LSD
Москва +18 °C, дождь.
Перейти на мобильную версию сайта
Кнауф

Лента новостей

17:38
Франция готова вернуть России активы, купленные на украденные деньги
17:18
Жуткое ДТП на Крестьянской заставе Москвы парализовало движение
17:06
Где в Калуге нужно построить огромную школу на 1000 учащихся
17:02
Что уже готово на реконструкции Калужского шоссе в Москве
16:58
Сколько семей в России уже получили квартиры по ФЦП «Жилище»
16:31
В аэропорту Елизово на Камчатке возведена современная взлетно-посадочная полоса
16:22
Назван срок строительства скоростного трамвая на шоссе Энтузиастов Москвы
16:02
На Дальнем Востоке масштабно реконструируют крупнейший военный аэродром
15:42
В Ставропольском крае раскрыто крупное мошенничество с муниципальной землей
15:22
В Забайкалье построят современные армейские арсеналы
15:05
Что решено по достройке проблемного ЖК «Царицыно» на юге Москвы
14:45
Когда в подмосковном Чехове ведут очень важный путепровод за 2,1 млрд рублей
14:34
Где в Москве 29 мая дополнительно ограничат движение транспорта
14:22
Назван срок строительства уникальной канатной дороги Благовещенск-Хэйхэ
14:13
Что нашли в доме арестованного за взятки замглавы Росрезерва по СФО
13:58
Какие сокровища древних кавказцев найдены на стройке энергомоста в Крым
13:43
ФАУ «ФЦС» стала в СНГ базовой организацией по техрегулированию
13:32
Объявлен срок завершения реконструкция РНЦ хирургии имени Петровского
13:15
Смертельное ДТП двух грузовиков на МКАД вызвало огромную пробку
12:54
Как в Екатеринбурге орудовала банда черных риелторов женского пола
12:34
Сколько, на самом деле, лифтов нужно заменить и отремонтировать в Подмосковье
12:24
Какие уникальные производства возведут в ОЭЗ «Моглино» под Псковом
12:08
Что увидел замминистра Глеб Никитин на заводе ТехноНИКОЛЬ в Рязани
11:58
Вот так в Северной Осетии при госзакупках нарушили уже на 705 млн рублей
11:52
Где в Подмосковье остановили очень подозрительное долевое строительство
11:37
Как нагло в Благовещенске подкупал ресурсников глава фирмы ЖКУ
11:19
В Кемерове почти достроен крупнейший логистический комплекс за 1,8 млрд рублей
10:28
Как в ДНР восстанавливают разрушенные артобстрелами дома
10:13
Как в Москве с поличным взяли банду, взрывавшую банкоматы
10:02
Почему перенесли открытие Океанариума на острове Русский в Приморье
Все новости

Архив публикаций

«    Май 2016    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031 

Последние комментарии

Курс ЦБ на 27.05 USD:  65.2062-0,68 EUR:  72.8418-0,61 Курс нефти Brent: 49,48-0,62

Валерий Мозолевский: Откаты не победить электронными аукционами

Подрядчик на аукционе сбрасывает 40% цены, а потом экономит на людях, стройматериалах и пр. Отсюда — низкое качество работ и отсутствие инноваций в строительстве

Наше недавнее интервью с Валерием МОЗОЛЕВСКИМ, в котором генеральный директор НП СРО «Сахалинстрой» высказал свое критическое мнение о причинах пробуксовки системы саморегулирования и других насущных проблемах отрасли, вызвало большой интерес, став одним из самых читаемых материалов нынешней осени. Сегодня мы продолжаем разговор с Валерием Павловичем. На сей раз речь пойдет о проблемах госзакупок в строительстве. И право, кому, как не Мозолевскому, говорить на эту тему — ведь он возглавляет комитет НОСТРОЯ по конкурентной политике и закупкам в строительстве и входит в экспертную группу по разработке нового федерального закона, регулирующего эти вопросы.

 

— Валерий Павлович, давайте начнем с законодательства. Представители НОСТРОЯ, Минстроя и других государственных и общественных структур вошли в группу, которая приступила к разработке проекта федерального закона в сфере строительства. Он задуман как самостоятельный вариант Федерального закона №44-ФЗ от 5 апреля 2013 года, который принято сокращенно называть законом «О контрактной системе». Этот документ действует в России всего-то ничего — с 1 января 2014 года, однако, едва появившись, уже вызвал множество нареканий. Как, впрочем, и его печально известный предшественник — закон №94-ФЗ от 2005 года, в который за девять лет его функционирования было внесено более 30 изменений. Новый же закон будет регулировать госзакупки исключительно в строительной сфере. Объясните нам: зачем строителям понадобился свой отдельный закон и чем вам не угодили прежние документы?

