Eurocol
Москва +16 °C, дождь.

ПОБЕДИТЕЛЬ КОНКУРСА СМИ МИНСТРОЯ 2016
Eurocol

Лента новостей

17:56
Вот что решили сделать с развязкой МКАД с Бесединским шоссе
17:42
Какие поручения дал Медведев по строительству дороги на Байкале
17:16
Где в Екатеринбурге построят крупнейший жилой квартал на 4,5 тыс. жителей
17:03
В Южном Бутово согласовано строительство дороги к школе и детскому саду
16:54
Для кого в Москве построят новейший конно-спортивный комплекс
16:45
В подмосковном Реутове возведут крупный складской комплекс
16:39
Шувалов рассказал, как и зачем в России будут создавать крипторубль
16:15
Где в Москве к 2020 году построят пять новых железнодорожных станций
15:50
Раскрыт срок доставки на Белорусскую АЭС корпуса уже второго реактора
15:41
Назван точный срок ввода новой эстакады на Варшавском шоссе в Москве
15:25
Какой мощнейший тепличный комплекс построят в Рязанской области за 12 млрд рублей
15:10
Как мэр Москвы Сергей Собянин оценил благоустройство «Сада будущего» на северо-востоке столицы
14:44
Сколько еще ветхих пятиэтажек осталось снести в Москве
14:23
В Орле скоро построят пешеходный мост через Оку за 306 млн рублей
14:03
Согласованы II и III этапы строительства ДВЗ «Звезда» на Дальнем Востоке
13:53
Каким и где в Москве построят детсад с «тропами здоровья»
13:47
Где в Москве завершено возведение основных конструкций путепровода через МЦК
13:35
Вот на кого после пожара в Ростове-на-Дону завели первое уголовное дело
13:25
В Москве назвали срок начала прокладки Южного дублера Кутузовского проспекта
12:49
На каких условиях французская «Тоталь» сможет участвовать в «Арктик СПГ-2»
12:34
Кто уже просит у Собянина обломки сносимых по реновации домов Москвы
12:29
В центре Москвы ввели шикарный ЖК с пентхаусами
12:12
Где в России создана новая территория опережающего развития
12:04
В Белгороде создали прорывной 3D-принтер для строительства домов
11:55
Почему «Газпром» решил резко ускорить строительство «Силы Сибири»
11:43
Современный логистический комплекс возвели во Владивостоке за 700 млн рублей
11:12
Какой шикарный горнолыжный курорт построят в Набережных Челнах
11:09
Как в Москве будут реконструировать трамвайные пути и остановки
10:44
Почему в Москве так серьезно снизился объем ввода жилья
10:43
Вот почему выпавшая с 9-го этажа в Москве 15-летняя школьница почти не пострадала
Все новости

Архив публикаций

«    Август 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031 

Последние комментарии

Архитектор Рубен Аракелян: Город — это проекция интересов общества

logo russianconstruction.com
Архитектор Рубен Аракелян: Город — это проекция интересов общества

Определился окончательный вид Павелецкой площади. О нем рассказывает автор проекта — руководитель архбюро WALL Рубен Аракелян


По поводу того, какой же быть обновленной Павелецкой площади, было немало споров. Как известно, уже несколько лет там красуется котлован, оставшийся от незавершенного строительства. Сегодня мы беседуем с руководителем архбюро WALL Рубеном АРАКЕЛЯНОМ. Наш разговор пойдет о судьбе проекта, о перспективах его воплощения, а также о проблемах, волнующих сегодня все архитектурное сообщество.

 

Через Павелецкую площадь проходит 45 тыс. человек в час

Рубен Георгиевич, Ваше бюро стало победителем конкурса на концепцию Павелецкой площади. Какой же функционал, в конце концов, возобладал?

— Мы не победили в конкурсе: это был прямой заказ. Дело в том, что Павелецкий вокзал и прилегающая к нему территория — это очень лакомый кусок для бизнеса. Здесь пересекается много транспортных потоков: пригородные поезда, поезда и автобусы дальнего следования, аэроэкспрессы, потоки пассажиров радиальной и кольцевой веток метро, пешеходов со стороны набережной и т.д. Проходимость только за один час здесь достигает 45 тыс. человек!

Безусловно, подобная плотность потоков порождает высокий экономический потенциал территории и инвестиционный спрос. Однако новая экономическая реальность 2008 года снизила оптимизм инвесторов.

