15:23Женщина с ребенком провалилась в кипяток

14:06Как будет проходить стройка метро до Внуково

13:30Каким стал в Крыму построенный современный детский сад

12:53В Москве начал работу Международный инвестиционный форум PROESTATE

11:57Как в столице будут демонтировать более 290 тыс. кв. м самостроя

10:47Старинный дом 1917 года планируют отремонтировать в Москве

10:08В столице установят около 120 подъемников для инвалидов

09:16Для застройщиков: заявление на получение заключения о соответствии проекта можно продлено до 1 октября 2019 года

17:57Экстремальное развлечение «Зиплайн» построили в Лужниках

16:54Выяснилось, почему в столице происходит перекладка плитки каждый сезон

15:43Столица подготовилась к отопительному сезону

15:08Дублер МКАД от Киевского шоссе до Варшавки запустят до конца 2020 года

14:14В Сочи начинается возведение центра по спортивной гимнастике

11:49Пятиэтажку в СВАО разобрали по технологии «умного сноса»

11:19Что делать с жильцами захламляющими общий коридор

Почему в России никому не нужна строительная наука

logo russianconstruction.com
Почему в России никому не нужна строительная наука
Поисковые теги: Источник фото:

Как возродить строительную науку — мыслями на этот счет с нашим журналом делится Андрей Звездов, заместитель генерального директора НИЦ «Строительство»



Для дальнейшего чтения материалов, пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.

НИЦ «Строительство» — крупнейшее научное строительное подразделение России. Оно объединяет три института в области строительства — ЦНИИСК им. В.А. Кучеренко, НИИОСП им. Н.М. Герсеванова и НИИЖБ им. А.А. Гвоздева. О том, какие задачи стоят перед Центром и как он с ними справляется, нашему журналу рассказал заместитель генерального директора НИЦ Андрей ЗВЕЗДОВ.

 

— Андрей Иванович, в июльском номере нашего журнала за 2014 год была опубликована статья «Строительная наука: где ваши патенты, господа?». В ней говорится, что в последние годы у нас практически не регистрируются изобретения, в том числе и НИЦ «Строительство». Как вы считаете, почему такое происходит?

— Это не совсем так. НИЦ «Строительство» ежегодно получает 10–15 патентов. Но тенденция такая есть: в прежние годы этот показатель был в разы больше. Причин здесь много, в том числе системного характера. Например, в стране взят курс на возрождение вузовской науки. В этом нет ничего плохого: в вузах создается крепкая исследовательская база, больше шансов, что в науку придут молодые талантливые люди, которые именно на студенческой скамье осознали свое призвание. Но преподавание и наука – все-таки два разных вида деятельности. При практических научных исследованиях в вузе попутно можно открыть, изобрести что-то новое, но перевести исследовательскую работу на поток, как в НИИ, на мой взгляд, нереально. В общем, развивать вузовскую науку надо, но не в ущерб отраслевой.

Сегодня наш НИЦ «Строительство» – единственный в России крупный научный центр в данной сфере, у нас работает около тысячи человек. НИЦ «Строительство» — акционерное общество, из бюджета не получает ни копейки. Мы заняли свою нишу на рынке, наш годовой оборот составляет 1,5 млрд рублей. Практически сегодня можем выполнить заказ на исследования любого уровня сложности. Но отрасли это не нужно: она уже более двух десятков лет «переваривает» зарубежные материалы и технологии. Хотя сегодня было бы более актуально опереться на передовые отечественные разработки.

Как во всем мире работает отраслевая наука? Она решает текущие проблемы, но при этом занимается так называемыми задельными и поисковыми исследованиями, то есть опережает лет на 15–20 современный уровень технического состояния отрасли. Но для таких научных поисков нужно соответствующее финансирование. Мировой опыт показывает, что окупается только порядка 15% от вложенных в науку средств. Но это компенсируется тем, что отдача от каждого из полученных результатов — почти двадцатикратная. Поэтому уровень развития технологий зависит от науки, богатые страны приглашают к себе талантливых ученых, и в мире имеет место промышленный шпионаж. Жаль, что в нашей стране подзабыли эти простые истины.

