15:33К майским праздникам откроется метро до Коммунарки

14:45Что известно о ситуации вокруг Русского ипотечного банка

14:25Единственный на рынке участок рядом с Кремлем продан за 2,4 млрд руб

13:58100-метровый переход на Никольскую улицу реконструируют к осени

13:15Снят арест со счета Петросяна в рамках процесса по разделу имущества

12:15Уникальная витражная звезда 1935 года воссоздана на станции «Сокольники»

11:51После реконструкции ледовый дворец «Сокольники» отдадут ХК «Спартак»

10:38Крупнейшая в Москве зона для игры в лазертаг откроется в саду им Баумана

10:185-комнатная квартира-музей художника Васнецова будет отреставрирована

10:02Суд передал все объекты долгостроя ЖК «Царицыно» новому застройщику

03:14В декабре ТПУ «Саларьево» ждет итоговая проверка

02:34Россия может «за минуты» закрыть Азовское море для украинских судов

18:48В Туле начинается строительство перинатального центра за 4 млрд рублей

18:27РЖД готова вложить более 100 млрд руб в Московский транспортный узел

17:57Глава Минкульта займется ситуацией вокруг киноцентра «Соловей»

Ростов Великий: Китеж-град на озере Неро

logo russianconstruction.com
Ростов Великий: Китеж-град на озере Неро

Стены Ростовского кремля с надвратными башнями хорошо запомнились всем, кто хотя бы раз видел одну из лучших советских комедий «Иван Васильевич меняет профессию». Из этих кремлевских ворот выезжали разбираться с крымским ханом стрельцы, распевающие песню про Марусины слезы, а на звоннице метался среди колоколов незадачливый Бунша. Сейчас Ростов – небольшой город в Ярославской области, но он много старше и Ярославля, и Москвы, и большинства городов страны, с гордостью считающих себя древними.


Для дальнейшего чтения материалов, пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.

Древнее древних

Первое упоминание о городе относится к 862 г., когда пришедший править Русью Рюрик отдал Ростов во княжение одному из своих соратников. Понятно, что Ростов уже тогда имел особое положение среди русских городов. Возник он на берегу озера Неро из слившихся в одно поселений финно-угорского племени меря и пришедших сюда позже славян.

Сюда, в центр русских земель, не доходили ни варяги, ни волжские булгары, ни кочевники с юга. Расположившись на пересечении сухопутных и водных торговых путей, Ростов быстро богател, землевладельцы и купцы набирали силу и не торопились подчиняться удельным князьям. Может, потому и Юрий Долгорукий, и сын его, Андрей Боголюбский, получая в удел эти земли, строили свои резиденции подальше от своенравных ростовских бояр – под Суздалем и Владимиром. Ростов ревновал – его дружины после гибели князя Андрея осаждали Владимир, а в 1216 г. вместе с новгородцами разбили владимирское войско в кровопролитной битве на Липице.

Ростов не раз страдал и от ордынцев, и от княжеских усобиц, в которых принимал активное участие, пока могущество древнего города не сломил жесткой рукой Иван Калита. После сбора недостающей доли дани-выхода в Орду обеднели многие состоятельные ростовчане. Пострадал и двор боярина Кирилла, отца будущего духовного светоча русской земли – преподобного Сергия Радонежского.

Оставив пришедшее в упадок имение в Варницах, Кирилл с семьей перебрался в подмосковный Радонеж – Москва привечала всех, становившихся под ее руку. Ростовская знать смирилась с главенством Москвы, и уже несколько десятилетий спустя воины с берегов озера Неро храбро бились под стягами Дмитрия Донского на Куликовом поле. Окончательно в состав Московского княжества Ростов вошел при Иване III, незадолго до падения ордынского ига.

Памятный крест на месте крещения жителей Ростова 

Ростов крестили в 989 г. Тогда же здесь, на берегу озера, появилась первая деревянная церковь – храм Кирика и Иулиты. Через два столетия его перенесли в северную часть города. Другую деревянную церковь, во имя Михаила Архангела, воздвиг во второй половине XI века в западной части города епископ Леонтий Ростовский. Князь Константин в 1214 г. заложил близ своих палат храм святых Бориса и Глеба – обе постройки уже из белого камня. При этом князе город испытал подлинный, хотя и недолгий расцвет – и экономический, и культурный.

