате человеческой деятельности.

Человечество хочет пребывать в позитивном настроении. А это происходит, когда оно видит какой-то прогресс. Сегодня прогресс наблюдается в основном на базисном, технологическом уровне. В развитых странах решили, что следующим технологическим укладом, к которому идет прогресс, будет всесторонняя ресурсоэффективность.

 

М. Андея: «В развитых странах решили, что следующим технологическим укладом, к которому идет прогресс, будет всесторонняя ресурсоэффективность»

 

Где место России в этом движении? Вопрос пока открытый.

В одном из своих недавних выступлений небезызвестный Герман Греф сказал такую фразу: «Вопрос не в том, что существует некий заговор против России, и поэтому дешевеет нефть. Вопрос в том, будет ли нужна эта нефть в таких объемах в ближайшем будущем?».

Напомню, один только концерн Tesla уже выпустил на рынок 35 тыс. электромобилей! С 2020 года план — 600 000 только автомобилей Tesla. А делают электромобили все крупные международные автоконцерны. США и ряд европейских стран в ближайшем будущем просто пересядут на электрический транспорт. И где мы тогда окажемся с нашей зависимостью от нефти?..

Эколог Марк Андея: Хотели блеснуть перед премьером «экологией», но, увы, ничего не работает

Электромобиль Tesla

 

Нечего на BREEAM и LEED пенять, коли многоэтажка крива

— Почему нам недостаточно зарубежных экологических стандартов, надежных и проверенных?

— Объясню. Эти стандарты не то чтобы высоки для нас. Они по-другому устроены, требуют другой изначальной организации, проектной команды, других задач, которые решает девелопер.

А у нас как зачастую все происходит? Мы строим как придется, но легко можем подогнать то, что строим, под некие стандарты, заплатив за это энную сумму и получив сертификат — тот же BREEAM или LEED. На базовом уровне, с невысокими показателями, но главное, что кичимся сертификатом. Таким образом, мы выполняем главную маркетинговую задачу: делаем объект дороже… 

К слову, у нас в России есть объекты, сертифицированные по BREEAM и LEED, но на самом деле это в основном просто «алхимия бумажных доказательств», позволительная в рамках работы c этими стандартами.

Объясняется все просто. Девелоперы не ставили перед собой задачи создать зеленое здание. Они ставили задачу создать обычное здание, но где бы еще присутствовал сертификат как маркетинговый инструмент.

Либо, возможно, была другая цель: соответствовать международным требованиям. Как это получилось на олимпийских объектах в Сочи или у некоторых иностранных компаний, где того требуют внутренние корпоративные стандарты (например, офисы Дойче Банка).

Да, там эти требования были выполнены в весьма умеренном формате, но, надо сказать, что все сделано без особого желания и рвения — формально.

 

Самое большее, что может сделать девелопер, это продать относительно чистый воздух и зеленые насаждения

— Почему же наши девелоперы не заинтересованы в строительстве реально зеленых зданий? Ведь это, по идее, должно повышать капитализацию объектов?

— После жесткого «наезда» на наших девелоперов все-таки скажу несколько слов в их поддержку.

На самом деле, спроектировать и построить здание по «Бриаму» (BREEAM) или «Лиду» (LEED) в российских условиях весьма непросто. У застройщика просто нет возможности закладывать такие цели в свой девелоперский цикл. У него другая парадигма.

Ведь если мы говорим о зеленом здании, то оно должно быть экологически безопасным, эффективно расходующим все ресурсы.

 

М. Андея: «Спроектировать и построить здание по BREEAM или LEED в российских условиях весьма непросто. У застройщика просто нет возможности закладывать такие цели в свой девелоперский цикл»

 

Здесь важно и то, как это технически достигается. Например, в Европе активно используется информационное моделирование зданий и энергетическое моделирование. BIM там — чуть ли не обязаловка. Потому что в самой технологии информационного моделирования заложены принципы ресурсосбережения.

В случае с зеленым зданием требуется для начала создать так называемую белую инфраструктуру. Но не просто, скажем, велопарковки, а душевые для велосипедистов, комнаты для переодевания и т.д.

И уже в рамках эксплуатации здания применяются всевозможные маркетинговые модели, популяризирующие сам факт «прибывания» на работу на велосипедах.

Где вы такое видели у нас? Это другая реальность! Самое большее, что у нас есть, это сами велопарковки.

Если говорить о зеленом здании, следует обязательно упомянуть о вторичном использовании ресурсов — в первую очередь воды. За рубежом сегодня модно собирать дождевую воду. У нас же нет смысла ее собирать, поскольку из-за «странности» наших СанПиНов на смыв в унитаз в России идет вода питьевого качества, хотя никому у нас и в голову не придет пить воду, которая поступает в унитаз.

