Москва +3 °C.

Лента новостей

16:32
Действия вандалов привели к задержке поездов на двух направлениях МЖД


16:11
Сбербанк повысил ставки по ипотеке. Каких программ это не коснулось?


14:48
В 2019 году Собянин намерен открыть два парка развлечений в Москве


14:20
«Уралвагонзавод» остался без электричества, один человек погиб


13:22
145 городских часов отремонтируют в Москве до Нового Года


12:34
Участок под строительство завода в Москве выставлен на торги за 26 млн руб


12:01
Три архбюро поборются за проект «умного города» на Новорижском шоссе


11:36
Застройщики смогут реализовать 8 млн «квадратов» новой недвижимости


11:19
Власти Москвы выставили на торги помещения под офисы на Петровке


10:57
Мэр Владикавказа закроет завод «Электроцинк», чтобы уберечь местных жителей


10:28
Что известно о задержке поездов на Казанском направлении МЖД


10:03
Храмовый комплекс площадью 6,300 кв метров построят в Южном Бутове


09:45
19-этажный комплекс апартаментов на Пресненском валу откроется в 2018 году


09:17
Миллиардер Маск объявил о запуске подземного тоннеля под Лос-Анджелесом


08:33
200-летнее здание гостиницы «Советская» готовится к реставрации


17:53
Подробности взрыва на пиротехническом заводе в Ленинградской области


17:00
Украина строит новый разведцентр для отражения «гибридной агрессии» России


16:14
Станцию БКЛ «Нижняя Масловка» переименуют из-за Савеловского вокзала


15:56
Собянин: Станцию БКЛ метро «Савеловская» построят к концу года


15:31
Путин и Мирзиеев дали старт строительству первой АЭС в Узбекистане


14:58
Как благоустроили два исторических переулка в центре Москвы


14:13
«Оживающий» госпиталь начала ХХ века создали в музее МГМУ им. И.Сеченова


13:49
Новый рекорд на рынке ипотеки России — миллион кредитов за 8 месяцев


13:22
Власти Москвы прогнозируют уход 100 застройщиков с рынка к 2020 году


12:46
Крупный торговый центр с панорамным остеклением построят в Сосенском


12:17
Специалисты сумели заделать пустоты под стартовым столом на «Восточном»


11:35
Гигантская «Луна» с лестницами для фотографирования появилась у Москвы-реки


11:10
Около 300 прорывов труб произошло в Киеве после подачи горячей воды


10:38
Подвальные помещения в здании 1913 года в Москве продают за 22 млн руб


10:02
Москвичей привлекут к решению проблемы нехватки парковок около домов


Все новости

Архив публикаций

«    Октябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031 

Последние комментарии

Архитектор Николай Шумаков: Наступили времена, когда музеи оказываются на задворках торговых центров

logo russianconstruction.com
Архитектор Николай Шумаков: Наступили времена, когда музеи оказываются на задворках торговых центров
Есть ли в Москве качественная архитектура? Кого можно назвать застройщиком с большой буквы? Об этом рассуждает президент Союза московских архитекторов

Если вы спросите у архитектора, что может архитектура, тот без раздумий ответит: всё! Хорошая архитектура может обеспечить расцвет города, плохая — поспособствовать его упадку. Примеров тому масса. О роли архитектуры и архитектора в жизни города мы поговорили с президентом Союза московских архитекторов Николаем ШУМАКОВЫМ.

Полноценный человек может родиться только в полноценной архитектуре

— Николай Иванович, вряд ли кто-то станет спорить с тем, что архитектура оказывает на нас колоссальное влияние. И все же...

— Есть такие наивные представления, может немного сказочные, я сам грешным делом ими страдаю. Они сводятся к тому, что полноценный человек может родиться и достойно жить только в хорошей, качественной архитектурной среде. То есть типовые «хрущобы», бараки, палатки и ларьки — это вообще не для человека. Когда ты рождаешься и живешь среди загаженных улиц, сломанных деревьев, переполненных мусором урн, ты таким и получаешься — «загаженным» всей этой атмосферой. И все твои мысли сводятся только к тому, где бы поесть, выпить, справить нужду и не более. Ты как бы ограничен этими шорами. Есть, конечно, исключения из этого ряда, но их гораздо меньше, чем хотелось бы.