Ростов торговал со всей Русью, с Западной Европой, с Византией. По судоходной тогда реке Которосли суда ростовских купцов выходили в Волгу, откуда открывался путь в страны Востока. Прозванный Великим еще со времен Юрия Долгорукого, Ростов стал одним из крупнейших русских городов.

Развивались ремесла, земледелие, искусство – прежде всего иконопись. Велось летописание. В богословской школе при Григорьевском монастыре учились и Стефан Пермский, и Епифаний Премудрый, автор первого жизнеописания Сергия Радонежского. Благодаря князю Константину в Ростове появилась первая библиотека – тысячи книг и рукописей.

Авраамиев монастырь. Надвратный храм Николая Чудотворца 

Уже в XIII в. в Ростове было пять монастырей – самый древний, Авраамиевский (XI в.), упомянутый Григорьевский, Иоанно-Предтеченский, Спасский и Козьмодемьянский, к которым позднее добавились Андреевский, Яковлевский, Петровский, Рождественский, Варницкий. А в центре города, рядом с княжескими палатами и домовым Борисоглебским храмом возвышался белокаменный Успенский собор.

Серебряные главы Успенского собора

Существующий Успенский собор Ростова — пятый по счету, возведенный на этом месте во имя праздника Успения Богородицы. Первый белокаменный храм построил в 1162 г. Андрей Боголюбский, прислав в город владимирских мастеров. Возводили его на месте срубленной здесь еще в 991 г. одноименной деревянной церкви. Бич Ростова – пожары, и в 1204 г. собор, не выдержав бушевавшего пламени, обрушился. Его восстанавливали, конечно, в камне, в 1213-1231 гг. князья Константин и Василько, принимая за образец пропорции владимирских же храмов.

По преданию, настоятелем храма служил отец былинного богатыря Алеши Поповича. Новому собору судьба отвела около двухсот лет жизни. Страшная буря и возникший за ней пожар в 1408 г. погубили это творение древнего зодчества. Ученым не удалось выяснить причину гибели следующего храма, восстановленного и украшенного в 1411 г. ростовским архиепископом Григорием.

Долго велись споры о дате возведения уже пятого, собора, дошедшего до наших дней, но предполагают, что он был отстроен в начале XVI века. Доказательства существования предыдущих строений получены в ходе многочисленных археологических раскопок XIX-XX вв.

Успенский собор Ростовского кремля

В Успенском соборе погребены павший от рук язычников первый епископ города св. Леонтий Ростовский и еще три святителя этой земли — святые Исайя, Игнатий и Федор (племянник Сергия Радонежского). Здесь находили упокоение ростовские князья и митрополиты. Здесь же крестили сына боярина Кирилла Варфоломея — будущего преподобного Сергия.

В Смутное время оборону города от поляков возглавлял ростовский митрополит Филарет, отец будущего первого царя династии Романовых — и здесь же, в соборе, он был пленен, соратники его перебиты, а храм разграблен, о чем без стыда писала в своем дневнике Марина Мнишек.

Митрополит Филарет говорил не раз, что порог Успенского собора истерт стопами святых. Позднее в стенах собора звучали проповеди святителя Дмитрия Ростовского, молились и Петр I, и Николай II, и архиепископ Ярославский и Ростовский Тихон (Беллавин), избранный патриархом после восстановления патриаршества в России.

Реставраторы в 1950-х открыли от поздних наслоений часть фресок авторства ярославских и костромских мастеров, в том числе Савостьяна Дмитриева, Гурия Никитина, Дмитрия Григорьева, Силы Савина и других, выполненных в 50-х — 70-х годах XVII в. Собственно, фрески тогда называли стенным письмом, избегая чужеродного слова. Чистотой русского языка в старые времена дорожили больше. Ростовские фрески — это отдельная тема; они богаты цветовой палитрой, в которой преобладают голубые, золотистые, зеленые тона, дополненные вишневыми, малиновыми, темно-синими, лимонными оттенками.