Многолетняя стагнация территории привела к ее выпадению из политической, социальной и экономической жизни города, деформируя городскую среду и консервируя градостроительный потенциал территории. Это послужило толчком к принятию решительных мер со стороны Правительства Москвы, предполагающих формирование принципиально нового сценария и стратегии развития, в том числе включение территории в программу 256 ТПУ Москвы

Архитектор Рубен Аракелян: Город — это проекция интересов общества

Проект ТПУ «Павелецкая». Архитектурное бюро WALL

 

Вы, наверное, слышали о концепции «сухих ног», когда пассажир пересаживается с одного вида транспорта на другой и добирается до места назначения, практически не выходя на улицу. Достигается это за счет создания транспортно-пересадочных узлов (ТПУ) в наиболее многолюдных местах города. Один из таких ТПУ предполагается создать как раз на Павелецкой площади.

Привокзальные площади обычно не застраиваются, поскольку они должны быть удобными для города и горожан. Поэтому появилась идея придать новое качество этому пространству, полезному жителям столицы. В рамках программы мы разработали свою концепцию.

Что же появится на Павелецкой? Во-первых, здесь будет очень солидный подземный уровень. Например, на минус первом этаже планируется собрать все городские потоки: которые приходят с кольцевой и радиальной линий метро, направляются с аэроэкспрессов и пр.

В нашем проекте была даже идея опустить вниз автобусный терминал. Суть в том, чтобы, прибывая из аэропорта или со станции метро, человек, не выходя на улицу, мог сесть на нужный автобус дальнего следования.

 

— А трамвай?

— Трамвай наверху сохраняется. А вот автопарковка опустится под землю, чтобы освободить площадь для прибывающих машин.

Архитектор Рубен Аракелян: Город — это проекция интересов общества

Проект ТПУ «Павелецкая». Интерьеры. Архитектурное бюро WALL

 

— Кстати, об авто. Какое количество автомобилей по проекту можно будет разместить на территории ТПУ?

— Есть два варианта: первый — строительство 300 тыс. кв. м: в этом случае делается 6 подземных уровней.

 

Ого!..

— Ну, да. Там же 30-метровая глубина… И есть проект на 120 тыс. кв. м: это то, что интересно городу, но неинтересно инвесторам. В этом случае получается всего 4 подземных уровня и около 600 парковочных мест.

 

Нужно было угодить сразу нескольким сторонам

— С какими трудностями пришлось столкнуться при подготовке столь концептуального проекта?

— У этого проекта сразу несколько, так сказать, адресатов, несколько интересантов. Во-первых, это жители. Мы опрашивали жителей близлежащих домов, чтобы понять, что бы они хотели видеть в этом месте.

Второй адресат — инвестор. Ему требовались емкие коммерческие площади: ведь вложения нужно окупить. Как известно, все проекты подобного плана в Москве — инвестиционные. Город просто не может самостоятельно потянуть такие объемы финансирования строительства: ведь каждый ТПУ — это вложения порядка миллиарда евро!

Третий адресат — город, вполне оправданно выступающий против строительства наземных павильонов на привокзальной площади.

Четвертый запрос — это пассажиры, то есть те, кто прибывает из аэропорта, с электричек, поездов дальнего следования, метро, городских автобусов, трамвая. Нам нужно было очень органично соединить между собой все эти потоки.

 

Р. Аракелян: «По проекту, вы можете приехать, допустим, на поезде, спуститься вниз и через подземный этаж подняться в забронированный гостиничный номер. Либо из гостиницы  сразу спуститься в метро. По сути, в этом и заключается концепция «сухих ног»

 

Собственно, если говорить о сложностях, то это и было самое сложное в нашем проекте — определенный, я бы сказал, вызов. Потому что здесь нужно было работать даже не с архитектурой, а с людскими и транспортными ресурсами.

 

— И какая «фишка» была в итоге найдена?

— Мы придумали «минус первое» подземное плато — своего рода подземный город, который совмещал бы все эти потоки. Четко структурировали основные направления движения, отработали логистику (чтобы не было нежелательных пересечений), отрезали парковки с поперечных переулков.

То есть, по проекту, вы можете приехать, допустим, на поезде, спуститься вниз и через подземный этаж подняться в забронированный гостиничный номер. Либо из гостиницы сразу спуститься в метро. По сути, в этом и заключается концепция «сухих ног», выдвинутая городом и подхваченная нами.

Архитектор Рубен Аракелян: Город — это проекция интересов общества

Проект ТПУ «Павелецкая». Разрез. Архитектурное бюро WALL

 

Для площади найден образ окаменелого мха

— Нынешняя Павелецкая площадь изменится кардинально. То есть она никак не будет напоминать прежнюю?

— В данном случае перед нами был еще один вызов: как зданию вокзала и площади придать современный вид и сделать так, чтобы это место заговорило языком XXI века. Ведь ТПУ — это очень технологичные сооружения, и в каждой стране мира (а мы исследовали около 30 таких узлов в Австрии, в Германии, Японии) есть свой, весьма узнаваемый язык.

