Москва +20 °C, дождь.

Лента новостей

23:44
The Daily Beast: Администрация Трампа и Конгресс сцепились из-за санкций против России


17:37
Чем станция «Лубянка» так полюбилась иностранным болельщикам


16:41
В СССР могли построить горизонтальный небоскреб и летающий город


16:03
Эксперты прогнозируют рост стоимости аренды недорого жилья из-за big data


15:35
Еще один сервис по поиску отелей присоединился к санкциям против Крыма


15:19
На Цветном бульваре открылся флагманский магазин немецкой Bosch


14:24
В наукограде Подмосковья квартиру можно снять всего за 15,000 рублей


12:56
Тевтонский замок XIV века Калининградской области выставлен на торги


12:35
Около 6 млрд рублей вложит Сбербанк в строительство жилья на юго-западе столицы


11:51
Осенью по всей Москве начнется массовое строительство жилья по реновации


11:24
Компания олигарха Вексельберга достроит жилые дома у метро «Алексеевская»


10:42
Путин прибыл в Калининград решить судьбу стадионов ЧМ-2018


10:13
Новак рассказал о воздействии на рынок законопроекта о санкциях против «Северного потока-2»


09:47
Москвичей, нелегально сдающих квартиру, обнаружат с помощью big data


23:34
В список ЕС добавят еще 6 компаний-участниц строительства Крымского моста


17:59
Азотная кислота на МКАД стала причиной ДТП


17:08
Нужен подрядчик для ремонта первого чугунного моста в Санкт-Петербурге


16:31
Эксперты обещают больше ресторанов и магазинов иностранных брендов к концу года


15:47
Самое дешевое жилье в небоскребе Москвы оценили в 2,9 млн рублей


14:53
Что происходит на стройке моста через Амур в Китай


14:16
Московский зоопарк готовит «большой проект» по работе с детьми


13:40
Экстрим-парк и бассейн появятся в составе ТПУ «Некрасовка»


12:58
Санкции против «Северного потока-2»: «Не допустим попадание денег стран НАТО в карманы Кремля»


12:31
5-звездочный южнокорейский отель открылся во Владивостоке


11:52
Два литра в руки и только по паспорту — что происходит в Североуральске


11:23
Археологи нашли в центре Москвы бутылку XVII века


10:47
В Москве создадут зону автогонок с технологиями виртуальной реальности


10:16
9,000 региональных дорог перейдут в федеральную собственность


09:50
Когда заработает уникальная канатная дорога до спорткомплекса «Лужники»


18:02
Newsweek: Россия намерена соединить Японию и Европу железнодорожным мостом


Все новости

Архив публикаций

«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031 

Последние комментарии

Александр Кузьмин: Стратегия строительной отрасли должна быть доступной и ясной, как курс молодого бойца

logo russianconstruction.com
Александр Кузьмин: Стратегия строительной отрасли должна быть доступной и ясной, как курс молодого бойца
Генеральный директор НИЦ «Строительство» и президент РААСН Александр Кузьмин высказывает свое мнение по многим актуальным вопросам строительства, архитектуры и науки

Александр КУЗЬМИН — один из самых знаковых людей в архитектурно-строительных кругах столицы. Много лет проработал главным архитектором г. Москвы. Сейчас он возглавляет ключевое учреждение отраслевой науки — Научно-исследовательский центр «Строительство», в который входят три крупнейших строительных НИИ. Кроме того, Александр Викторович является президентом РААСН — Российской академии архитектуры и строительных наук.

Нам было интересно узнать, как Александр Кузьмин относится к таким широко обсуждаемым вопросам, как возвращение типового строительства, применение новейших строительных материалов, разработка национальных приложений к еврокодам, появление новых направлений и дисциплин в области строительной науки. Об этом и о многом другом — в его эксклюзивном интервью журналу «Строительство.RU».

 

Дочки-матери

— Александр Викторович, какие строительные направления, на Ваш взгляд, нуждаются в первостепенной модернизации?

— Думаю, в первую очередь следует модернизировать сам подход к тому, чем мы занимаемся. Если мы ограничим все, грубо говоря, перерезанием ленточек, то никакие инновационные стратегии нам не помогут.

О чем я? О том, что архитектор, проектировщик, застройщик должны мыслить глобальными категориями. Нужно учитывать жизненный цикл здания, озаботиться тем, как оно будет выглядеть через 20—50 лет. Пока же наша главная беда — нежелание заглянуть даже в недалекое будущее, в завтрашний и послезавтрашний день.

А вот для дня сегодняшнего характерна ситуация, когда застройщик сдал объект — и убежал, а дальше хоть трава не расти, конечно, никак не побуждает применять новые конструкции и инновационные материалы.

А вот если тот же застройщик, построивший здание, будет заинтересован в том, как оно будет в дальнейшем эксплуатироваться, а в идеале — самостоятельно заниматься его эксплуатацией, это даст совсем другие результаты.