Древние иконы собора гибли в пожарах. Была среди них привезенная в город еще Владимиром Мономахом икона Богородицы, творение первого русского иконописца Алимпия. В XVIII в., после очередного пожара, в соборе установили новый, золоченый иконостас, в который поместили несколько спасенных икон предыдущего столетия.

Собор вновь страдал от пожаров, но устоял. В XVIII в. его несколько перестроили, заменив позакомарную кровлю четырехскатной, но после реконструкции в XX в. зданию постарались вернуть прежний вид. Это шестистолпный храм с сохранившимся белокаменным цоколем, по которому выложены кирпичные стены с невысокими апсидами, над которыми поднимаются пять глав на световых барабанах. Высота Успенского собора Ростова — 48,3 м при длине 29, 5 м.

Каменное убранство собора достаточно скромное – перспективные порталы, килевидные закомары, аркатуры на стенах и барабанах. Над угловыми лопатками выполнены завершения в виде пар кокошников. Главы крыты луженым железом «в шашку», и их серебристый цвет удивительно гармонирует с неярким небом и свинцово-серыми водами озера. Такое же покрытие у глав звонницы и соседней Воскресенской церкви кремля.

Успенский собор, паперть западного портала 

Архитектурное изящество храма подчеркнуто позолоченными прорезными карнизами в закомарах и под луковичными главами. В XVII в. к южной стене пристроили крыльцо, в котором просматриваются характерные элементы русского узорочья – двухпролетные арки с «гирьками». В конце века это крыльцо и западный портал украсила орнаментальная роспись.

Монументальная возвышенность собора подчеркивается горизонтальным членением стен, высокими щелевидными окнами и высокими же барабанами, что станет типичным для ярославского зодчества. Эта монументальность объединяет величественный храм с поднявшимся рядом с ним через полтора столетия комплексом Архиерейского дома, привычно называемого Ростовским кремлем.

План Ростовского кремля 

Щедрый дар ростовского митрополита

После изгнания польских интервентов Россия два десятилетия приходила в себя. Часть прежних территорий страны по условиям Деулинского перемирия отошла к Польше, и это значило, что возвращать их придется ратным трудом. Военное счастье переменчиво, поэтому по царскому указу в 1632 г. в Ростове началось строительство оборонительных сооружений – высокого земляного вала, опоясывающего город, подступы к которому прикрывал со всех сторон, кроме озера, еще один, небольшой вал – «подвалок» и наполненный водой ров между ними.

Земляные валы 

По всем правилам фортификации того времени земляной вал ощетинился девятью бастионами, с которых простреливалось все пространство перед прямоугольными участками укрепления. Кроме этого, под земляным валом прорыли, если верить некоторым источникам, три подземных хода для вылазок в тыл врага. По валу были выстроены деревянные укрепления со сторожевыми башнями и тремя подъемными мостами через ров. К нашему времени от этих сооружений сохранились только остатки земляного вала – послужить обороне города им, к счастью, не пришлось.

Западная кремлевская стена 

Неповторимый по своей строгой красоте ансамбль Ростовского кремля возник рядом с Успенским собором во второй половине XVII в. стараниями митрополита Ионы Сысоевича. Ирония судьбы – и появлением комплекса Архиерейского дома, и лаконичностью его каменного убранства при всей монументальности построек мы обязаны неукротимому патриарху Никону.

Обидевшись на охладевшего к нему царя, Никон демонстративно покинул Москву, направившись достраивать Ново-Иерусалимский монастырь. Алексей Михайлович, тем не менее, не торопился искать примирения с гордым патриархом и, уж тем более делиться властью. Ведь в замыслах своих патриарх склонялся к верховенству власти церковной над светской. И дружба «премудрой двоицы» на этом закончилась.

В отсутствие Никона исполнять его обязанности «Тишайший» поручил ростовскому митрополиту Ионе. Но однажды Никон неожиданно приехал в Москву, вошел в Успенский собор – и местоблюститель покорно подошел под его благословение. За что был отправлен царем обратно в Ростов, где и преуспел в строительстве новых духовных оплотов. Тем более что средства у ростовской митрополии были: богатые доходы получала она от возделываемых земель, соляных варниц, лесов, водных угодий.