Я думаю, в этих наивных и схематичных на первый взгляд представлениях на самом деле много правды. Во всяком случае, истина, которую мы с вами сейчас ищем, лежит где-то рядом. То есть правильно думать, что архитектура влияет на очень многое.

 

— Значит, исходя из Вашей логики, получается, что человек, выросший, скажем, по соседству с великим флорентийским собором Санта-Мария-дель-Фьоре, и человек, родившийся в типовых «хрущобах» какого-нибудь города Коркино Челябинской области, — это принципиально разные типы людей?

— Думаю, отчасти да. И интересы у них разные. И взгляды на жизнь. Поймите, человек, который, кроме трущоб, ничего не видел, не соприкасался с настоящей красотой, обречен на достаточно примитивное существование. Но это не вина, а беда этого человека. Как вы думаете, почему у нас так развит алкоголизм, наркомания, такие ужасающие показатели смертности? Все это и от отсутствия хорошей, качественной среды обитания. Она, конечно, не только из архитектуры складывается, но из нее в том числе.

 

Алло, мы ищем таланты среди заказчиков

— Иногда какой-то архитектурный объект может дать толчок развитию целого города и даже региона. Классический пример — испанский Бильбао, где архитектор с мировым именем Фрэнк Гери воплотил в жизнь уникальный проект — Центр современного искусства. Появление экзотического здания из гнутых стальных листов надолго обеспечило городу приток туристов и поступательный рост экономики. Заштатный городишко буквально из-за одного-единственного (но зато какого!) архитектурного объекта превратился в процветающий центр, где жизнь бурлит...

— Мне кажется, здесь дело не только в архитекторе, но и в заказчике. Пришел грамотный, думающий, умеющий смотреть вперед заказчик. Уговорил городские власти. Ну а потом они «слились в экстазе» и пригласили выдающегося архитектора. В данном случае появлению талантливого архитектурного объекта предшествовало некое политическое решение. Затем появился неординарный представитель заказчика — дирекция Музея современного искусства Гуггенхайма. Они решили: да, будем строить. Следующий шаг — поиски инвестора, мецената. И лишь потом последовало приглашение архитектора. Сам по себе архитектор ничего не делает и не решает.

 

— Получается, у нас в России есть талантливые архитекторы, но нет одаренных заказчиков?

— Да у нас зачастую вообще нет заказчика! Потому что заказчик, который изначально думает, как извлечь из архитектуры максимальную прибыль, это уже не заказчик. Сейчас многие хотят вложить и построить минимум в самые сжатые сроки. А получить по максимуму: в десять, в сто, а то и в тысячу раз больше, чем вложили! Но это, простите, не заказчик. Это временщик, который «колотит» свое «бабло». И, к сожалению, таких у нас немало.

 

— И все-таки, вы не станете спорить, что и в Москве, к счастью, есть объекты, которые буквально изменили жизнь города?

— Безусловно, такие объекты есть. Это, конечно, московское метро, которое такое привнесло!.. Это же не транспорт в буквальном смысле слова: спустился, поехал. Это синтез всего: транспортной инфраструктуры, архитектуры, изобразительного творчества. Я бы сказал, что метро — это высокое искусство. Кстати, мы впервые стали синтезировать архитектуру и монументальное искусство в метро, и в этом стали примером всему миру. Понимаете, в данном вопросе я — как вшивый о бане, поскольку всю жизнь проектирую метро. Хорошо, что не успел упомянуть Живописный мост...

Второе — это, конечно, высотки. Правда, для того чтобы их построить, пришлось снести церкви. А когда храмы разрушили, увидели, что город потерял лицо, московский ландшафт превратился в «выжженное поле», что должны быть какие-то иные доминанты. И тогда появились высотки во славу великой страны и ее столицы.