Должна быть связка строительства, проектирования и ЖКХ. Пока же у нас ЖКХ выступает в роли матери-одиночки, на которую бросили здание — этакого непослушного ребенка…

 

Умный дом хорош на своем месте

— А что происходит в сфере производства стройматериалов? За рубежом появляются сотни материалов с совершенно новыми свойствами. А мы?

— Вы знаете, я всегда делил стройку на две части: уникальные объекты и рядовая застройка. И подходы тут должны быть разными. Когда мы говорим красивые слова типа «нано-», «био-», «композиты», «зеленые технологии», «BIM», «умный дом», — все это относится к той части нашей стройки, которая занимается уникальными сооружениями. Здесь четко понятен эффект от инноваций, ясно, для чего ты это делаешь. И, я знаю по опыту, около 75% инноваций направлено именно туда.

А когда мы ведем речь о рядовой застройке, то здесь эффект инноваций неочевиден. Порой они просто экономически неоправданны. Здравый смысл, которым обладали еще древние архитекторы, подсказывает, что, когда мы говорим о рядовой застройке, тут достаточно просто сделать хорошо, соблюдая традиции, накопленный предыдущими поколениями опыт.

Если же мы будем «продавливать» инновационные подходы там, где это не является жизненной необходимостью, наша внедренческая активность может закончиться курьезами вроде нано-моек и нано-трусов.

Понимаете, умный дом — он хорош на своем месте. А в «рядовом» варианте он не должен быть похож на космический корабль, где много-много кнопочек, от которых бабушки сходят с ума.

 

— Иными словами, в строительстве инноваций должно быть в меру?

— Безусловно. Не забуду, как жаловались мои друзья в одну из недавних зим, когда они буквально замерзали в своих подмосковных домах с панорамным остеклением. Для нашего климата оно никак не подходит. Не зря ведь наши деды не приветствовали открытые террасы, большие (венецианские) окна. Просто потому, что в наших широтах они неприемлемы. То есть, нужно внимательнее относиться к опыту поколений.

Плюс нужно учитывать особенности регионов. Страна у нас большая, где-то трясет, где-то вечная мерзлота, везде свои особенности. И нужно эти особенности превращать в достоинства: полнее использовать местные ресурсы, создавать природно-территориальные кластеры.

Раньше у нас был такой порядок: на строящемся объекте назначался его будущий директор, который и присматривал за ходом работ. Думаю, это было правильно.

 

От Минстроя не получили ни копейки

— Как сейчас финансируется строительная наука?

— Скажу честно, плохо финансируется. На фундаментальные исследования деньги выделяются. А вот с НИОКР (научно-исследовательские и опытно-конструкторские работыЕ.М.) большие проблемы.

В прошедшем году от Минстроя РФ мы не получили ни копейки, да у него их и нет. Самостоятельно бьемся за заказы. Участвуем в тендерах, выигрываем конкурсы на проведение тех или иных исследовательских работ. Удалось, кстати, поднять на достойный уровень среднюю зарплату в наших институтах. Словом, выживаем за счет того, что мы нужны. Можно сказать, за счет собственных мозгов.

Из того, что зарабатываем, выделяем деньги на исследования. Вот сейчас, например, создаем так называемую платформу строительства и архитектуры. Это будет межотраслевая коммуникационная площадка. Там несколько направлений: строительные материалы, строительные технологии, город и коммуникации, информационные системы, культурное наследие, ресурсоэффектиновсть, безопасность. На этой площадке мы и попытаемся разрулить те проблемы, которые оказались «между отраслей», которыми занимаются все — и никто.

Кроме того, общаясь на этой платформе, мы будем отрабатывать те темы, которые могут быть заявлены в качестве крупных исследовательских проектов и даже целых научных направлений.

Академия строительства и архитектуры, например, займется темой «культурное наследие»: изучим весь клубок проблем вокруг этого понятия. К осени мы уже будем готовы представить свои первые предложения.

 

Помогут ли Эллочке-людоедке еврокоды

— Возглавляемый Вами НИЦ «Строительство» помимо прочего занимался разработкой национальных приложений к еврокодам. Однако отношение к еврокодам в строительном сообществе далеко не однозначное…

— Давайте вспомним, что такое еврокоды. Вот смотрите, мы с вами говорим на русском языке, а кто-то — на английском. Если я не знаю английского, то пользуюсь переводчиком. Но если я — Эллочка-людоедка, то мой английский равен моему русскому. Мир многополярен, и надо уметь общаться.

Да, мы работали над еврокодами, и первоначальные предложения уже направлены в Минстрой. Но должен сказать, что между отечественными нормативами и еврокодами нет жестких противоречий. Когда, например, проектировали здания «Москва-Сити», некоторые проекты были сделаны иностранными специалистами по тем самым еврокодам. Но трений между нашими и зарубежными конструкторами не возникло. Спокойно сравнивали показатели, приходили к какому-то общему знаменателю.

