16:52Катки со стеклянными шарами и ракетой откроются на ВДНХ

15:21«Автодор» планирует открыть третий участок ЦКАД в 2020 году

15:01Два долгостроя в Москве снесут, а территорию — благоустроят

14:47Стройка космодрома Восточный: 140 уголовных дел и 10 млрд рублей ущерба

14:28Пятиэтажку в Северном Измайлово полностью расселили в рамках реновации

13:56Три ресторана закрыли в Москве из-за случаев заболевания гепатитом А

13:10Готовится реставрация гимназии XVIII века, где учились Островский и Соловьев

11:51В декабре движение в районе станции «ЦСКА» будет перекрыто из-за матчей

11:33Спортивный автодром в новой Москве ждет реконструкция

11:20Самой популярной станцией желтой ветки метро стала «Новопеределкино»

10:58В Москве появился первый собственник квартиры по программе реновации

10:11Инновационные негорючие кабели устанавливают в метро Москвы

17:44Открылась облицованная натуральным гранитом станция «Филевский парк»

17:16Московскую трамвайную сеть могут увязать с монорельсом

17:00В 2019 году потенциал стартовых площадок реновации достигнет 6 млн кв м

Оборот ТБО: кому поручат «раздачу слонов» в мусорном бизнесе

logo russianconstruction.com
Оборот ТБО: кому поручат «раздачу слонов» в мусорном бизнесе

«Мусорная» тема стала, пожалуй, одной из острейших в этом году. Только в Подмосковье, по данным Общероссийского народного фронта, насчитывалось 12 очагов напряжения. По поручению Президента РФ, Общественная палата Российской федерации совместно с Общероссийским народным фронтом и Советом при Президенте по развитию гражданского общества и правам человека провели анализ состояния дел в отрасли обращения с твердыми бытовыми отходами. Результатом стал специальный доклад, который 1 августа был представлен Президенту. Цифры и факты, представленные в докладе, безусловно, тревожат.


Для дальнейшего чтения материалов, пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.

Есть и возможности, и деньги, но объекты не строятся

Итак, какие же выводы сделала комиссия? Со сбором и транспортировкой отходов у нас дела обстоят неплохо. Мусоровозы исправно подъезжают к местам складирования мусора, загружаются  и отправляются со своим «мусорным грузом» на свалку. А вот объектов размещения и переработки отходов катастрофически не хватает.

По словам секретаря Российской Общественной палаты Валерия Фадеева, в России в последние годы открыто всего несколько заводов по переработке ТБО. Да и то, их нужно считать опытными. Собственных, отечественных заводов у нас пока нет –  завозятся, в основном, импортные, низкокачественные, непередовые технологические комплексы. И это очень опасно. Вместо того, чтобы развивать свое машиностроение, мы пользуемся устаревшими европейскими наработками.

Нужно признать и то, что стратегия передачи ответственности за сферу обращения с отходами в частные руки, на которую возлагали так много надежд, желаемого эффекта не дала. В том числе, потому что эти частные руки – порой не слишком чистые. Не секрет, что в сфере обращения с ТБО сегодня процветают криминальные схемы: полулегальный рынок «завязан» с чиновниками на местах, которые имеют от этого свою маржу. Часто происходит так, что компании, которые пришли в мусорную отрасль, якобы с большими деньгами, практически ничего не вкладывают в развитие бизнеса.

– Мы не понимаем, почему вырос тариф, а качество услуг на территориях, где запущена реформа, стало хуже, — признается вице-спикер Госдумы, сопредседатель ОНФ и один из соавторов доклада Ольга Тимофеева.

Кроме всего прочего, в ряде регионов власти столкнулись с мощными протестами против строительства любых объектов – мусорных полигонов, мусоросжигательных заводов. Итог: в отрасли нужно срочно наводить порядок. Социальное напряжение здесь слишком велико.

На пресс-конференции в ТАСС, где доклад был презентован журналистам, была представлена карта тех самых общественных протестов: она вся испещрена значками – от западных регионов до Приморья и Камчатки. Авторы доклада сделали неутешительный вывод: нынешние условия регулирования отрасли не позволяют начать ее глубокую модернизацию.