Мы очень долго искали визуальное наполнение. И нашли образ… окаменелого мха. Это как бы подземный город, который «вылез» наружу, но частично покрыт «бетонным мхом».

Там есть холмы, но они из бетона. В них есть свой смысл: с помощью этих холмов мы скрыли все заезды и выезды транспорта с подземного уровня. К тому же эти холмы являются входными группами для пассажиров с уровня городской площади.

Таким образом, оставаясь функциональным, это решение несет определенную эстетику.

Архитектор Рубен Аракелян: Город — это проекция интересов общества

Проект ТПУ «Павелецкая». Площадь. Архитектурное бюро WALL

 

— Сейчас возле Зацепского вала находится гигантский котлован. Как он будет преобразован?

— Мы из этого минуса сделали плюс: превратили это в наклонную городскую площадь. Получается этакая римская агора, гигантский «язык», который под углом в два градуса спускается вниз.

 

В Европе архитекторы сотрудничают с населением

— Вы говорите, что общались с жителями, проводили опросы. Скажите, всегда ли мнение жителей идет на пользу проекту? Или, как правило, это просто выплеск эмоций, часто негативный, только мешающий профессиональному воплощению идеи?

— Да, это очень важная тема, важный нерв. Сейчас Россия «поймала» тренд работы с общественными пространствами: в мире все этим уже давно занимаются, а теперь это дело подхватила и наша страна. Проводится множество архитектурных конкурсов по этой тематике.  

То есть те, кто городом занимается, поняли, что качество города — это, как ни странно, качество городской пустоты. Да, здания важны. Но не менее важна и пустота: улицы, площади, скверы и т.д. Архитекторы очень правильно восприняли этот тренд и делают сейчас достаточно качественный городской дизайн.

При этом во всем мире тема городских пространств делится на две ветви: hard и soft. Первая ветвь — это, собственно, работа с общественными пространствами, качество благоустройства, варианты отделки, малые архитектурные формы. Так что hard в России уже, в принципе, делать научились.

А есть еще soft — это работа с теми, кто потребляет hard. При этом потребители делятся на три группы: те, кто за это платит (то есть арендаторы торговых и офисных помещений); те, кто этим пользуется (гуляющие, дети, мамы с колясками и т.д.); и те, кто просто проходит мимо.

Изучение этого контингента называется «социальным мэппингом» (от англ. mapping — позиционирование, отражение — Ред.). Таких исследований в России практически не делают.

А вот за рубежом, перед тем как проектировать общественные пространства, архитекторы и градостроители идут к жителям, показывают им эскизы и согласуют с ними все принятые решения.

Кстати, именно за эту практику тесного взаимодействия с людьми чилийский архитектор Алехандро Аравена получил премию Притцкера и был назначен куратором Венецианской архитектурной биеннале.

 

Р. Аракелян: «Архитектор — профессия системная, емкая и глобальная. Это человек, который мыслит на 100—200 лет вперед. Проектировщик же занимается проектированием, решением конкретной задачи на локальном уровне, здесь и сейчас»

 

В Европе и во всем мире идет активная работа с населением. Это позволяет проекту органично «вписаться» в интересы людей и быть принятым ими. Скажу больше: на Западе все проекты, в которых отсутствует социальный аспект и работа с людьми, просто выбрасываются в корзину.

А в чем проблема общественных слушаний у нас? В том, что людей ставят перед фактом. Они ничего не видели, им приносят и говорят: будет вот так! Конечно, это вызывает отторжение.

 

— А Вы сами изучаете общественное мнение перед тем, как начать проектировать?

— Мы пытались хоть чуть-чуть к этому прикоснуться, чтобы просто узнать и понять, чего бы хотели люди. И выяснилось, что, например, на Павелецкой площади люди хотят… парк.

И мы это учли. Если вы представляете себе Павелецкую площадь, то там по периметру одни жилые дома, в которых живет куча людей. Им негде гулять: парк Горького далеко. И этим людям хотелось бы просто выйти на улицу днем и посидеть под деревом.

И мы их услышали. Для нас это очень важно.

Архитектор Рубен Аракелян: Город — это проекция интересов общества

Проект ТПУ «Павелецкая». Площадь. Архитектурное бюро WALL

 

В каком году мы увидим первые постройки?

— Сейчас инвесторы договариваются с городом. Я думаю, что до 2020 года работы начнутся. Просто нужно перелопатить очень большой пласт проектной документации, все увязать. Это длительный процесс.

 

Одни выращивают дом из ландшафта, другие ищут уникальность в типовом

— На Ваш взгляд, есть ли принципиальное разделение между архитектором и проектировщиком?