— Для начала скажу, что №44-ФЗ ничем не лучше прежнего, а скорость внесения в него поправок и изменений, возможно, еще опередит №94-ФЗ. Когда этот документ еще только рассматривали, я уже тогда заявил, что №44-ФЗ — это тот же №94-ФЗ, только, как говорится, вид сбоку. Уже готовится масса поправок в №44-ФЗ, что свидетельствует о его невысоком качестве. В нем по-прежнему содержится очень много коррупционных моментов и положений, которые позволяют участникам торгов вступать в сговор. И все же мы считаем, что №44-ФЗ в любом случае необходим, но как процедурный, общий, рамочный закон.

Закупки же в строительстве — это настолько отдельная сфера деятельности и права, что здесь должен действовать специальный федеральный закон. Возьмите любую страну: Японию, Германию, США или Финляндию, да какую угодно — везде есть отдельные законы или законоположения о закупках в строительной сфере. В Гражданском кодексе РФ купле-продаже посвящена 30-я глава, а подрядам — 37-я глава. Как видим, даже в ГК это абсолютно разные вещи! Тем не менее под «соусом» купли-продажи у нас решили прописать и регламентировать, как и что делать в строительстве. Началось это еще в 2005 году, когда вышел №94-ФЗ, а особенно усилилось с 2008-го, когда без объяснения причин всю стройку перевели на электронные аукционы. И сделано это было без научного обоснования, без изучения международного опыта, учета международных нормативных документов (директив ЕС, ПФС США, положений FIDIC, стандарта ISO 10845-2010, Типового закона ЮНСИТРАЛ и др.). И, наконец, без полагающегося обсуждения со строительным сообществом.


 

Чем стройка отличается от заводского производства

— Я задавался вопросом, почему такой несчастный случай — аукционы при закупках в строительстве — произошел именно у нас, в России? А ответ лежит на поверхности: потому что с 2005 года у нас практически не было Госстроя РФ, государственных органов регулирования отношений в строительной сфере, а строительное сообщество было абсолютно разобщено, что противоестественно. Первые попытки саморегулирования, точнее, самоорганизации начались позже, в 2009 году, когда решение о переводе закупок в строительстве на аукционы уже было принято. В 2010 году стройка была переведена на электронные аукционы.

Прошу обратить внимание, что ни в одной стране мира закупки в строительстве не осуществляются таким способом! Ведь главным критерием для победы в электронных торгах или конкурсах по-прежнему остается уровень снижения цены контракта по сравнению с изначально заявленной. При этом многие говорят, что, мол, «главное мерило эффективности — это уровень снижения цены», «мы сэкономили столько-то». Хотя, по сути, экономия-то получается не такая уже большая, поскольку крупные тендеры проходят практически по стопроцентной цене, да и другие, поменьше, часто идут по сговору, с «расчисткой поляны» и заключением контракта с единственным поставщиком. Они с самого начала проигрышные, потому что проводятся без проработки, без достаточно подробных изысканий, без полного объема проектной и рабочей документации. Поэтому в процессе строительства, как правило, появляется огромная масса дополнительных работ. И вовсе не случайно по России прокатилась очередная волна разорения мощных и даже знаменитых строительных организаций. Это — следствие того, что сегодня творится в строительном комплексе. А ведь строительные компании — это производственный потенциал России, многомиллионный коллектив квалифицированных рабочих и специалистов.

Но ведь торги в строительстве — это вам не закупка бумаги, мебели, автомобилей и пр. Это процесс, растянутый во времени. Например, если речь идет о крупном объекте, то только на разработку и согласование проектной документации может уйти не один год, и сам объект будут возводить три-четыре года. Когда мы закупаем готовый товар, который изготовлен на том или ином заводе, в его стоимость уже входят зарплата, все другие затраты и прибыль производителя — все там уже «сидит». И вот тогда на торгах речь идет исключительно о возможном снижении торговой наценки, то есть о разнице между оптовой и конечной розничной ценой. Посредники покупают готовый товар на заводе или на оптовом рынке, а потом на торгах играют как раз этой торговой наценкой, маржой. При этом сам товар цену никак не меняет.