Сложность тут в другом: еврокодами должны уметь пользоваться эксперты, которые, собственно, и принимают проект. Это как бы и есть те самые «переводчики», который хорошо знают как еврокоды, так и наши нормативные документы.

То есть, я бы сказал так: пользоваться еврокодами уметь надо, но не обязательно их в приказном порядке применять. Обращаться к ним можно там, где это удобнее.

 

«Типовой» не значит «скучный»

— Александр Викторович, с подачи Минстроя в целях экономии бюджетных средств, которые сегодня нередко бесконтрольно расходуются на индивидуальное проектирование, на стройку возвращается типовое проектирование. Что это — новая напасть или, наоборот, благо?

— Для меня типовое проектирование никогда не было минусом. Могу привести массу примеров, когда типовая школа или детский садик оказывались лучше, чем построенные по индивидуальному проекту. Да что там говорить, сам индивидуальный проект порой отличался лишь 25-метровым бассейном и колоннами «под золото». Утрирую, конечно, но по сути это так.

Понимаете, речь сегодня идет не столько о типовом проекте, сколько о типовой схеме. В типовом проекте — во всяком случае, в прежние времена — были проработаны планировки, все было по-умному взаимоувязано. Думаю, что именно подобная функциональность и будет сильной стороной сегодняшних типовых проектов.

А что касается опасений на предмет того, что наша архитектура, мол, теперь вновь станет серой, однообразной и неинтересной, то, по-моему, они напрасны. При нынешних технологиях и возможностях отделки один и тот же типовой проект можно сделать тысячей разных способов.

Здание — как человек. Вполне можно переодеть «рубашку»: вариантов фасадов сейчас не счесть.

 

— Какое соотношение, на ваш взгляд, должно быть между типовыми и индивидуальными проектами?

— В абсолютных цифрах не скажу. Тут нужно разбираться. Допустим, у нас красный цвет обозначает типовое строительство, а зеленый — индивидуальное. Так вот, если мы возьмем школы, физкультурно-оздоровительные центры, то здесь на инфографической картинке на 90% будет превалировать красный цвет. А если торговые центры — тут будет засилье зеленого. То есть все зависит от того, что строишь. В каждом секторе разный подход.

 

Заветная книжечка

— Как Вы относитесь к раскритикованной многими «Стратегии инновационного развития строительной отрасли», предложенной Минстроем?

— Стратегия — это всегда очень тяжелая вещь. Она должна быть доступной и предельно ясной, как «курс молодого бойца». А когда такие программы начинают обрастать «мясом», ненужными деталями и подробностями, они перестают быть стратегией.

Этой программы в доработанном виде пока просто нет. Первоначальный вариант был справедливо раскритикован, он был рыхлым, и сейчас мы как раз трудимся над предложениями в этот эпохальный документ.

 

— Очень хочется спросить Вас про нормативную базу в строительстве, ее в последнее время всячески ругают. В каком направлении она должна дорабатываться?

— Я вам покажу книжечку, она была издана в 1957 году. Это «Справочник проектировщика», его разрабатывала еще старая Академия, которую разогнали. Так вот, если любой проектировщик откроет эту книжечку, у него отпадут лишние вопросы. По ней можно рассчитать все что угодно.

К сожалению, сегодня у нас таких книжечек нет. А есть куча разнонаправленных нормативных документов. На ближайшем президиуме РААСН мы как раз планируем обсудить воссоздание такого справочника архитектора и градостроителя. Он очень нужен!

 

Горжусь Манежем и «Москвой-Сити»

— Какими объектами Вы, как бывший главный архитектор г. Москвы, гордитесь?

— Я горжусь Гостиным двором. Это был мой первый объект как архитектора — до этого я занимался чистыми планировками. Нравится, как сделали Ходынку. Горжусь пешеходными мостами. Да и Манеж, реконструированный после пожара, — тоже наше детище.

Нравится «Москва-Сити»: это совсем другой ритм жизни, очень комфортные условия для работы. Там нужно по-другому одеваться, по-другому думать…

 

— Последний вопрос. Какими Вы видите перспективы строительной науки? Куда будет двигаться архитектура, технологии?

— Строительство — процесс, а архитектура — результат. Архитектура — это не только красота, но, по Витрувию, еще и польза, прочность. Пути архитектуры и строительства — классические. Двигаться всегда нужно в сторону качества, а уже за качеством подтянутся те самые польза и красота.

 

— Спасибо за интересный разговор, Александр Викторович!

Беседовала Елена МАЦЕЙКО

Похожие публикации

Добавьте комментарий

  • winkwinkedsmileam
    belayfeelfellowlaughing
    lollovenorecourse
    requestsadtonguewassat
    cryingwhatbullyangry
Войти через

Партнеры

Наверх