Строителем, храмоздателем называли Никона. Иона Сысоевич, разделявший его идеи, может по праву именоваться так же. Кроме митрополичьего двора в Ростове, он провел масштабные работы, подарившие нам современный облик Борисоглебского монастыря, строения близлежащих Белогостицкой, Варницкой, Троицкой, Угличской и Воскресенской обителей. При нем Успенский собор увенчали новые главы, была пристроена паперть с южного фасада, а западный вход украсили решетчатые ворота с врезным замком.

 Западный портал Успенского собора

Но главное детище Ионы Сысоевича – это, конечно, Ростовский кремль. Вторя Никону, митрополит стремится избегать архитектурных излишеств того времени, так же считая, что они отвлекают человека от преклонения перед божественным началом и отождествляют духовное с мирским. Да еще принимают во внимание западные образцы! Поэтому, в отличие от Москвы, где торжествовало узорочье и входил в моду новый стиль, перекликавшийся с европейским барокко – барокко русское, приглашенный зодчий Петр Досаев обращался скорее к новгородским мотивам.

Мы видим их в высоких подклетах храмов, треугольных очертаниях закомар, щипцовых фронтонах храма Спаса на Сенях, в многопролетной звоннице, замкнувшей ансамбль Успенского собора. То же противоречие, что присутствует в облике архитектурных шедевров гордого патриарха, не миновало и постройки ростовского митрополита: аскетичное пятиглавие на четверике – и тут же изразцы, наборные колонки, причудливые завершения наличников, ширинки, гирьки и другие элементы каменного декора. А так называемые «кубоватые» главы надвратных башен напоминают плавно-изогнутые линии барочных башенок Риги, Праги и других европейских городов, пришедшие с Запада сперва в малороссийскую архитектуру.

Строили по канонам, а в остальном – «как мера и красота скажут». Эти слова можно было встретить в средневековых «договорах подряда», артельных грамотах. И противоречие растворилось в скромной и величественной красоте Ростовского кремля, словно он – не замысел Ионы Сысоевича, а самой северной русской природы произведение, украсившее берег Неро.

Успенский собор, храм Воскресения и Судный приказ 

Очарованные красотой Ростовского кремля обычно скупые на похвалу знатоки древнего зодчества сравнивают его с градом Китежем, поднимающимся из вод сурового озера. Весь ансамбль обнесен мощной крепостной стеной с 11 башнями. Четыре надвратных, пять угловых и две дозорные башни имеют «кубоватые» и шатровые, крытые лемехом или тесом завершения. По галереям стен можно пройти к любому храму или помещению.

 Переходы и галереи

Вертикали ансамбля дополняют вытянутые к небу пятиглавия храмов Иоанна Богослова и Григория Богослова и типичные для средневекового русского зодчества дымники, поднимающиеся над палатами. Весь комплекс кремля делится оградами на три части – Соборная площадь, Архиерейские палаты (Владычий двор) и Григорьевский затвор (Митрополичий сад), обустроенный на месте бывшего одноименного монастыря.

 Храм Иоанна Богослова и митрополичий пруд

Две доминанты ансамбля – надвратные пятиглавые церкви Воскресения Господня (1670) и Иоанна Богослова (1683), на высоких подклетах, с фланкирующими (на языке фортификации) башнями. Этот прием обустройства торжественного въезда будет повторен в Борисоглебском монастыре.

 Каменное узорочье храма Иоанна Богослова

Стены храмов украшают лепнина и изразцы, а западный въезд, со стороны трехапсидного Иоанно-Богословского храма, богат каменным декором (так же украшены въездные ворота Воскресенской церкви). Южнее выстроена церковь Григория Богослова (1680) – то же изящное пятиглавие, только сам храм, в отличие от «надвратного» соседа, немного ниже. В этой части кремля располагался митрополичий сад с маленьким водоемом.

 Храм Григория Богослова

Архиерейские палаты – в центре всей композиции, но посредине ее не собор, а пруд, вокруг которого могут прогуливаться многочисленные туристы. С этой площадки можно подняться на переходы по кремлевским стенам, посетить храмы Воскресения, Иоанна Богослова, Спаса Нерукотворного на Сенях (1675).