В строительстве же все устроено не так, а совершенно по-другому. Мы не торгуем товаром. А торги идут практически на право заключения контракта на строительство. При этом строительство — это то же производство. Ведь производство строительное и производство заводское в своем корневом понимании развиваются по одним и тем же законам: есть средства производства, материалы, рабочая сила, научно-технические разработки. На заводе существуют конструкторские чертежи, у нас — проектная документация.

Чем же отличается заводское производство от строительного? Только одним. Тем, что на заводском производстве товар движется, а средства производства и люди находятся на месте. А в строительстве товар создается на одном месте и там же остается, а люди и средства производства, наоборот, передвигаются с объекта на объект. Но сам смысл один и тот же — создание товара. На заводе это производство машин, механизмов, тракторов, изделий и пр. А у нас это строительство зданий и сооружений. Строительные организации на производстве — это как цехи на заводе. На заводе работодатель — директор, собственник предприятия. А кто работодатель в строительстве? Многие считают, что это руководитель строительной организации. Да нет же! Работодателем у нас является заказчик, мы — его подрядчики по договору. Мы, как те же цехи и бригады на заводе, исполняем его волю, его заказ.

Что нужно, чтобы на заводе обеспечить выпуск качественных товаров — машин, механизмов или электронных приборов? Квалифицированные рабочие кадры, опытные специалисты и кадровый состав, современное оборудование — средства производства. Только в этом случае можно добиться качества и эффективности производства. Так же и на стройке: должны быть квалифицированные и опытные рабочие и специалисты, постоянный кадровый состав и современные средства производства. Это те же производственные цеха, только передвижные.

Но сегодня коммерсант выигрывает аукционные торги (особенно это характерно для небольших объемов) — и сразу же ищет, извините, за забором неквалифицированных рабочих, иностранных или российских. Почему неквалифицированных? Потому что он в процессе торгов сбросил 30—40% цены, а квалифицированные рабочие стоят дорого, и он уже не может их нанять. Вот почему качество строительства у нас такое неудовлетворительное. Но главное следствие постоянного проведения закупок в строительстве на электронных аукционах — то, что из года в год, постоянно происходит снижение квалификационного состава рабочих и специалистов строительных организаций по всей стране. Это последствия применения единственного критерия — снижения цены. Постепенно и неумолимо все участники обязаны или уйти из рынка, или стать такими, как самые неквалифицированные. Все остальные будут неконкурентными с «однодневками».

Но ведь так не может строиться страна!


 

 — Значит, в строительстве должны быть иные критерии оценки кандидатов на победу в торгах. А в числе основных требований обязательно должны фигурировать квалификация коллектива, опыт специалистов, обеспеченность подрядной организации необходимой современной техникой и оборудованием, ее устойчивое финансовое положение, отношение в компании к вопросам охраны труда.

— Совершенно верно. А главное — должны быть опытные специалисты, мастера своего дела! Например, если речь идет о дорожных работах, то подрядчик должен иметь классных асфальтоукладчиков, бульдозеристов, экскаваторщиков, опытных прорабов и специалистов производственных отделов, охраны труда, строительного контроля. Есть мастера, которые обычным бульдозером сделают такую поверхность и дадут такую точность — что просто диву даешься. Но этому специалисту необходимо платить, как положено, он должен иметь социальную обеспеченность и гарантию работы, как на заводе. Ведь почему на заводе вырастают классные специалисты, целые династии? Да потому что это их дом родной. Вот и в российской строительной организации должно быть так же.

 

Лучше сначала на мышах

— Один из главных критериев — это опыт работы строительной организации, опыт ее специалистов по строительству подобных объектов в прошлом. Поэтому при реальной предквалификации необходимо проверять наличие квалифицированных и опытных работников, которые строили именно такие объекты. Скажем, если это дорожное строительство — значит, подрядчики-претенденты раньше строили дороги, допустим на протяжении трех лет. Если это строительство больниц, детских садов — то за их плечами несколько сданных объектов такого плана. Если это обустройство набережных или иные гидротехнические работы — они должны уметь работать с водой. А если они никогда не прокладывали, скажем, коммунальные магистральные сети — как им можно доверять такую работу? Пусть сначала поучатся, например на субподряде или на коммерческом подряде, а уж потом — на торги. Поймите, это же государственные закупки… Считаю, что право участвовать в них необходимо заслужить.

 

— …и здесь не надо на людях тренироваться — для начала лучше на мышах, согласен. Валерий Павлович, мы с вами перечислили основные критерии. Кто должен их выдвигать и, главное, кто будет оценивать?