Ну и наконец, желательно, чтобы объект был самодостаточным: то есть, насколько возможно, с минимальным потреблением энергии.

Так вот, все это вместе взятое пока достаточно сложно для наших девелоперов. Все, что может сейчас отечественный застройщик, это продать саму экологичность места: хорошее красивое место, чистый воздух, зелень, отсутствие автомобилей, близость водоемов.

Никто не продает измеряемую ресурсоэффективность здания или реальную экологичную и здоровую измеряемую внутреннюю среду, поскольку это, еще раз повторю, очень сложно и дорого воплотить. Но и воспринять такую модель сложнее.

 

Мало напичкать здание передовыми технологиями — нужно, чтобы все это еще и работало

— Но ведь мы же строим инновационные объекты. Взять наши наукограды, хотя бы самый известный из них — Сколково. Неужели и там не приживаются экологические решения?

— Россия настолько консервативна, что даже когда строит какие-то показательные объекты, например Гиперкуб «Сколково», даже там совсем «не дотягивает» по части экологии.

Хотели блеснуть Гиперкубом перед премьером Дмитрием Медведевым. Продемонстрировали ему, что здание напичкано передовыми технологиями. И оно действительно напичкано! Чего там только нет: и солнечные батареи, и солнечные коллекторы, оптические и призматические световоды, повторное очищение воды, поэтажное озеленение (зеленые микрокрыши), умные системы управления зданием.

Эколог Марк Андея: Хотели блеснуть перед премьером «экологией», но, увы, ничего не работает

Гиперкуб в Сколково

Но это все, увы, не работает! Либо отключено, либо не создано какого-то операционного менеджмента, который бы управлял всем этим.

Но даже если бы и работало, то никакой ресурсоэффективностью здесь и не пахнет: просто набухана куча показушных решений. К слову, это здание не сертифицировано. Попытка сертифицировать его по LEED не прошла, хотя работа велась большая и деньги бюджетные были на это потрачены. Так все и повисло в воздухе...

Поймите, зеленые стандарты опираются на простые истины: желание создавать более красивые, удобные, здоровые и комфортные здания. Если есть такое желание, тогда можно подойти к зеленым стандартам как к инструменту, который бы это позволял делать.

А если есть желание просто «окрестить» здание зеленым, то, согласитесь, никому от этого ни тепло, ни холодно.

 

Свое всегда лучше?

— Насколько я знаю, у нас предпринимаются попытки создать собственные экологические стандарты. Насколько они удачны?

— У США есть свой зеленый стандарт LEED. У Великобритании — BREEAM. У немцев — DGNB. Все немного разные. Все со своим национальным колоритом и своей логикой. Собственный национальный стандарт — это вполне нормально для развитой, культурной, имеющей большой научный потенциал страны.

У нас есть две очень неплохих инициативы. Одна из них — Green Zoom, это просто переведенная на русский язык сертификация LEED, но все-таки адаптированная под задачи российских девелоперов.

Сейчас частные разработчики пытаются заручиться поддержкой Гильдии управляющих девелоперов России или найти других партнеров — крупные площадки для поддержки и развития. Но, к сожалению, не видно, чтобы их работа была по-настоящему востребована. Варятся в собственном соку, сами как-то эту инициативу развивают… 

Второй стандарт сделан при помощи Минприроды России. Основной разработчик — структура АВОК (Ассоциации инженеров, работающих в сфере вентиляции и отопления), возглавляет эту структуру авторитетный специалист Юрий Табунщиков.

При ее поддержке разработан РУСО — Рейтинг устойчивости среды обитания. В принципе, это хорошо проработанный стандарт. Он новый, свежий. Скажем, наряду с прочим там есть одна специальная и очень полезная для нас сейчас тема: разработана система сертификации стадионов для Чемпионата мира по футболу FIFA в 2018 году, который пройдет на 12  новых стадионах в 11 городах России.

 

— А в чем все-таки наши стандарты более приспособлены к родным российским реалиям?

— Из РУСО, например, убрана обязательная история, связанная с информационным математическим моделированием. В РУСО нет этих вещей. Там используются некоторые европейские и американские нормы, но с понятным функционалом.

Взяты позиции, которые реально получить из нашей проектно-сметной документации и при этом все же остаться в поле доказательств измеряемой ресурсоэффективности.

 

— Интересно, учтены ли там особенности нашего климата?