Я считаю, что сегодня в мире сложилась образцовая система инноваций, например в автопроме. Там светлые головы разрабатывают будущие модели автомобилей, ищут новые инженерные решения. Они опережают время на 15–20 лет и постоянно вбрасывают на рынок новые идеи, которые успешно реализуются. Так должно быть и в строительной науке. А она пока что «в загоне». Хотя попытки сделать что-то реальное предпринимаются.

Например, в мае нынешнего года совместно с Российской инженерной академией мы провели в РАН III Международную конференцию «Бетон и железобетон — взгляд в будущее».


 

— Кстати, а почему именно площадка РАН была выбрана для проведения этой конференции? Вроде бы большая академия строительной наукой не занимается…

— Это, извините, только на непросвещенный взгляд. На самом деле РАН принадлежат наиболее весомые открытия, которые приводят к крупным переменам в строительной отрасли, особенно в области композитных материалов, химии и металлургии. В арсенале строительных НИИ на моей памяти открытий не числилось, изобретений — да, было много. Это во-первых. Во-вторых, РАН знают во всем мире, как знали Академию наук СССР, так что мы надеялись привлечь максимальное внимание к этой конференции, и это нам удалось. В ней приняли участие ученые из более 50 стран мира. В итоге вышел семитомный труд. Так вот, хочу сказать, что, слушая доклады зарубежных ученых, мы видели, что отечественная строительная наука существенно отстает, о некоторых разработках мы слышали впервые. И это отставание будет нарастать, если наши руководители от государства будут по-прежнему игнорировать собственную науку.

 

— Но разве ваши слова не противоречат рыночным реалиям?

— Нет, не противоречат. В мире сложилось так, что в каждой стране есть научные коллективы, работающие для будущего, которые поддерживает государство, их финансирование где-то процентов на 70 производится напрямую из госбюджетов, процентов 20 — это работы по госзаказам, и только оставшиеся 10 — частные заказы. Недавно в вашем журнале было опубликовано интервью с директором НИИСФ Игорем Шубиным. Он сказал, что их институт финансируется госбюджетом на 25%. Наш НИЦ, как я уже сказал, вообще не получает финансовой поддержки. Мы наравне с другими коллективами участвуем в тендерах и, к сожалению, далеко не всегда их выигрываем.

 

— Так, может, нам и не нужна своя отраслевая наука? Жили же без нее два десятка лет, и ничего…

— Мы жили эти годы, используя потенциал отечественной науки, наработанный в советский период. Но этот потенциал практически исчерпан. Сейчас ширятся санкции против России, и мы вынуждены принимать ответные меры. Если санкции коснутся строительной отрасли, то с чем мы останемся? В области стройматериалов сложилось так, что зарубежные фирмы строили свои заводы у нас. Это связано в том числе и с тем, что возить стройматериалы на большие расстояния просто невыгодно. Но пройдет несколько лет, и эти технологии устареют. Крупные международные компании обязательно имеют свои научные подразделения, работающие на перспективу, но они размещаются, как правило, там, где материнский офис, то есть за рубежом, в России же создаются инжиниринговые структуры, решающие исключительно оперативные задачи. И сейчас мы по некоторым позициям в большой степени зависим от чужого интеллекта, тем самым поставив под угрозу техническую независимость отрасли. Что же касается строительного машиностроения, то здесь ситуация еще драматичнее, поскольку технологические линии, строительную технику, оборудование и запасные детали мы в основном закупаем за рубежом.

Наше правительство поставило задачу к 2020 году вдвое увеличить ввод жилья современного уровня. Для этого надо было загодя начинать развивать научный потенциал отрасли. Но с 2000 года в России не было ни одной целевой научно-технической программы для строительства.

 

— А как с кадрами: ситуация улучшается?

— Нет, к сожалению. Быть ученым непрестижно. Если еще в 2010 году в нашем Центре учился 71 аспирант, то теперь — только 11. Так что в отраслевой науке накопилось множество проблем, которые нарастают как снежный ком. Мы уже вплотную приблизились к «точке невозврата». А это очень опасно…

 

— Спасибо за интересный разговор, Андрей Иванович. Мы продолжим дискуссию на эту тему на страницах нашего журнала и приглашаем поучаствовать в ней всех, кому есть что сказать на эту тему.

Татьяна ШАВИНА



Похожие публикации



Партнеры