— Да. Я думаю, что архитектор — профессия системная, емкая и глобальная. Это человек, который мыслит на 100—200 лет вперед. Проектировщик же занимается проектированием, решением конкретной задачи на локальном уровне, здесь и сейчас.

Архитектор мыслит на будущее, пытается угадать тренды, работает с городом, с городскими пространствами. Формирует среду обитания человека, создает сценарий жизни. А проектировщик делает конкретный дом. Мне кажется, тут есть разница в терминологии.

 

Сейчас некоторые Ваши коллеги призывают строить и проектировать «нетипичное типовое». Что вы думаете по этому поводу?

— Нетипичное типовое?

 

— То есть сам проект может быть типовым, а вот его обрамление — фасады, детали — наоборот, должно быть нетипичным…

— По этому поводу сегодня идет весьма острый диспут. Например, есть подход, согласно которому архитектура «формируется» из места, где будет идти строительство: вы можете найти такие концепции, например, у швейцарского архитектора Петера Цумтора или американца Стивена Холла. Они как бы выращивают проект: пропорции здания, его габариты, планы исходя из того, как им это диктует ландшафт, ориентация по солнцу. В этом случае нельзя говорить о типовом проектировании, это совсем другое.

Но есть иная реальность, в которой городу нужно отчитываться перед жителями за количество квадратных метров, потому что нужно обеспечивать людей жильем. И тут без типового не обойтись.

Еще одна грань — в том, что можно найти искусство и в типовом. Таких проектов очень много. Например, было такое течение в Японии — метаболиз. Дома проектировались и собирались, подобно конструктору, из абсолютно одинаковых капсул. Но это не помешало некоторым из них стать настоящими произведениями архитектурного искусства.

 

Р. Аракелян: «Можно понять желание города распроститься, наконец, с ветхим фондом и предоставить людям нормальные квартиры. С другой стороны, пятиэтажки — это все-таки наша история, наша память. Я бы оставил одну как музейный экспонат!»

 

Если мы говорим о какой-то художественной составляющей профессии, то там типовой проект вряд ли «выстреливает». Если же речь идет о необходимости быстрого переселения, то типовое строительство, конечно же, помогает решить проблему.

Сейчас главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов, насколько я знаю, работает над новой серией панельных домов. Вот это как раз может быть успешным примером того, как применять «нетипичное типовое».

 

Одну пятиэтажку надо оставить как память

— Раз уж мы перешли к теме массового переселения, то как Вы относитесь к новой московской программе по сносу пятиэтажек? Не приведет ли это к строительству очередных хрущоб, только уже более современных?

— Здесь также есть три вектора. Прежде всего, это необходимо сделать, поскольку срок эксплуатации пятиэтажек, по-моему, составляет 50—60 лет, и он вот-вот закончится. И тут можно понять желание города распроститься, наконец, с ветхим фондом и предоставить людям нормальные квартиры.

С другой стороны, пятиэтажки — это все-таки наша история, наша память. Я бы оставил одну как музейный экспонат!

В-третьих, здесь важен вопрос деликатности: в общении с жителями, в инструментарии и в процессе компенсации жилья!

 

— В заключение хотелось бы поинтересоваться Вашими творческими планами.

— Мы сейчас делаем очень любопытный проект — экспериментальную школу в подмосковной Черноголовке. Это частная школа, опыт-эксперимент.

ЗИЛ — безумно интересная задача. На территории завода «Серп и Молот» у нас генпроектирование на жилые дома, это тоже это очень важный опыт и очередной этап в жизни нашего бюро.

Помимо этого у нас в работе еще один замечательный проект: мы делаем винодельню и гостевой дом в Карабахе. Хотим сделать из этого как бы средневековую историю, чтобы в строительстве принимали участие все жители. Знаете, как когда-то общими усилиями строили готические соборы. Сами добывали камень, изготавливали кирпич, ставили на него свой фамильный оттиск. Сами выдували стекло, делали ковку перил, вставляли окна...

Может быть, в нашем случае получится инициировать что-то подобное. Ведь деревня, где будет строиться тот самый гостевой дом, находится в плачевном состоянии, а этот проект позволил бы людям получить новую работу, сделать все из местных материалов...

 

— Спасибо за очень интересную беседу. Желаем Вам новых творческих успехов и воплощения всех Ваших идей!

Беседу вел Александр ГУСЕВ, подготовила Елена МАЦЕЙКО

Похожие публикации

Добавьте комментарий

  • winkwinkedsmileam
    belayfeelfellowlaughing
    lollovenorecourse
    requestsadtonguewassat
    cryingwhatbullyangry
Войти через
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

Партнеры

 

Национальное объединение строителей

Кнауф

Скания

Volvo

RUKKI

Волма

Iveco

Profine

RF

Paroc

СГК

Этернит

Наверх