 Храм Спаса на Сенях и Белая палата

Окруженная галереями церковь Воскресения — бесстолпная, перекрытая лотковым сводом. Ее центральный барабан — световой, как и в храме Иоанна Богослова. С интерьера этого храма начинается знакомство туристов с удивительными ростовскими фресками.

 Церковь Воскресения

 Воскресенская церковь. Роспись восточной стены

Роспись покрывает внутренние поверхности стен храма и галерей, сводов, полуколонн, поддерживающих поперечные арки, барабана. Алтарная преграда, поднимающаяся по всей высоте — каменный иконостас, выполненный в соответствии с канонической традицией — он присутствует во всех храмах Ростовского кремля.

Ростовский кремль. Надвратные башни и храм Иоанна Богослова

Не менее торжественно выглядит западный въезд на территорию Архиерейского дома. Пять зеленых глав Иоанно-Богословского храма поднимаются над украшенными каменным узором воротами. Три апсиды опираются на высокий подклет. Декор сдержан, но в нем присутствуют многие элементы русского узорочья.

Подклет храма Спаса на Сенях – двухэтажный. Барабан единственной главы храма возвышается на четырехгранном постаменте — трибуне. Церковь строилась как домовая для ростовских митрополитов, а внизу располагались сени, кладовые и прочие хозяйственные помещения. Сохранилась удивительной красоты роспись интерьера храма, в которой, как и в других церквях Ростовского кремля, преобладают синие и золотистые тона.

 Спас на Сенях. Аркада над солеей

Фрески выполнены вологодским живописцем Дмитрием Степановым, костромскими мастерами Карповыми и ростовским священнослужителем Тимофеем. Спас на Сенях называют уникальным храмом: его солея приподнята на восемь ступеней, а над ней устроена богато расписанная аркада, отделяющая алтарь и предалтарное пространство от прихожан, что символизирует возвышенность духовного над мирским.

 Церковь Одигитрии

Наружная поверхность стен двухэтажной церкви Одигитрии (1693) расписана «под бриллиантовый руст», что вызывает невольную ассоциацию с европейским Ренессансом. В архитектуре храма преобладают элементы московского барокко, при этом здание отличает балкон, проходящий по всему периметру. Три апсиды под единой кровлей разделены полуколоннами и опираются на перекрытие подклета.

Самуилов корпус 

В Самуиловом корпусе, возведенном еще в XVI в. Григорием Борисовым (см. «Твердыня на реке Устье») и перестроенном столетием позже, размещались покои ростовских митрополитов и духовное училище. Теперь здесь – картинная галерея, в которой собраны не только произведения неизвестных крепостных художников, но и полотна Шишкина, Айвазовского, Поленова, Нестерова, Грабаря, Петровичева и других известных мастеров кисти. За корпусом – «Дом на погребах», где некогда хранили припасы, и другие хозяйственно-бытовые здания.

 Красная палата – Государские хоромы

Торжественные приемы государей и трапезы проходили в Белой палате, которую сравнивают по красоте с Грановитой палатой Московского Кремля. Сейчас здесь разместилась экспозиция церковных древностей. А проживали высочайшие особы в здании Красной палаты («Государских хором»), где сейчас также развернуты несколько экспозиций и устроен ресторан.

Судный приказ и нижний ярус Часобитной башни 

Одним из первых в кремле было выстроено здание Судного приказа (1660-е гг.), управлявшего судопроизводством и прочими делами митрополии. Он расположился справа от церкви Воскресения. Теперь здесь – музей финифти, еще одного чуда ростовской земли.

По-гречески «финифть» означает блестящий камень. Для изготовления таких изображений обжигают в печи нанесенный на медную пластину стеклянный порошок – так получают основу, которую расписывают огнеупорными красками и снова обжигают. До революции финифть служила для изготовления различной церковной утвари, что можно увидеть в музее.