— Заказчик, конечно. Но наши заказчики из-за своей низкой квалификации не готовы нормально проводить конкурсы. Вот в законе №44- ФЗ сказано, что закупки проектных работ должны проводиться с использованием двухэтапных конкурсов. И это важно при проектировании, когда сам заказчик не может внятно описать, что именно он хочет в результате получить. Тогда он дает задание на проектирование и потом обсуждает это с участниками. Каждый из них вносит свои предложения: как, по его мнению, лучше запроектировать. А на втором этапе, когда произошел некий отбор участников по квалификации и другим требованиям, уже рассматривается ценовое предложение, и, что главное, соревнование должно идти между равными. Но это в идеале. За девять месяцев действия такой системы едва ли два-три процента закупок в проектировании прошло двухэтапные конкурсы. Почему? Да потому что заказчики по инерции проводят все через те же электронные аукционы.

Скажите, почему такой заказчик считает, что при разработке его проектной документации не нужны квалифицированные работники? Кто дал ему такое право? А ведь в законе №44-ФЗ прямо сказано, что при закупках на аукционе заказчику запрещено предъявлять к участнику аукциона квалификационные требования. Но это же абсурд! Ведь это недобросовестная конкуренция: здесь не соревнуются равные, а просто идет разорение более опытных и оснащенных. Почему? Потому что они в результате всего этого становятся неконкурентоспособными, о чем я уже говорил. А при ближайшем рассмотрении становится понятно, что неконкурентные условия приводят к деквалификации даже добросовестных подрядчиков. Это неминуемое последствие закона минимизации стоимости.

 

— Минуточку. Давайте вспомним, почему в свое время ввели эти торги. Потому, что часто завышали цены и, как образно сказал нашему журналисту ваш коллега — руководитель одного из комитетов НОСТРОЯ, часто покупали веники по цене пылесоса. Обыденным делом стали откаты в 20—40% от суммы контракта, что увеличивало стоимость строительства. Что, к этому нужно вернуться?

— Да поймите вы: откаты не лечатся аукционами! Не повторяйте шаблоны и газетные штампы. Везде есть свои идеологи и лоббисты. А коллеге советую хоть раз спуститься с небес на стройку, что-то построить самому, чтобы потом говорить. Электронные аукционы при сложных закупках — это самая коррупционная схема из всех возможных. Вы знаете, что такое расчистка «поляны»? Это позволяет заказчику делать не предназначенное для строительства описание объектов закупок. Вот, например, есть десять участников. Девять с аукциона убирают, одного оставляют, и за 100% ему все отдают. Так что именно электронные аукционы как раз и предназначены для откатов и прочей мерзости! Вы даже не представляете, что сейчас творится, особенно на торгах по малым объектам: там заказчики просто арестованы этими аукционами. Недобросовестный участник сбрасывает 40—50% — и все, он на коне. А как именно он при этом еще и в прибылях может остаться, я уже показал в отдельной статье.

Идем дальше. До 2005 года в России закупки в строительстве регулировались отдельными постановлениями Правительства и специальными нормативно-правовыми актами. Однако закон №94-ФЗ смешал все в кучу. При этом в статье 768 ГК РФ прямо сказано, что строительные работы торгуются по процедурам отдельного федерального закона о подрядах. И это не раз подтверждали и Высший арбитражный суд и другие федеральные арбитражные суды. В их решениях черным по белому написано: в связи с тем, что до настоящего времени не принят закон о закупках подрядов, необходимо руководствоваться не №94-ФЗ, а нормативными актами 1993 года о закупках в строительстве.

Кроме того, в настоящее время действует отдельный международный стандарт ISO 10845-2010 «О закупках в области строительства». Есть отдельные стандарты предквалификации, нормативные документы FIDIC —Международной ассоциации инженеров-консультантов. Вся Европа работает по этим нормам, и везде стройка торгуется по отдельным законам.

Когда наш новый президент НОСТРОЯ Николай Георгиевич Кутьин баллотировался на этот пост, он как раз говорил об этом. Мы добились, чтобы Правительство России дало нам поручение разработать наконец такой закон — о регулировании сферы госзакупок в строительстве. Эта огромная победа. Вот чем мы сейчас занимаемся. При этом мы не предлагаем отменять №44-ФЗ — он, повторяю, нужен как рамочный закон, где прописаны многие необходимые процедуры. Но чего там нет и уже, надеюсь, не будет — это, конечно, планирование закупок в строительстве, определение поставщиков, заключение и исполнение контрактов. Здесь требуется отдельное законодательство, а вовсе не документ, основанный на принципе купли-продажи.