 

Вместо музея авиации и космонавтики — очередной торговый центр

— Николай Иванович, есть мнение, что архитектура способна даже «разруливать» транспортные пробки. Одно дело, когда архитектор проектирует какое-то посещаемое здание в центре города, где все и так перегружено транспортом. Тогда получается, что он своими руками создал или усилил транспортный коллапс в конкретном месте. И совсем другое дело — когда он подумал, выбрал наиболее оптимальную площадку, где-нибудь на окраине, и, наоборот, разгрузил какой-то участок города. Вы согласны?

— Архитектура — это вообще-то искусство организации пространства, комфортного пространства. И транспортные проблемы входят в раздел градостроительства. Так что согласен, пробки — это тоже отчасти архитектурная задача. Если все сделано грамотно еще на стадии генплана — тогда все будет хорошо.

Те же торговые центры просто необдуманно и глупо сажать в центре, и даже в пределах Третьего транспортного кольца. Недавно появился огромный торговый центр на Ходынке, на 400 тыс. кв. м. Дикость, нелепость! Ведь это же самый центр города, интенсивное движение, перемещение больших масс людей. В данном случае это, на мой взгляд, было крайне нецелесообразно.

Между прочим, торговая точка появилась на Ходынке вместо планируемого музея авиации и космонавтики. Столице такой музейный объект нужен, а денег на него нет. Частного инвестора под этот объект найти не удастся никогда. Поэтому самолеты распилили, и вместо учреждений культуры строим торговые центры колоссальных размеров, которые дают быструю отдачу. А потом где-то на задворках сажаем музей современного искусства. Именно на задворках, где происходит загрузка и выгрузка товара, как символ современного cостояния российской культуры.

 

В Риме весь старый город — памятник

— Какой процент исторических зданий, на Ваш взгляд, должен сохраняться в городе? Понятно, что, если сохранять всю застройку, город не будет развиваться. А это живой организм, и он должен двигаться вперед...

— Тут должны быть разные модели. Может быть, даже некие божественные предопределения. Например, в Риме весь город является памятником архитектуры. И парковое искусство, и термы Каракаллы, и стадион Диоклетиана, и рядовая жилая застройка. В Москве, к сожалению, постоянно все новые и новые исторические здания идут под бульдозер.

 

— Но развиваться-то город должен?

— Вот-вот, так обычно и говорят те, кто хочет снести. Поэтому у нас очень много потерь в ткани исторической застройки. И сейчас нужно о сохранении думать не меньше, чем о развитии. Развитие без сохранения бессмысленно, это путь в никуда. Мы уже до основания старый мир разрушали, а куда в итоге пришли?

 

— В последнее время много говорят о такой области архитектуры, как урбанистика, которая рассматривает город в целом, как единый организм. Есть ли у нас талантливые архитекторы-урбанисты?

— У нас масса талантливых архитекторов, и молодых, и не очень, в том числе и градостроителей. И в МАрхИ имеется соответствующая кафедра, и проектные и научные институты по градостроительству существуют, и даже, может быть, в ближайшие годы будет разработан генплан Москвы, так что все в порядке. И в этой области нас ждет прекрасное светлое будущее. Есть даже несколько примеров удачных решений общего порядка: парки «Музеон» и Горького, несколько пешеходных улиц, велодорожки без велосипедистов, парковки и парковки. Деревья в свое время вырубили — сейчас в кадках ставим. Сделана серьезная ставка на благоустройство, и это правильно: хватит ходить по колено в мусоре.

 

Есть ли в Москве качественная архитектура

— Не так давно, на одном из градостроительных форумов, архитектурный критик Григорий Ревзин заявил, что архитектуры в Москве нет. При Лужкове хоть плохонькая, но была (те же самые «башенки», за которые его постоянно критиковали). А теперь, мол, нет ни одного объекта, который был бы достоин хотя бы того, чтобы его покритиковать. Вы с этим согласны?

— Сейчас мы находимся в вялотекущем затяжном кризисе. Экономика лежит. Новых инвесторов не появляется, а старые уже столько всего понастроили, что ничего уже не хотят. Поэтому с Ревзиным во многом можно согласиться. Архитектор ведь человек подневольный. Его нанимают. А если некому нанимать, то ничего и не появится.

