Москва +20 °C.

Лента новостей

23:13
В Бангладеш началось строительство второго энергоблока АЭС с участием России


21:17
Паводок в Забайкальском крае разрушил мосты и нанес ущерб в 1 млрд рублей


19:58
В Чечне открыт самый длинный мост, соединивший юг и север республики


19:32
Путин пояснил, что нужно сделать для продолжения транзита газа через Украину


18:55
Один человек погиб при обрушении здания центра экспертиз Минюста Армении


18:23
В Москве продается самая маленькая квартира — всего 10 «квадратов»


17:34
Иностранные болельщики разбирали инсталляцию «Звездное небо» на сувениры


16:54
Торгпредство Франции в России закрыли из-за «ухудшения условий деятельности»


16:10
7,000 новых рабочих мест создадут после застройки промзоны в Марьино


15:36
Англичане построят свой первый космодром в заболоченном районе Шотландии


14:43
«Наш Дидье Дешам» — французы переименовали станции метро


14:11
«Зарядье» может стать лучшим в мире пространством с естественной акустикой


13:32
Судебные приставы не сумели отыскать недвижимость Жерара Депардье в Саранске


11:57
Новый застройщик ЖК «Царицыно» рассказал, с чего начнет строительство


11:24
Отель, который строили 10 лет, открыли у стадиона «Олимпийский»


10:50
На Кузнецком мосту реконструируют пассаж с точным воссозданием фасадов XIX века


10:07
Названы категории граждан, освобожденные от уплаты курортного сбора на Кубани


09:32
Какой отель выбрал Дональд Трамп перед встречей с Путиным в Хельсинки


19:39
Польша и Прибалтика ищут способы снизить энергетическую зависимость от России


18:57
Чем будет отличаться новый тип поезда под условным названием «2020»


18:26
«Сцены из жизни геолога» на золотом фоне обнаружены при реставрации на ВДНХ


17:43
Трамп считает «ужасной вещью» сотрудничество Германии и России в области энергетики


16:38
Около редакции «Новой газеты» открылся сад Анны Политковской


15:59
В Крыму появилась АЗС для электромобилей — на 15 машин в городе


15:36
Генпрокуратура запускает прямую линию для дольщиков


14:40
Швейцарцы посчитали, каким должен быть доход семей в Москве и Петербурге


14:03
Роман Абрамович купил пентхауc в Лондоне поближе к стадиону ФК «Челси»


13:34
«Масштабные работы» в вестибюле станции «Багратионовская» пройдут в эти выходные


12:49
Почему запретили купание в «Белом озере», «Тропареве» и «Левобережном»


12:25
Что происходит на стройке дороги к аэропорту Остафьево


Все новости

Архив публикаций

«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031 

Последние комментарии

Под разговоры о концепции развития ЖКХ в Санкт-Петербурге блокадников переселяют из одних аварийных коммуналок в другие

О том, как в северной столице относятся к инициативам властей по развитию ЖКХ, расселению «аварийки» и капремонту домов, рассказал член ОНФ Павел Созинов

На вопросы журнала отвечает руководитель региональной группы «Качество повседневной жизни», член регионального штаба ОНФ в Санкт-Петербурге Павел СОЗИНОВ.

 

— Павел Борисович, Ваше отношение к критикуемой многим концепции развития сферы ЖКХ до 2020 года?

— Поскольку у нас уже идет вторая половина 2015 года, считаю, что выстраивать какие-то стратегии, рассчитанные всего на 4 года, — в определенной степени нонсенс. Что касается сути этого документа, который укладывается в три десятка страниц, то, во-первых, мы не видим здесь собственно описания: от чего мы отталкиваемся и каких стратегических целей хотели бы добиться.

И второй момент: все желаемое описывается в документе минимально, а здесь, с моей точки зрения, подобный минимализм неуместен. Все-таки это базовая стратегия развития огромной и сложной отрасли. Получается, мы формулируем некие декларации, суть и механизмы реализации которых не объясняем. Но если мы не знаем, что и насколько хотим увеличить и улучшить, то вообще странно заявлять об этом.

В общем, пока это не стратегия, а некий план работы Минстроя в краткосрочном режиме — на 4 года, в зависимости от срока его принятия. Он не плох и не хорош, а просто описывает то, чем сегодня занимается ведомство и как оно видит решение некоторых вопросов. Вместе с тем там нет целого ряда не то что понятий, но даже подходов к ним.

 

П. Созинов: «Пока это не стратегия развития сферы ЖКХ, а некий план работы Минстроя в краткосрочном режиме. Он не плох и не хорош, а просто описывает то, чем сегодня занимается ведомство и как оно видит решение некоторых вопросов» 

 

Например, это касается арендного жилья. О развитии этого сегмента прямо говорится в 600-м Указе Президента, но в концепции нет ни теоретических подходов, ни практических механизмов, ни инструментов развития данного направления. Откуда его взять, за счет чего строить объекты арендного фонда, как в этом процессе будут участвовать частные инвесторы? Ничего этого нет.