Считаю, что члены НП СРО «Сахалинстрой» должны быть удовлетворены тем, что именно мы на протяжении пяти лет постоянно, на всех уровнях власти и управления, доказывали вредность аукционов для всех строительных организаций России. Доказывали, что аукционы в строительстве разоряют строительные организации и являются одной из главной причин появления недобросовестных СРО строителей и их посредников по прямой продаже «фантиков» под видом свидетельств о допусках. А кому это было выгодно и кто это лоббировал, история разберется…

 

— Мы с вами уже обсуждали критерии отбора кандидатов на победу в торгах за право быть подрядчиком. Какие еще специфические особенности строительной сферы следует обязательно прописать в новом законе?

— Прежде всего вопросы предквалификации. Это святое: необходимо, чтобы соревновались равные. Вот смотрите, что по этому поводу написано в нормах FIDIC: «Опыт проведения международных тендеров показывает, что в большинстве случаев представляется целесообразным проведение предварительной квалификации (отбора), поскольку это позволяет Заказчику определить уровень компетенции фирм, которые получат приглашения на участие в тендере. Предварительный отбор также отражает интересы подрядчиков, которые знают, что, попав в список, они будут конкурировать с ограниченным числом других фирм, соответствующих требованиям к уровню компетенции и ресурсам».

Кроме того, часто важна и постквалификация. Это проверка заказчиком наличия заявленных специалистов и рабочих кадров в период выполнения работ. У заказчика должно быть право требовать исполнения работ теми специалистами и рабочими, которые были заявлены в предквалификации.

 

Конкуренция неравных: чем она опасна

— Добросовестная конкуренция — это конкуренция равных. Наши нынешние аукционы — это абсолютно недобросовестная конкуренция, поскольку это конкуренция неравных, случайных, любых. А историческая практика показывает, что когда конкурируют неравные, общество постепенно скатывается вниз, потому что выигрывают, как правило, только низшие по квалификации и опыту. Если главенствующую роль играет цена, выигрывает тот, кто даст меньшую цену. А кто дает меньшую цену? Тот, у кого самые неквалифицированные рабочие и самые меньшие затраты, кто может сэкономить на стройматериалах, технике, оплате и охране труда, социальных гарантиях работающим. При подобной системе постепенно все вынуждены становиться именно такими, низшими, а иначе просто не проживешь. Это деградация, сползание на более низший уровень развития. А нам же надо страну развивать, внедрять инновации! Но, скажите, какие могут быть инновации, когда главным мерилом становится дешевизна...

Статья 34 Бюджетного кодекса гласит: «Принцип результативности и эффективности использования бюджетных средств означает, что при составлении и исполнении бюджетов участники бюджетного процесса в рамках установленных им бюджетных полномочий должны исходить из необходимости достижения заданных результатов с использованием наименьшего объема средств или достижения наилучшего результата с использованием определенного бюджетом объема средств». Понимаете, даже Бюджетный кодекс не трактует это однозначно: наоборот, или цена — или наилучший результат, «с использованием определенного бюджетом объема средств». По решению Пленума Высшего Арбитражного Суда право и обязанность выбора способа обеспечения эффективности расходов бюджетных средств лежит на заказчике. Поэтому, я считаю, что приоритет наименьшей цены в законе №44-ФЗ, мягко говоря, некорректен.

Во всем мире строительство — это полностью регулируемая государством отрасль. И у нас это — единственная отрасль народного хозяйства, где действуют Градостроительный кодекс, технические регламенты, СНиПы, ГОСТы, где проектирование происходит только по государственным ГОСТам, а смета рассчитывается по государственным сметным нормативам (в крайнем случае — по нормативам для государственных или муниципальных закупок). Где проходит государственная экспертиза проектной документации, и заказчик обязан получить ее положительное заключение. Есть отдельное Постановление Правительства РФ о подтверждении достоверности сметной стоимости. А еще проводится экспертиза на эффективность инвестиций, вложенных в проект. Потом рассматривается адресная инвестиционная программа, и только после этого объект вносится в план-график закупок. А теперь скажите мне: если все проверено государственными экспертизами, то какое у участников есть основание снижать цену? Как можно, после того как три государственные экспертизы проверили смету и везде поставили свои печати, снижать ее на аукционе на 20—40%! Скажите, как такое вообще возможно? Я говорил в Общественной палате: если такое происходит, то в экспертные организации должен прийти прокурор и сказать: «Так вот как вы хотели поделить с победителем эти проценты!», надеть на них наручники и увести. А потом в рамках уголовного дела жестко наказать коррупционеров. Но этого же не происходит… В данном случае, мы имеем дело с закупками по утвержденной государством цене. И в этом случае заказчик обязан использовать все возможности, чтобы выбрать квалифицированного, опытного, ответственного подрядчика, который обеспечит исполнение контракта в соответствии с проектной документацией и в срок.