— Вроде бы инструментов много, и возможности есть, есть даже деньги. Но ничего не происходит, — резюмирует Валерий Фадеев. Смотрите, есть, например, Фонд реформирования ЖКХ, но сегодня нет ни одного объекта, построенного с использованием денег Фонда. Есть механизм проектного финансирования в Минэкономразвития – тем не менее, на эти деньги также ни одного объекта не строится. Есть Российский фонд прямых инвестиций – с теми же задачами – ни одного «мусорного» объекта! Формально есть возможности и деньги. Но объектов нет!

Публично-правовая компания займется расшивкой узких мест

Что же предлагается в докладе для исправления ситуации? Во-первых, – едины во мнении авторы документа – реформу в области обращения с ТБО во что бы то ни стало нужно продолжать. Пути назад нет. Причем, на этом пути придется преодолевать достаточно серьезное сопротивление противодействующих сил.

Безусловно, необходимо создание экотехнопарков, где отходы будут перерабатываться по самым современным, передовым технологиям. Средства утилизационного экологического сбора незамедлительно должны быть направлены на развитие инфраструктуры и технологий переработки мусора. К сожалению, сегодня этого не происходит. Экологический сбор направляется куда угодно, но не на строительство новых полигонов и перерабатывающих заводов. Есть у комиссии и более радикальные предложения. Например, национализировать полигоны.

— Изучая зарубежный опыт, мы увидели, что во многих странах объекты по размещению и захоронению отходов принадлежат государству, — говорит председатель комиссии по охране окружающей среды Общественной палаты РФ Альбина Дударева. — Задача бизнеса – зарабатывать деньги, а здесь нужно, в первую очередь, обеспечить безопасность граждан. Именно поэтому инициатива по национализации полигонов сегодня снова звучит.

И, наконец, самая радикальная новация, которую предлагают общественники – создание компании с государственным участием с функцией Единого федерального оператора. По форме это будет публично-правовая компания.

— Если кто-то думает, что эта компания будет заниматься «раздачей слонов» (то бишь, денег), это неправильные ожидания, — разъясняет Валерий Фадеев. — Задумка такая: Единый оператор займется расшивкой узких, проблемных мест.

Публично-правовая компания, по мнению Валерия Фадеева, должна достроить ту самую цепочку, часть звеньев в которой отсутствует – наладить сортировку, переработку, захоронение отходов. Создавать концессии, выпускать целевые облигации, заказывать объекты у частного бизнеса, разделять с ним риски, формировать заказы оборудования для заводов. Предполагается, что в состав наблюдательного совета войдут представители Счетной и Общественной палат РФ – для осуществления общественного контроля.

Мусоросжигательный завод: за и против

Один из самых спорных вопросов сегодня – это, пожалуй, строительство мусоросжигательных заводов. Одни считают, что такие заводы «почистят» атмосферу, освободив жителей от вони со свалок. Другие – категорически против такого решения. Ведь не секрет, что  западные страны нередко экспортируют в Россию те технологии, которые уже не нужны дома – отсталые, неэффективные, неэкологичные.

Целый скандал недавно разгорелся по поводу строительства мусоросжигательного завода в Подмосковье, в районе Ногинска. Планировалось, что возводиться он будет по швейцарским технологиям. Но оказалось, что технологии – позавчерашнего дня.  Это три стадии очистки вместо шести и в несколько десятков раз большее количество выбросов, чем у швейцарцев. Как выяснилось, общественные экологические организации и представителей СМИ просто не пустили на общественные слушания в деревне Кудиново Ногинского района – непонятные граждане из бойцовских клубов преграждали им дорогу.

— Если мы наблюдаем такое уж сильное противостояние граждан, — размышляет Валерий Фадеев, то, наверное, нужно все-таки отказаться от строительства подобного завода. Разместить его где-то в другом месте. Правда, в этом случае остается вопрос: а куда везти московский мусор?

