Почему Россия осталась без национального техрегламента

По инициативе Казахстана в апреле этого года было принято решение о приостановке дальнейшей работы над техническим регламентом Таможенного союза. В дальнейшем разработкой и утверждением Концепции техрегламента будет заниматься Евразийская экономическая комиссия Таможенного союза, что практически означает возврат на исходные позиции шестилетней давности. Почему же это произошло?

В России разработка технического регулирования в строительстве находится, так сказать, в состоянии стагнации. В чем же это выражается?

Заместитель председателя Межотраслевого совета по техническому регулированию в строительстве РСПП Вячеслав БЛИНОВ

 

Россия осталась без национального техрегламента

Во-первых, нормативно-техническая документация (СП, СНиПы и ГОСТы), актуализированная с 2010 по 2013 год, нелегитимна для использования при проектировании новых объектов. И это при том, что на ее обновление затрачены сотни миллионов рублей. Происходит такое потому, что эта документация до сих пор (уже более трех лет!) не включена в Перечень, утвержденный Распоряжением Правительства РФ от 28.06.2010 г. № 1047р. Он имеет длинное название — «Перечень национальных стандартов и сводов правил (частей таких стандартов и сводов правил), в результате применения которых на обязательной основе обеспечивается соблюдение требований Федерального закона «Технический регламент о безопасности зданий и сооружений». Именно из-за того, что актуализированная нормативно-техническая документация отсутствует в этом Перечне, она не признается Госэкспертизой. Понятное дело, что это отрицательно влияет на безопасность зданий и сооружений, а также увеличивает их стоимость, сроки проектирования и строительства. Кто именно тормозит процессы утверждения «наверху», наверняка сказать сложно, а догадками здесь заниматься не хочется.

Второе, что тревожит. В марте 2010 года на стадии второго чтения в Госдуме была прекращена разработка национального технического регламента «О безопасности строительных материалов», имеющего статус федерального закона (проект ФЗ № 192544-5). Сделано это было в связи с разработкой одноименного регламента тогда еще ЕврАзЭС. В результате Россия оказалась единственной из стран Таможенного союза, не имеющей законодательной защиты от доступа на строительную площадку некачественных, контрафактных и фальсифицированных строительных материалов как отечественного, так и зарубежного производства. И что в итоге мы имеем? По данным Госстройнадзора, были попытки поставок крупных партий некачественных материалов даже на такие значимые объекты, как комплексы для саммита АТЭС и Сочинской Олимпиады. А что уж говорить о рядовых строительных площадках…

В-третьих, не стала заслоном на пути некачественных материалов и существующая сегодня в России «полудобровольная» система сертификации и вывода на рынок новых стройматериалов и изделий. Причин здесь можно назвать много: это и коммерциализация системы сертификации, и ее неэффективность и т.д.


 

 

Возврат на исходные позиции?

Надежда на преодоление этих проблем в рамках Таможенного союза не оправдалась, хотя именно Россия была ответственной за разработку технического регламента «О безопасности зданий и сооружений, строительных материалов и изделий». Это, по сути, подтвердило правоту тех специалистов, кто был за принятие регламента Европейского союза 305/2011ЕС и против поиска своего пути там, где он уже был проложен. Ведь, напомним, впервые в мировой практике была сделана попытка объединить на наднациональном уровне требования, регулируемые разными национальными законодательствами (градостроительным, пожарным, имущественным, экологическим, земельным и др.) и разными нормативно-техническими документами (российские и казахстанские СНиПы, белорусские технические кодексы и правила).

Попытки сближения требований окончились тем, что в проектах перечней документов по стандартизации, которые используются в качестве доказательной базы, каждая сторона включила свои действующие национальные нормативно-технические документы. В итоге в тексте последних вариантов техрегламента в девяти статьях по зданиям и сооружениям приведено двенадцать (!) отсылок к национальным законодательствам. Это такие ключевые вопросы, как ввод зданий и сооружений в эксплуатацию, признаки деления объектов на опасные и особо опасные, экологическая защита, требования к проектной документации, а также к документации, принимаемой по результатам строительства. На национальный уровень были отданы правила применения специальных технических условий (СТУ), проведения экспертизы, по авторскому надзору проектировщиков, по гостройнадзору за строительством и эксплуатацией зданий и сооружений.

А что же осталось в техрегламенте Таможенного союза по зданиям и сооружениям? Кроме базовых требований по безопасности и энерго-, ресурсосбережению — только общие организационные и учебно-методические подходы к обеспечению безопасности зданий и сооружений. Они не работают без доказательной базы — нормативно-технических документов в виде межгосударственных строительных норм, которые еще только предстоит разработать.

Все эти сложные нюансы, судя по всему, ввели в заблуждение российских правительственных чиновников. В результате в ноябре 2013 — январе 2014 года наднациональным органам (Межправительственному совету по строительству СНГ и Совету ЕЭК Таможенного Союза) был дан ряд взаимоисключающих поручений об утверждении документов. Все это окончательно завело ситуацию с разработкой техрегламента Таможенного союза в тупик. А далее, как мы уже отметили, по инициативе казахстанской стороны в апреле 2014 года было принято решение о приостановке дальнейшей работы над этим документом. Разработка и утверждение его Концепции передано Евразийской экономической комиссии Таможенного союза, что практически означает возврат на исходные позиции шестилетней давности.

 

Минстрой России: нужны новые полномочия

Для того, чтобы подобная ситуация не повторилась вновь, нужно разобраться в причинах неудачи и учесть негативный опыт. Главное — необходимо инициировать принятие решения Евразийской комиссии о законодательном регулировании строительной деятельности странами на национальном уровне, что соответствует текущей международной и европейской практике (регламент 305/2011ЕС). Для этого надо вывести из техрегламента Таможенного союза все требования к зданиям и сооружениям, кроме базовых требований к их безопасности (это обеспечение механической и пожарной безопасности, рациональное энерго- и ресурсосбережение), а затем гармонизировать их с законодательством и нормативно-правовыми актами стран недавно созданного Евразийского экономического союза.

Следует разобраться и еще с одним недоразумением. Сами требования безопасности и нормативно-технические документы, регламентирующие их в области строительства, утверждаются федеральными органами исполнительной власти (Росстандартом, Минстроем, МЧС и др.), а перечни этих требований и документов — Правительством РФ. Ну и скажите, где здесь логика и здравый смысл? Почему Минстрой РФ, ответственный за государственную политику по обеспечению безопасности зданий и сооружений и строительной деятельности, не наделен правом принимать вторичный документ — перечень этих норм и документов?

Парадоксальность ситуации заключается в том, что при утверждении нормативно-технической документации устанавливается срок ее введения в действие, но практическое применение этих правовых документов возможно только после включения их в вышеупомянутый Перечень. Вот и получается, что новые и актуализированные нормативно-технические документы, на которые были затрачены сотни миллионов бюджетных и собранных строителями рублей, морально стареют до того, как попадают в Перечень. В итоге — широкое применение СТУ, что удорожает строительство и снижает возможность широкомасштабного применения современных норм по обеспечению безопасности и качества объектов капитального строительства.

Выход из ситуации — немедленное внесение соответствующих изменений в ч.1 ст.6 ФЗ-384 от 30.12.2009 г. «Технический регламент о безопасности зданий и сооружений». Это позволит Минстрою создать эффективную систему технического регулирования строительной деятельности в нашей стране.

Вячеслав БЛИНОВ,
заместитель председателя Межотраслевого совета по техническому регулированию в строительстве РСПП

Вернуться назад