— РУСО учитывает разные климатические условия. АВОК вообще этой проблематикой серьезно занимался последние 25 лет.

Правда, я думаю, что это не так уж важно. LEED, например, применяется в 150 странах: здания по этому стандарту строятся и в раскаленных пустынях, и на Аляске.

 

— Так может, нам и не нужны эти самые отечественные стандарты?

— Повторю еще раз, дело не в отечественных стандартах. А в том, что у нашего государства нет принципиальной позиции по зеленой экономике.

Есть немало людей с хорошими мозгами и бизнесменов, которые умеют хорошо распоряжаться деньгами. Но, к сожалению, нет никакой координационной силы, которая бы всем этим управляла.

 

М. Андея: «У нас во власти нет людей, лично заинтересованных и увлеченных этой темой. Нет чиновника, который бы заболел ресурсоэффективностью по-настоящему и, главное, понимал, что с этим делать»

 

Честно говоря, создается впечатление, что зеленая экономика, по большому счету, никому в нашей стране не нужна.

 

Государству пора научиться справляться с антиэкологическим лобби

— Почему же все-таки наше государство мало заинтересовано в зеленых технологиях?

— Может быть, здесь нужно с нашим характером, с нашей ментальностью поработать. Например, попрощаться с медлительностью.

 

— Возможно, власти просто не видят экономической выгоды?

— Она-то как раз налицо! Один из петербургских начальников недавно сделал ошеломительную вещь: он запретил посыпать дороги реагентами. Да, уборка улиц сразу стала несколько дороже. Против выступило определенное лобби, которое поставляет реагенты. Ведь теперь потребовалось гораздо больше дворников для уборки улиц и специальной техники.

Но зато эффект налицо! Город стал девственно белым от чистого снега. Красивым и убранным. И все в диком восторге. И на экологию это влияет позитивно. Ведь что такое реагенты? Это тяжелые соли. Это химия, которая впитывается в почву или сливается по ливневым системам в городские реки.

В итоге, сэкономив на реагентах, муниципалитет только выиграл в плане качества жизни. Понимаете, тут вопрос: хотим мы лучше жить, красиво и комфортно, идти в ногу с технологическим прогрессом — или будем вину за нашу плохую жизнь сваливать на кого угодно, кроме самих себя.

 

— Значит, в российских властных структурах, очевидно, также есть лобби, которое мешает продвигать это направление?

— Это те же самые чиновники, которым данная тема просто-напросто непонятна и не первостепенна. Это все равно как если бы к офисным чопорным городским работникам заявились свободные хиппи из леса и потребовали: «Ну-ка, давайте жить так, как мы!»

У нас во власти нет людей, лично заинтересованных и увлеченных этой темой. Нет чиновника, который бы заболел ресурсоэффективностью по-настоящему и, главное, понимал, что с этим делать.

Второе. Если слишком сильно продавливать, тебе скажут: это все от лукавого, хватит витать в облаках, мол, мы не на том уровне находимся и пр. Или чего хуже скажут, что зеленая экономика — не что иное как попытка агрессивного Запада ослабить матушку-Россию.

Но, понимаете, на самом деле, когда нет эффективного использования ресурсов, появляются вот такие провалы в экономике, какой мы видим сегодня в России. Это снижает жизненный уровень людей в целом, цены на недвижимость становятся заоблачными, как у нас. И еще происходит много такого, что ощутимо портит нашу жизнь.

 

— И все-таки, есть ли у нас  отдельные здания, которые приближаются к европейским экологическим стандартам?

— Мое мнение на этот счет субъективно. Интересных объектов можно перечислить десятка два в России. Но мне хочется упомянуть вокзал Адлер и вокзал Олимпийский парк в Сочи.

На крышах там масштабно установлены солнечные батареи. Но работают ли они, запитаны ли в общую энергетическую систему, обслуживает ли их кто-то? У меня на этот счет большие сомнения. Мне кажется, это просто стоит отключенным, и все.

Эколог Марк Андея: Хотели блеснуть перед премьером «экологией», но, увы, ничего не работает

Железнодорожный вокзал в Адлере

Проблема вокзала Адлер, например, в том, что он регулярно затапливается. Никто не удосужился предусмотреть того факта, что в этом районе периодически случаются наводнения. И это обстоятельство сводит на нет все технологические достижения самого здания.

Понимаете, можно заполнить солнечными коллекторами всю крышу. Но потом окажется, что все это не подключено, не работает, да еще и затапливается, поскольку здесь не предусмотрены ливневые системы: на это просто решили не тратиться.

Беседу вела Елена МАЦЕЙКО

 



Похожие публикации



Партнеры