Выход из состояния жесткой конфронтации многие видят в детальном обсуждении территориальных схем размещения объектов мусорной инфраструктуры. Причем обсуждения с максимальным привлечением людей, которые на этой территории живут.

— Территориальные схемы – где и что размещать – должны быть согласованы с общественностью, — убеждена сопредседатель ОНФ Ольга Тимофеева. — До недавнего времени этого не делалось. С этим и связаны зашкаливающие эмоции людей, с которыми власти категорически отказывались разговаривать. В некоторых регионах людям говорили прямо: «Будет так, как мы хотим!».

Сегодня, по мнению Ольги Тимофеевой, настал черед людей-таки услышать. Через открытое, прозрачное и конструктивное обсуждение.

На месте ликвидированной свалки появляется новая

Еще одна нерешенная проблема – несанкционированные свалки.

— Два года назад мы объявили новый проект: карта свалок. И по числу звонков это проект занял одну из лидирующих позиций, — не скрывает Ольга Тимофеева. — Люди видели мусор и сигнализировали нам об этом.

По официальной статистике, в стране 2 тысячи полигонов. После объективных подсчетов, с участием населения, оказалось, что их более 20 тысяч. И число их растет. Нетрудно понять, что несанкционированных свалок  – еще больше. Они есть буквально в каждом населенном пункте.

— Мы начали работу по ликвидации этих свалок, — продолжает депутат. — Где-то привлекали общественников, где-то обращались к местной власти. Но вот что удивительно, Как только мы убирали свалку, люди в промышленных масштабах начинали вывозить туда свой мусор. Нам надо поменять отношение к утилизации мусора в наших головах!

На полигоны сегодня свозится 95% мусора, а должно свозиться только 5%. Остальное – перерабатываться.

— Сразу достичь нужных показателей сложно. Но нужно хотя бы с чего-то начать, — размышляет председатель Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Михаил Федотов. — Сейчас разрабатывается программа разделения мусора на две фракции – чистый и грязный. Чистый – это бутылки. А грязный – это мусор, который перед сортировкой требуется сепарировать. А дальше — все по технологии: пластик – на переработку, стекло – на переработку, металл – на переработку. А все остальное – либо сжигать, либо захоранивать.

Понятно, что при использовании этой технологии без сортировочных заводов нам не обойтись. Между тем, сортировка у нас пока тоже на «дедовском» уровне. Любопытно, что  даже в Москве сегодня трудно найти пункты, где можно сдать, например, использованные батарейки. И это при том, что с 1 января 2018 года, на уровне законодательства, запрещено вывозить на свалку лом черных и цветных металлов, светодиодные лампы, батарейки... Уже запрещено! Сегодня, из-за того, что системы сбора таких отходов нет, они едут просто на помойку.

То же самое и с макулатурой. Казалось бы, с началом реформу по обороту ТБО, в столице должны были открыться сотни пунктов по сбору макулатуры. Ничего подобного! В чем причина? Валерий Фадеев считает, что причина – в экономической ситуации, когда на полигон бумагу вывозить рентабельнее, чем отправлять ее на переработку.

Не обуза, а выгода

С чего же начать модернизацию отрасли? Авторы доклада считают, что самое главное – создать правовую базу для эффективной работы. Это можно сделать за счет специальных льгот и преференций. У нас в стране достаточно представителей крупного и мелкого бизнеса, которые готовы работать в этой сфере. Для них нужно лишь разработать эффективную дорожную карту.

— В нашем понимании, отрасль по переработке мусора – это не обуза для бюджета, — убежден Валерий Фадеев. — Это нормальная хозяйственная отрасль. Если ее построить правильно, она будет способствовать экономическому развитию, а не тормозить его. Появятся новые рабочие места, станет развиваться машиностроение. Это нормальная часть экономики, и так к этому надо подходить.

Пока же мы, увы, расцениваем эту отрасль лишь как клубок проблем и избыточную нагрузку на бюджет.

Елена МАЦЕЙКО



Похожие публикации


Партнеры