До того как архитектор придет на стройплощадку, должно быть принято много решений: серьезных, мощных. Начиная от политического решения властей до определения места застройки, поисков инвесторов и т.д. Должен появиться и тот, кто закажет талантливому архитектору проект. С этим, как я уже говорил выше, у нас проблемы. И все мы ждем реализации прошедших больших конкурсов: Зарядье, Музей современного искусства, Политехнический музей. Надеемся на мощный результат еще при нашей жизни.

 

— Николай Иванович, может быть, изменения в облике города нужно начать с малого — с массовой застройки? Появились ли какие-то новые тенденции в массовом строительстве в Москве и Московской области? И нравятся ли они вам?

— Как только появилось хрущевское постановление о борьбе с излишествами в архитектуре, появилось и типовое строительство. С тех пор мало что изменилось. 60% домов по-прежнему строится по типовому проекту.

Но все-таки ситуация меняется к лучшему. Сейчас главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов поставил задачу полностью реорганизовать массовое строительство, поставить его на новые рельсы. Разработано несколько положений, предписывающих, какой должна быть типовая архитектура. В том же ключе поставлена задача и перед домостроительными комбинатами.

Сейчас в разгаре кризис, но найти компромиссные варианты, думаю, можно. Нестандартные решения в типовом строительстве двигаются в сторону фасадов всевозможной конфигурации, интересных ходов, связанных с глухими торцами многоэтажек, оригинальных парковочных зон, разноэтажности в границах одного и того же здания, использования под общественные нужды первых этажей и т.д. Если это будет соблюдаться, то можно будет поговорить о хорошем, качественном массовом жилищном строительстве.

 

В промзонах встречаются настоящие архитектурные жемчужины

— Сейчас в тренде тема реновации столичных промзон. Как и чем, по Вашему мнению, должны застраиваться территории, из которых выведены промышленные предприятия?

— Во-первых, не нужно забывать, что это огромная территория, вокруг которой сложилась своя инфраструктура, своя жизнь. Образовались стойкие связи. Обновленная промзона должна органично «лечь» в те реалии, которые здесь сформировались изначально. Нельзя однозначно заявить: вот здесь нужно разбить парк, здесь — построить жилье, а тут — общественный центр. С каждой промзоной необходимо работать индивидуально. Единообразных решений тут быть не может. Именно поэтому концепции таких зон часто выносят на конкурс. Выбирается оптимальное решение. И дальше начинается реновация, которую в обязательном порядке нужно увязать с окружением.

Кстати, в промзонах нередко встречается очень интересная архитектура, прекрасно отражающая ту или иную эпоху. Поработать с теми или иными памятниками — это же настоящее удовольствие. Старинные здания можно превратить в лофты, выставочные залы, конюшни и т.д.

Иными словами, не нужно уничтожать все, что в конкретной промзоне до этого было. Принцип «выжженной земли» здесь неприемлем. Все должно быть сделано очень тонко, деликатно.

 

У Союза московских архитекторов — новая жизнь

— Над чем сейчас работает Союз московских архитекторов?

— Должен сказать, что СМА и Центральный дом архитектора сейчас живут бурной, насыщенной жизнью. Каждый день — выставки, фестивали, концерты, круглые столы и т.д. Сюда потянулась молодежь: за последний год членами Союза стали более двухсот архитекторов. Скоро в Гранатном переулке будет выстраиваться очередь желающих посотрудничать с Союзом.

Одна из основных задач СМА — консолидация всех архитектурных сил Москвы и Подмосковья. Мы — то место, которое соединяет воедино всех архитекторов для того, чтобы создать комфортную, благоприятную атмосферу общения и профессионального роста.

Сейчас работаем сразу над двумя крупными весенними фестивалями: «Световая архитектура» и «Золотое сечение». Помимо традиционного смотра-конкурса, в их рамках предусмотрена обширная деловая программа.

Словом, жизнь бьет ключом.

Беседу вела Елена МАЦЕЙКО

Фото putidorogi-nn.ru, terrania.ru, media.rtv.net, advizzer.com, dh-art.ru, img.wallpaperstock.net

Похожие публикации

Добавьте комментарий

Партнеры

Наверх