К слову, если мы говорим о некоем механизме государственно-частного партнерства, как предполагалось изначально, то в новом законе о ГЧП мы совершенно не видим ни ЖКХ, ни жилищного строительства — там это не отражено. Очевидно, что механизмов, которые могли бы это арендное жилье каким-то образом создать, просто нет.

Следующий вопрос — лицензирование управляющих компаний. Опять же, мы не видим в цифрах и фактах, насколько этот инструментарий хорош. Лицензирование вроде как провели, но эта инициатива в действительности не носит стратегического характера. Это скорее попытка сформировать некий реестр УК. А вот как изменилось от этого качество предоставляемых услуг, каким образом мы сможем на него воздействовать, честно говоря, из концепции совершенно не ясно.

Следовало изначально продумать весь инструментарий: кто, какими силами, как и от имени кого действует, а главное — как потребитель услуги, то есть житель конкретного города или дома, может повлиять на ситуацию. А у нас получается, что все это делается для фискальных и надзорных органов…

В конечном итоге мы ведь должны не просто раздать всем лицензии. Даже у нас в городе не так уж много этих УК, и при этом около 55 из них сегодня не управляют вообще никакими объектами. Но они успешно получили лицензии, поскольку по формальным основаниям соответствуют требованиям закона о лицензировании. Но мы ведь прекрасно понимаем, что речь идет не о вновь образованных с нуля компаниях, а о старых знакомых, но только под другими названиями, которые созданы просто для того, чтобы легче было пройти лицензирование.

А что, собственно, будет дальше? Да, будет некий сводный реестр УК, соответствующих минимальным требованиям закона. А как именно будут предоставляться потребителям их услуги, каковы стандарты их качества? Об этом ни слова.

Получается, уйдя от саморегулирования, мы в этой сфере вообще ничего не получили. Можно по-разному относиться к саморегулированию, но там ведь тоже формируется единый реестр, а параллельно с этим вырабатываются квалификационные требования, стандарты соответствия и пр. По крайней мере, СРО работают над этим, разрабатывают соответствующие СТО, над этим думают целые институты.

А здесь что? Вообще ни-че-го! Пустое место. Какой уж тут концептуальный подход… Знаете, это самый простой выход из ситуации: давайте всех запишем в единый реестр. «А дальше?» «А дальше посмотрим — может быть, еще что-то сделаем…».

Лично я в это не верю. Да и никто не верит.

 

— Не зря, наверное, Михаил Мень летом заявил о том, что он не исключает возврата к саморегулированию в сфере ЖКХ.

— Естественно, ему остается отыгрывать только назад, поскольку целый год был потрачен Минстроем на популистский шум вокруг темы лицензирования. Ну и каков итог? Кто будет разрабатывать эти самые стандарты? Минстрой что ли? Но он мог разработать их и до лицензирования, но пока не сделал этого.

 

П. Созинов: «Целый год был потрачен Минстроем на популистский шум вокруг темы лицензирования. При этом стандарты качества предоставления услуги Минстрой мог разработать и до лицензирования, но пока не сделал этого» 

 

А что происходит с ветхим и аварийным жильем? Разрабатываются новые подходы, выдвигаются законодательные инициативы, которые, на наш взгляд, ущемляют права жителей. Притом что даже существующие подходы удовлетворяют далеко не всех. Это и «новые аварийные дома», и многое другое.

Например, в нашем городе, где 10% жилого фонда составляют коммуналки, нередко людей переселяют из одной коммуналки в другую, причем, как говорится, метр в метр. А если ты, допустим, имеешь непогашенный ипотечный кредит, то что с ним делать? Ведь он был взят на ту, прежнюю квартиру. Начинаются проблемы с банками...

Непростой вопрос — переселение граждан на периферию. В документах говорится, что человек должен остаться в том же самом населенном пункте, но не прояснено, о каком населенном пункте идет речь. А ведь, например, центр Москвы или Санкт-Петербурга и их окраины — это совершенно разные вещи.

В общем, мы в своей повседневной работе постоянно сталкиваемся с негативным отношением граждан к существующей практике. Но с началом реализации следующего обсуждаемого ныне законопроекта, касающегося тех, кто попал в списки расселения аварийного жилья после 2017 года, ситуация еще больше ухудшится. Речь идет о том, что государство берет на себя в очень облегченном варианте содействие исключительно малоимущим гражданам. А все остальные должны взять бремя ответственности по расселению на себя.

 

— Насколько это возможно в сегодняшней ситуации?

— В том-то и дело, что это невозможно в принципе! Почему, спрашивается, раньше гражданин расселялся при содействии государства, а теперь — обойдется без этого? Ну а поскольку у нас ветхого и аварийного фонда достаточно много, то все это, естественно, вызывает недоумение.

Мы считаем, что такие неолиберальные подходы должны быть изменены и переориентированы в сторону граждан.

 

— А что Вы думаете о сложившейся ситуации с оплатой капремонта многоквартирных домов?

— Фонды капремонта — идея неплохая, но двигаться надо в сторону спецсчетов. По оптимистическим данным Минстроя, около 10—15% домов как раз по этим спецсчетам работают.