Позже сюжеты поменялись. Финифть украсила шкатулки, женские украшения и часы Угличского завода «Чайка». Фабрика «Ростовская финифть» находится недалеко от кремля, желающие могут ее посетить и узнать о тонкостях производства, при этом вдоволь налюбовавшись лучшими изделиями из коллекции музея предприятия.

За Судным приказом – подножие разобранной в XIX в. башни-часобитни. Через Воскресенские ворота проходим на Соборную площадь, отделенную при строительстве кремля оградой и от Архиерейских палат, и от шумевшего здесь раньше торга.

Ростовские звоны

Звонница, выстроенная Ионой Сысоевичем у стен Успенского собора в 1682-1687 гг. первоначально трехпролетной, дополнилась массивной башней – под большой колокол. Это был «Сысой», названный так в память об отце митрополита. Весил колокол 2000 пудов, а слышали его за двадцать верст, до самого Борисоглеба.

 Звонница Успенского собора

Отлил «Сысоя» Федор Терентьев. Другие мастера, отец и сын Андреевы, изготовили 1000-пудовый «Полиелейный» и 500-пудовый «Лебедь». Появились на звоннице 80-пудовый «Баран», 30-пудовый «Красный», 20-пудовый «Козел», а в XIX в. к ним добавился отлитый из старых колоколов 140-пудовый «Голодарь», звонивший в Великий пост.

Всего на звоннице Ростовского Кремля 15 больших, средних и малых колоколов, но прочие названий не имеют. Источники часто цитируют одно из писем Ионы Сысоевича: «На своем дворишке лью колоколишки, дивятся людишки».

Вход на территорию Соборной площади свободный. Службы проводятся в храме Входа Господня в Иерусалим, расположенного в средней части нижнего яруса звонницы. Для посещения Архиерейского дома и митрополичьего сада, входящих в состав музея-заповедника «Ростовский кремль», следует приобрести билет.

Петр, посещавший в начале XVIII в. Ростовский кремль, долго беседовал с Дмитрием Ростовским и обедал в трапезной Белой палаты. Может, поэтому ростовские колокола и не пошли на пушки, но благосостояние Архиерейского дома вскоре пошатнулось. В ходе церковной реформы первый император обложил обители налогами, а перенесение митрополии в Ярославль и вовсе лишило твердыню на озере Неро прежнего величия.

Доходило до того, что постройки Ростовского кремля местные власти использовали под винокуренные заводы, скотобойню, а потом и вовсе предложили разобрать на камень для строительства новых Торговых рядов. На защиту святыни встали ростовчане, в первую очередь, местный краевед и меценат А. А. Титов, добившийся восстановления памятников Архиерейского дома. Не удалось ему только воссоздать облик разрушенной Красной палаты, но… несчастье помогло.

Чудовищной силы смерч летом 1953 г. обезглавил Ростовский кремль. Пали наземь главы собора, церквей Иоанна и Григория Богослова, верх звонницы… Пострадали практически все памятники. И были восстановлены по решению Советского правительства, несмотря на трудные послевоенные годы и начавшуюся борьбу за ядерный паритет с Западом. Вернулась к нам и Красная палата. На восточной стене кремля установлена мемориальная доска, увековечившая имя В. С. Баниге, руководившего реставрационными работами. А реставрация внутреннего пространства Успенского собора ведется и сейчас.

Исследования в Ростовском кремле продолжались и позже, когда удалось найти остатки стен и фундаментов храмов, предшествовавших нынешнему Успенскому собору. В 1980-х вновь разрешили звонить колоколам на кремлевской звоннице. Теперь их уникальные звоны стали национальным достоянием. Всесоюзная фирма грампластинок «Мелодия» даже выпустила тогда небольшой виниловый диск с пояснительным текстом заслуженного деятеля искусств Н. Померанцева.

Чарующие Ионинский, Георгиевский, Ионафановский звоны теперь могли прозвучать в любой советской квартире – через динамики проигрывателя, конечно. Ныне российские туристы могут подняться на звонницу, где услышат рассказ о знаменитых колоколах Ионы Сысоевича, а в определенные часы – и сами необыкновенные, величественные, торжественные, плывущие над гладью озера Неро ростовские звоны.

Евгений ШАПОЧКИН



Похожие публикации


Партнеры