Я спрашиваю: если есть Бюджетный кодекс и Постановление Пленума Высшего арбитражного суда, почему закон №44-ФЗ противоречит этим документам? Почему в нем у заказчиков нет права самим выбирать способ проведения закупок. Это его ответственность, его право.

 

— В новом законе это право у него будет?

— Да, будет. Как и описание самого объекта закупок (в прежних законах его не было) и процедуры проведения торгов. Все процедуры — с обязательной предквалификацией, этот вопрос тоже будет отражен. И слава Богу, что наконец-то мы возвращаемся к исполнению закупок в соответствии с Гражданским кодексом и другими базовыми документами: в прежних законах на них нет даже ссылки, из-за чего постоянно происходят мучения и наблюдается путаница. Например, сегодня в контракте заказчик обязуется «выполнять работы в соответствии с техническим заданием», а по закону он должен выполнять работы в соответствии с проектной документацией.

 

Не повторять судьбу олимпийских подрядчиков

— Мы рассматриваем вопрос о некоторой регионализации закупок: пытаемся определить какой-то минимальный объем работ, чтобы отдать это именно на муниципальный и областной уровень. Нужно реально поддержать малые предприятия строительного комплекса конкретного муниципалитета или субъекта для сохранения там рабочих мест и населения. Но аукционы, на которых цена сбрасывается на 40%, — это не поддержка малых предприятий, а, повторяю, их разорение. Нужно определить, что такое малое предприятие в подрядных работах, и добиться для них торгов без снижения цены.

 

— А какими по новому закону будут сами конкурсные процедуры?

— Это конкурсы разного вида. Даже в №44-ФЗ прописаны некоторые особенности: если речь идет о сумме более 10 млрд рублей — требуется банковское сопровождение и все прочее. Мы сейчас обсуждаем, как эти вопросы применить к стройке. Но могу сказать, что если речь идет о крупных закупках (сегодня обсуждается пороговая цифра между 3 и 10 млрд), вообще не должно быть никаких конкурсов — вместо них по факту следует проводить конкурсные переговоры. За рубежом широко применяется такой способ закупок, и мы тоже собираемся вписать его в новый закон. Но от нуля — никаких аукционов: не наше это, не строительное. Пожалуйста, выносите на аукционы готовые товары, и то не все (например, лекарства, продукты питания, считаю, на них выносить нельзя).

№44-ФЗ предусмотрена возможность строить отдельные объекты по постановлению Правительства РФ: например, порт Восточный, космодром «Восточный», олимпийские объекты. Мы согласны на такую схему, но и здесь Правительству необходимо описать процедуры. А та череда банкротств, которая случилась с нашими подрядными организациями в результате Олимпиады, — это как раз пример того, что изначально не были четко прописаны требования к заказчику, процедуры и правила. То есть Правительство принимает решение, а описанных процедур, что делать дальше, нет, и оно часто начинает просто «нагибать» генподрядчиков.

И еще одна важная вещь. В новом законе нужно обязательно учесть особенности районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей. Речь идет об обременении государственными гарантиями, которые «висят» на предприятиях этих районов и чего нет у наших материковых коллег. И когда последние приходят к нам, у нас получается недобросовестная конкуренция. Это наш больной вопрос, говорю вам как сахалинец, и мы постараемся обязательно отразить его в новом законе.

Беседу вел Андрей ЧЕРНАКОВ

Видео

Похожие публикации

Добавьте комментарий

  • winkwinkedsmileam
    belayfeelfellowlaughing
    lollovenorecourse
    requestsadtonguewassat
    cryingwhatbullyangry
Войти через
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

Партнеры

Национальное объединение строителей

Кнауф

Скания

Volvo

RUKKI

Волма

Iveco

Profine

RF

Paroc

СГК

Этернит

Наверх