В то же время мы видим, что этот капитальный спрут, Фонд капитального ремонта, составляет львиную долю и затягивает в себя большую часть финансов. В Санкт-Петербурге фонды капремонта ежегодно собирают порядка 7 млрд руб. То есть объемы достаточно большие, но если пройтись по городу, то видно, что фасад культурной столицы России, к сожалению, еще не столь прекрасен, как хотелось бы. Очевидно, что этих денег не хватает.

 

— Но тут мы сразу упираемся в вопрос тарифов. Если их не хватает, то почему у вас, в городе с достаточно старым жилым фондом, такие низкие тарифы на капремонт? В Москве — 15 руб. за 1 кв. м, а у вас — 2,6 руб. Разница впечатляет…

— Да, в разы, и все пока что дотируется за счет городского бюджета. Понятно, что ситуация не рыночная, а, скажем так, специфическая. Но, увы, даже при таких низких тарифах у нас пока и эти деньги не работают должным образом. И здесь мы должны поразмышлять о самих программах.

 

П. Созинов: «У нас некоторые дома сначала были признаны аварийными, и из них жители выселялись, а потом они включались в программу капитального ремонта и сейчас ремонтируются не как аварийные, а как дома, проходящие капитальный ремонт»

 

Общее место на сегодняшний момент — паспорта технического состояния домов. Мы выезжаем по жалобам жителей по конкретным адресам. Например, Фарфоровский пост, дом 2 и дом 4: в паспортах домов написано, что у них металлические перекрытия, но очевидно, что они деревянные, да еще и прогнили полностью. И отсюда совершенно разные экспертные заключения по дому. При этом не совсем понятно, в каком году он возведен: первичные документы утеряны, но судя по вторичной переписке, ему около 50 лет.

Казалось бы, дом должен простоять еще, а в действительности он уже в аварийном состоянии: перекрытия рушатся, фундамент плывет, все совершенно неблагополучно. А район никак не признает его аварийным! К слову, когда программа расселения аварийных домов только начиналась, у нас в городе ежегодно признавали аварийными до 150 домов. А сегодня всего 5 домов включены в расселение «аварийки» на 2015 год. То есть здесь полный волюнтаризм местных властей.

Но если мы обратимся к документам, то следует признать, что можно найти основания для принятия и того, и иного решения. Можно их признавать аварийными, а можно и не признавать. Скажем, у нас некоторые дома сначала были признаны аварийными, и из них жители выселялись, а потом они включались в программу капитального ремонта и сейчас ремонтируются не как аварийные, а как дома, проходящие капитальный ремонт.

 

— О чем это говорит?

— О том, что ни у Минстроя, ни тем более у местных властей нет четкого понимания того, как признать тот или иной дом аварийным. На том же Фарфоровском посту у жителей есть заключение экспертной организации о том, что дом аварийный, а у районной администрации есть заключение других экспертов — о том, что он, напротив, не аварийный. И кто здесь прав? Очевидно, что если дело доходит до суда, то должна быть привлечена еще какая-то, уже третья, экспертная организация. Но вопрос: за чей счет? Почему граждане должны, как говорится, за свои кровные признавать аварийным дом, в котором они живут?

В общем, вопросов много. К сожалению, сегодня у нас нет серьезных рычагов воздействия на ситуацию. Поэтому мы создали Центр социально-экономического мониторинга «Общественный контроль», где силами юристов ведем прием граждан на безвозмездной основе как раз по всем этим сложным ситуациям. Помогаем в судах, разбираемся, пишем всевозможные заключения…

На днях пытались помочь одной женщине-блокаднице, которая пережила в Ленинграде всю войну, живет со своей дочерью в полностью расселенном доме, без воды, света и отопления. В результате наших усилий ей наконец-то предоставляют жилье. Сначала давали неотремонтированную коммуналку в удаленном районе. А сейчас вроде бы дают отдельное, но опять-таки неотремонтированное...

А вот вам другая история. Бывшая узница фашистских концлагерей брошена в полуаварийном доме, который не признают аварийном. После наших публикаций ей предложили около 2 млн руб. на ремонт этой квартиры. Но якобы не находится подрядчик, готовый провести необходимый ремонт.

 

П. Созинов: «В городском правительстве находим понимание — и в жилищном комитете, и в других структурах. А вот что касается районов, местных ячеек самоуправления, то здесь все гораздо хуже: нередки местечковость, волюнтаризм, наплевательское отношение к собственным гражданам и пр.»

 

Вообще у нас постоянные сложности с районными администрациями. В городском правительстве находим понимание — и в жилищном комитете, и в других структурах. А вот что касается районов, местных ячеек самоуправления, то здесь все гораздо хуже: нередки местечковость, волюнтаризм, наплевательское отношение к собственным гражданам и пр.

Беседу вел Андрей ЧЕРНАКОВ

Похожие публикации

Добавьте комментарий

  • winkwinkedsmileam
    belayfeelfellowlaughing
    lollovenorecourse
    requestsadtonguewassat
    cryingwhatbullyangry
Войти через

Партнеры

Наверх