Кадастр наступает на русские грабли — земельный налог в России

Октябрь: кто пойдет с плохой вестью к Игорю Шувалову — вот в чем вопрос!

Самая крупная свалка Европы в центре Новой Москвы — «му-у-удрое» решение властей

Итоги сентября: «Зарядье» - хотели как лучше; ФГИС-ЦС наконец-то заработал; успех на конкурсе LafargeHolcim Awards

Хамит Мавлияров: турбулентность в ценообразовании заканчивается

Строители не должны платить за реформу СРО

Какие болевые точки стройкомплекса обсудят в Петербурге

Сергей Калашников: СМК как путь к цивилизованному рынку

Территория СРО: в повестке дня — очередная реорганизация и «прописка»

Закон о компфонде: затраты застройщиков могут лечь на плечи дольщиков

Больное саморегулирование: кто от власти скажет ему «прощай»

Николай Кошман: Промышленностью строительных материалов никто толком не занимается

Виктор Опекунов: продолжается активная работа по сохранению отраслевых СРО

Губернатор Олег Королев: Viessman в Липецкой области — это живой проект и живое дело

Закон о реновации: арендатор за бортом?

СРО «Союзатомстрой»: задача — стопроцентное обеспечение договорных обязательств

СРО «Союзатомстрой» совершенствует систему подготовки персонала строительных организаций

Сергей Левкин: Реконструировать пятиэтажки, как в Германии, наша программа не предполагает

270 миллионов рублей за гектар

Реновация в Москве: власти столицы подозрительно уступчивы

Архитектор Юрий Эхин: Градостроители называют реновацию пятиэтажек аферой

Карл-Филип Кенеграхт (Бельгия): При создании умного города важна местная инициатива

Как внести 234 000 специалистов в реестр за 35 дней

Реновация пятиэтажек: архитекторы разделились на два лагеря

Провал программы доступного жилья: строители сами поддерживают монопольно высокие цены

Марк Гурари: Реновация «хрущевок» может стать градостроительной ошибкой

Съезд саморегулируемых организаций прошел в лучших традициях КПСС

Москва получит 7 новых футбольных полей

Приоритетные проекты Минстроя: рычаги влияния — у регионов и муниципалитетов

Снос хрущевок: москвичи — «на чемоданах», власти пытаются их успокоить